Жизнь такая, какая она есть!..

Наталья Буняева

В Год семьи «Вечерка» знакомит читателей с земляками, создавшими крепкие семьи, где много всего: добра, счастья, детей, неприятностей и даже жизненных неудач… История семьи Валерия Алексеевича по многим позициям не укладывается в предложенный перечень. Но она настолько поучительна и необычна, на мой авторский взгляд, что не рассказать о ней тоже как-то неправильно, что ли?

Итак, всё началось еще в далеком 1955 году. Молоденькая Анна Пантелеевна, мама Валерия, с новеньким дипломом сельхозинститута отправляется в Волгоградскую область, в Новоанинский район по распределению. Там, на хуторе Романовском и состоялась ее встреча с красавцем трактористом Алексеем. Ну, правда, красивый. Казак лихой, отслужил в армии, что в те годы было архипочётно, да еще на тракторе! Алексей сразу же вошел в ее жизнь, стал другом, помощником и даже, несмотря на некоторую разницу в возрасте (Анна чуть старше), советчиком. Сраженная всеми этими качествами, девушка влюбилась в представителя сельской элиты – романовского тракториста.

Дружба дружбой, любовь любовью, но пришло время возвращаться на родную сторонку, в Ставропольский край. После всех заверительных речей о вечной дружбе (девушки в то время были более целомудренны, чем сейчас) Аня уехала в Новоалександровск. Там работала шелководом, к сожалению, в ныне забытой отрасли нашего сельского хозяйства. Тогда же ставропольские шелководы по праву считались и учеными людьми, и великими тружениками, работавшими на нелегкой стезе выращивания шелковичного «червячка». Конечно, страдала, скучала о ненаглядном трактористе, но работа отнимала слишком много времени, чтобы уж совсем скиснуть от тоски.

Шло время. И вдруг! Вдруг однажды на пороге ее комнаты появился оставленный возлюбленный! Конечно, все преграды между молодыми людьми рухнули и зажили они вместе. Хорошо жили, дружно, не ссорились… Пока однажды к ним во двор не вошла молодая женщина. С двумя близнецами! И оказалось, что наш тракторист – человек уже женатый. И еще до «романовской» встречи у него уже была и супруга, и дети! Вот тебе и на… Что делать? Законная жена, Валентина, тихо говорила, выплакивала мысли вслух: «Ну как же я?! Как я одна останусь с детками? Что же ты нас бросаешь?..» Анна, к тому времени тоже ожидавшая ребенка, беспомощно металась по дому: что делать? Как он мог так поступить с ними обеими? Как же теперь моё дитя?! Алексей чернел и мрачнел и принимал решение: надо возвращаться в семью. Тем более что Анна – женщина благородная. Там трое детей, у нее один. Как-нибудь поднимет… Что же я наделал-то?

Уехал. У Анны родился Валерик. Мальчик рос у мамы-одиночки, так и не создавшей семью после случившегося. Однажды попыталась, но счастье оказалось недолговечным, с новым мужем разошлась… Вот и вся первая часть повествования.

Валентина и Алексей после возвращения в семью блудного папаши потеряли одну дочь: девочка из «близнецовой» пары погибла в свежевыкопанной траншее. Засыпало ее землей…

Прошло более сорока лет. Валерка рос и, как все пацаны из неполных семей, страдал: где же мой папа? Мать не стала изображать из себя вдову космонавта или летчика-полярника. Просто и спокойно рассказала о событиях, предшествовавших рождению сына. В общем-то, вопросов не возникало больше.

И лет в «уже за сорок» вдруг что-то толкнуло в сердце Валерия Алексеевича: надо отца найти! А тут дела привели в редакцию «Вечерки», да еще к добрейшему человеку – Ольге Золотаревой. Валерий Алексеевич и Ольга Петровна после всех разговоров решили, что нужно искать отца через известную передачу «Жди меня». Написали туда письмо, заполнили анкеты. Три года Валерий ждал весточки от телевидения. Ну, собственно, как ждал? На всякий случай (а вдруг не ответят?) написал несколько писем в Волгоградскую область. И в милицию, и по месту предполагаемой прописки. Ответ пришел: Алексей Степанович Афонин не проживает… Сначала расстроился, а потом сообразил: какой же Афонин? Он – Фонин! И снова запросы… И ответ: был такой, да весь вышел. В соседний район. Следующий этап переписки принес долгожданную надежду: нашлись сестры и их матушка, почтенная Валентина Григорьевна!

— Ты знаешь, у меня сомнений не было: надо ехать, - рассказывает Валерий Алексеевич. - Тем более что и мама была не против: всё уж быльём поросло, и обид не осталось. Осталась, скорее, благодарность к голубоглазому трактористу: сына-то вон какого подарил. Заботливый, красивый, умница… Ну, она так думала. Я «выправил» себе отпуск на лето, собрали мы с мамой гостинцы и я поехал. Встретила сестра Вера. Господи, как же это было здорово! Вот они, взяли и появились ниоткуда. Так гуляли, так сидели за столом, что и не рассказать. У каждого свои истории, да разве их перескажешь за пару дней встречи! А надо же еще отца навестить. Он переехал в соседний район, в Котовский. К новой супруге, и еще десять лет назад! Такие дела…

Вера, заглянувшая в редакцию вместе с Валерием Алексеевичем, очень красивая, вполне еще моложавая женщина, смеется: «Да не перевоспитался наш папа! Как-то решился душу открыть маме, и выяснилось, что у него есть еще двое детей!!! Два сына. В общем, одни восклицательные знаки! Одного братишку мы вроде нашли, в Москве живет. И другого найдем: родная же кровь… В общем, папа у нас тот еще казак, воробей стреляный, ушел к новой супруге – Зое Федоровне. Уже пожилые оба были, а вот – сошлись. И, похоже, что ее он бросать не собирается, говорит, моя последняя любовь… Она и правда – очень хорошая женщина: хозяюшка, домовитая, чистенькая. Так что опять батюшка наш попал в хорошие руки. Вот везет ему с женщинами, хоть что говори теперь! А как он Валерку встретил?! Только что по улицам не водил: мой сын! Радовался как ребенок: я президентскую программу выполнял, когда президент еще пешком под стол ходил. Сетовал, что Валера вот не женился, подвел папашу и фамилию в целом. В общем, новый «Тихий Дон», тем более что мы-то по происхождению казаки. Как раз с Дона ушли от расказачивания… Наши мамы теперь переписываются, справляются о здоровье, рассказывают о своих буднях. А мы с братишкой теперь уже вовек не расстанемся! Да и как расставаться? Он так похож на отца в молодости, что племянник, увидев его в полутемном коридоре, вздрогнул: чего это дед вдруг приехал, да еще помолодел так?..»

Все время крутился вопрос на языке: ну, как-то с моральной точки все это… Ну, не очень хорошо папа ваш поступал.

«А что уж теперь это обсуждать? Мы отца не судим. Он отец нам всем: и мне, и сестре, и Валере, и тем братьям еще… Нет у нас права на суды: мы жили хорошо, хоть и трудно. И любим и друг друга, и матерей наших, считай, общих, и Зою, и братьев тех, с кем еще только ждем встречи… А вообще – надо всех прощать: что отдал, то твоё. Жизнь такая, какая она есть, и ничего в ней не переделаешь… И не надо пытаться».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов