Журавли января

Елена Павлова

Журавли января

Сегодня, 21 января, второй день рождения города. 69 лет назад, после нескольких месяцев оккупации, в Ставрополь вошли части советских войск.

Лепешки для солдата

Кадры кинопленки возвращают нас на 69 лет назад, в холодный снежный январь 1943-го — город сразу после освобождения. Жители кирками разбирают завалы обрушенной стены мельзавода... А это какая-то воинская часть. Лошади, с трудом протаскивающие через заносы пушки на лафетах. Гужевые верблюды. Да, в наших краях они тоже использовались в войсках в качестве тягловой силы... Крупный план — обветренные, изможденные лица солдат.

Зима 43-го была стылой, тем более в наших продуваемых всеми ветрами степях. Напряжение и усталость были запредельными. Конечно, освободителям больше всего хотелось просто отдохнуть. Такого времени не было.

Журавли января

Помню, как старожил нашего города Анна Ивановна Бабешкина вспоминала о солдатиках, которые, расколов на дрова поваленный столб, лишь успели чуть-чуть отогреться возле печурки и даже картофельных лепешек, что она на радостях стала печь для дорогих гостей, не дождались. Всего чуток и побыли. Потом, увязав лепешки в узелок, она помчалась к центру, куда уходили военные. Там еще не остывшие картофельные катышки совала в руки военным. Казалось, много напекла, а раздала в секунды...

Когда я рассказала этот случай заместителю директора музея «Память» Владимиру Незнамову, он покачал головой. Жители, пережившие оккупацию, в большинстве своем сами голодали. За четыре с лишним месяца пребывания здесь немцев в магазинах что-то приобретать могли только те, кто поступал на работу. Запасы же, если таковые и были, разметались самими же оккупантами. Их в Ставрополе приходилось по нескольку на душу населения. В 80-тысячном (по предвоенной переписи) городе в момент его оставления нашими войсками в августе 1942-го оставалось порядка 55 тысяч человек. А личного состава оккупационных частей (немцев, итальянцев, румын) доходило до 200 тысяч. Так что «квартиранты» занимали не только дома, но и сараи... Уберечь от них съестное и живность было проблематично. Так что лепешки Ани Бабешкиной были для солдат - освободителей Ставрополя поистине царским угощением...

Журавли января

Погиб каждый десятый

…В музее «Память» много экспонатов, большинство из которых собрано в 60 - 70-е годы Владимиром Яковлевичем Сербиненко. Он был энтузиастом, по крупицам собирал школьный музей, ставший впоследствии основой экспозиции нынешнего городского музея «Память». Но опыта в систематизации не хватало, да и времени — тоже. Потому иной раз можно только предполагать, где именно была сделана та или иная находка. Как, например, вот эта неразорвавшаяся бомба, что составляет сейчас часть военной экспозиции. Где она была найдена конкретно, записей не осталось. Известно лишь, что это одна из бомб, упавших на Ставрополь... 2 августа 1942 года бомбовые удары были нанесены по местам сбора истребительных отрядов — в парке «Центральный» («Ленинского комсомола») и в районе нынешнего строительного техникума, по железнодорожному вокзалу, хранилищу ГСМ и маслозаводу. Трудно сказать, почему перед взятием города немцы старались уничтожить объекты, которые были стратегически значимы в том числе и для них.

Сам Ставрополь для оккупантов был некой базой. Здесь в административных зданиях и учебных корпусах вузов размещались штабы сухопутной, танковой, военно-воздушной дивизий, в бывшем санатории партактива (на месте нынешней 2-й горбольницы) — штаб группы армий... Очевидцам событий памятен забитый вражеской бронетехникой проспект Сталина (Карла Маркса) перед тем, как в город вошли советские воинские части.

Журавли января

Так что нельзя не согласиться с Владимиром Васильевичем Незнамовым — Ставрополю в этой войне еще повезло, поскольку, по изначальным планам ставки, наступающие дивизии войск Красной Армии должны были зажать в кольцо со стороны Маныча, Ростовской области, Темрюка. Даже в случае формирования этого котла Ворошиловск (Ставрополь) вряд ли бы стал Сталинградом, но мало, конечно, не показалось бы. Таким, каким мы его видим сейчас, центр города уж точно бы не был...

Хотя определение «повезло» в данном случае лишь условно употребимо. Число потерь среди гражданского населения за время оккупации измеряется тысячами. Данные разнятся. Одни называют 8 тысяч человек. По данным же государственной комиссии по выявлениям фактов зверств фашистских оккупантов, председателем которой являлся известный советский писатель и публицист Алексей Толстой, в Ставрополе было расстреляно и замучено пять с половиной тысяч жителей. Так что у нас погиб каждый десятый...

Мы собрались, чтобы вспомнить

На гранитных плитах возле монумента Славы — имена. Бубнов, Бремер, Титов... Всего 35 имен. Русские солдаты и офицеры. Все они родились далеко от наших мест, в разных уголках России, и никогда до этого не были в Ставрополе. Они отдали за него свои жизни...

Митинг, с которого ежегодно начинается каждый День освобождения, проходит именно здесь — у Вечного огня. У мемориала, под плитами которого похоронены солдаты-освободители.

В память о них звучали «Журавли»...

Поклониться памяти павших и поздравить с Днем освобождения живых пришли руководители города и края: глава города Георгий Колягин, глава администрации города Игорь Бестужий, зампред краевого правительства Сергей Ушаков, заместитель председателя краевой Думы Дмитрий Судавцов. От всех солдат Великой Отечественной выступал председатель Совета ветеранов Петр Куралесов. Благодарность и благословение владыки передал ставропольцам священнослужитель отец Василий (Лукьянов). Говорили о великом подвиге советского народа — на фронте и в тылу. О великой жертве, ибо ничего нет выше жизни, отданной за свою Родину и землю, за других людей.

– Мы собрались для того, чтобы вспомнить, - сказал глава администрации города Игорь Бестужий. - К сожалению, рядом с нами нет людей, которые освобождали наш город. Но тут, рядом со мной, стоит женщина Евгения Емельяновна Хлюпина. Ее брат, Андрей Емельянович Коротков, командовал тем самым 1175-м стрелковым полком, который первым вошел в Ставрополь...

В тот день Евгения видела своего брата в последний раз. Он пробыл дома с матерью и сестрой меньше двух часов, потом ушел на совещание в штаб дивизии... «Мне было поручено освобождать свою Родину, где я родился и вырос», - писал он жене. Еще он писал, как мечтает вернуться в свой город после Победы. Дожить до нее комполка Короткову было не суждено. Он погиб в бою за Мелитополь.

…К Вечному огню, к мемориальным плитам с именами погибших легли алые гвоздики. И снова звучали или, может быть, действительно незримо плыли по небу журавли из песни...

…Ставрополь отмечает День освобождения. Пусть сбудутся все пожелания, которые прозвучали, особенно самое главное: чтобы наш город больше никогда не видел войны.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А мне запомнился день освобождения города не морозным и заснеженым, а дождём со снегом и промозглостью. Когда немцы бежали ( именно бежали) от западной окраины города ( Старого Фортштадта) в сторону вокзала стремясь скорее отправиться с вокзала к Кавказской ибо боялись наступавших с юго-востока наших войск. стория того, как у на с отобрали лошадей и дедушка на себе дотащил до дома на Колхозной телегу, где под брезентом притаились дрожа от страха и холода мы с бабушкой занимательна сама по себе, но тогда было не до смеха.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов