Журналист на крюках

Сергей Гаврилюк

Подвешенные 2: Как я проходил инициацию

Североамериканские индейцы посвящались в мужчины весьма необычным образом: их за кожу подвешивали к деревьям, и в таком состоянии будущие воины входили в транс и общались с духами. Завершалось это все шрамами на спине и вхождением во взрослую жизнь настоящего мужчины. Современные американцы захотели испробовать нечто подобное на себе, и уже вскоре весь мир стал интересоваться подвешиванием как одной из форм модификаций тела. Совсем недавно аналогичное мероприятие прошло в Ставрополе. Вслед за текстом Никиты Пешкова о своеобразном ритуале "Вечёрка" публикует текст другого корреспондента о его первом опыте полета.

Место подвешивания изменить нельзя

На небольшой полянке на роднике «Корыта» в тени деревьев была оборудована рабочая зона с расстеленными простынями и покрывалами, в нескольких метрах на дереве был закреплен трос с лебедкой, угрожающе болтался карабин; за него привяжут и подтянут. На стволах деревьев висели листы с правилами, вполне простыми и даже очевидными. Тем не менее техника безопасности превыше всего, особенно здесь.

На поляне собралось несколько человек, кто посмотреть, а кто и поучаствовать. Пригласила всех на эту необычную встречу девушка Саша. Выросла она в Ставрополе, сейчас учится в Москве, будущий филолог. Впервые подвесилась в белокаменной, там же и стала практиковать такие своеобразные полеты. Дальнейшее обучение всем тонкостям древнего обряда инициации проходила в Осло на конвенции по подвешиваниям (Oslo Suspension Convention). Там же и стала мастером.

Казалось бы, что сложного — просто зацепить человека за кожу и поднять вверх? О такой мести врагам мечтают все. Тем не менее, нужно понимать, что крюк должен быть стерильным, кожа чистой, прокол аккуратным. В общем, подвешивание — дело тонкое.

Помогал Саше Сергей, пирсер, который живет в Ставрополе. Если кто-то захочет проколоть язык или губу, он пойдет именно к нему. В этот раз у местных возникло желание проколоть спину, и опыта Сергея уже было недостаточно...

 

«Сейчас кто-нибудь решит, что у нас секта»

Подвешивание шло поочередно: сначала девушки, затем парни.

Настя оказалась первой смелой и уже лежала на на простынях. На спине её возле лопаток были нанесены линии — разметка для проколов.

- Вдыхаешь. По команде выдохнешь, - спокойно сказала Саша и приставила острие крюка к коже девушки. - Вы-ы-дох!

Саша (слева) дает инструкции Насте перед
Саша (слева) дает инструкции Насте перед "полетом". Фотографии Натали Ермоловой.

В этот момент девушка сжала кулачок от боли: кожу на спине легко проколол первый крюк. Саша и Сергей действовали подобно врачам. На каждое новое действие новая пара перчаток, стерильные крюки, салфетки, перекись — всё находилось под рукой.

Когда Настя была готова, её подвели к тросу.

- Дайте мне кто-нибудь руку, - попросила девушка. К ней подошел Олег, ожидавший своей очереди. Он взял её за руки, Настя немного успокоилась...

И упала в обморок.

- Нашатырь! - скомандовала Саша. Все вокруг засуетились, и уже через несколько секунд Настя сидела на пеньке.

- Легче?

- Да. Все хорошо. Просто страшно стало, накрутила себе лишнего, - улыбнулась Настя.

Отдышавшись, она подошла к тросу снова. Её привязали за крюки, Саша дала указания перед подъемом. Настя послушно кивнула и приготовилась.

Саша стала подтягивать трос; кожу на спине Насти потянулась вверх. Девушка закрыла глаза и тихо говорила Саше: «Поднимай». Трос понемногу подтягивался и, когда ноги девушки почти не касались земли, Настя уверенно кивнула. Саша подняла Настю на пару метров над землей.

- Молодец! Похлопаем первой испытательнице, - громко сказал Олег. Раздались аплодисменты. - Сейчас кто-нибудь мимо пройдет, и решит, что у нас тут секта.

 

«Чувствую себя котом, нагадившим в тапки»

Девушки сидели на бревне и рассказывали о первых впечатлениях. На спинах белели огромные пластыри. Сначала я даже не думал подвешиваться, просто пришел посмотреть...

Первый
Первый "полет" Олега. Фотография Натали Ермоловой.

И неожиданно для себя занял очередь, передо мной уже готовили Олега. Саша давала ему последние инструкции. Олег кивнул и Саша стала его подтягивать. Парень поднялся быстрее.

Глядя на Сашу, никогда не скажешь, что она запросто поднимет здорового и крепкого парня над землей. Не обходится, конечно, без лебедки, она значительно упрощает работу. Но всё же трудно поверить, что маленькая девушка способна так легко подтянуть человека на тросе.

- Давай вверх! - скомандовал Олег, стоя уже на носочках. Трос пошел вверх. - I believe I can Fly, - запел Олег, поднявшись над землей.

- Ну как ощущения?

- Чувствую себя котом, нагадившим в тапки, - засмеялся Олег. Он попытался сесть в позу лотоса в воздухе, но потом оставил эту идею и спокойно провисел несколько минут. - Ладно, ставь меня на место.

Саша опустила парня с небес на землю.

- Никогда кота за шкирку брать не буду. Подарю ему лучше специальные тапки для этого дела, - засмеялся Олег. - Но вот двигаться, пока висишь, не стоит.

Парня отвели в рабочую зону. Там его спину освободили от крюков, помассировали, чтобы выгнать воздух, промыли раны и заклеили их пластырями.

Следующим был я.

Мне наметили место для проколов на спине, уложили на уже подготовленные чистые простыни и стали готовить к проколу.

 

Подвешенный корреспондент

- Делаешь вдох и по команде выдыхаешь, - сказала мне спокойно Саша. Сейчас я почувствую, как сталь проткнет кожу. – Выдох!

…И боль от укола на полсекунды. Представьте, что вас очень сильно поцарапала кошка, ощущения примерно те же. Тело даже не дрожит от боли, никаких рывков, словно всё так и должно быть: прокол в спине, обычное дело.

- У тебя тонкая кожа, прокалывать легче, - констатируют факт Саша с Сергеем.

Второй крюк продели и закрепили так же быстро, как первый. Спина на какое-то время онемела, но когда я встал, почувствовал легкое жжение. Плечами двигать неудобно из-за крюков. Руки не поднимаются, словно пришитые к телу. Пока мы шли к тросу для подвешивания, чувствовал что-то инородное в собственном теле. Через пару минут уже привык.

Корреспондент готовится к
Корреспондент готовится к "запуску". Фотография Натали Ермоловой.

Крюки с помощью небольшого троса привязываются к карабину хитрым узлом, при этом абсолютно все манипуляции ощутимы, словно сталь успела прирасти к телу и стать его частью. Как ни странно, никакого страха нет. Мозг смирился с происходящим, боль уже притупилась. Друзья недоуменно смотрят на меня, подшучивают:

- Давай мы тебе кетчупом пентаграмму на груди нарисуем, чтобы прямо по Сатане! Сбегайте кто-нибудь за кетчупом!

- Не надо кетчупа. Мне его потом слизывать что ли? – отвечаю я. В ответ смеются.

- Сейчас я буду тебя поднимать. Если станет больно, говори «Стоп!». Если не можешь говорить – махни рукой, - Саша повторяет эту фразу каждому, кого подвешивает, как какое-то заклинание. – Готов?

Я кивнул и почувствовал, как крюки на спине потихоньку потянулись вверх. Вместо боли ощутил холод. Пока стоишь на земле, организм не реагирует на трос. Самое интересное начинается дальше: когда ноги еле касаются земли, мозг вдруг начинает паниковать. Буквально слышишь: «Хватит! Непонятная сила поднимает нас за кожу! Кожа не выдержит! Мы сейчас не будем стоять на ногах, это ненормально!». Пожалуй, этот момент самый сложный: сейчас необходимо пересилить себя и сказать «Поднимай», потому что это своеобразная точка невозврата: либо взмываешь, либо остаешься на твердой почве. Этот момент самый страшный.

- Поднимай! – говорю я.

Трос резко пошел вверх, и мое тело оказалось на высоте пары метров. Кожа просто горела, боль достигла наивысшей точки и на ней остановилась. Мозг не может понять, что хуже: боль или такой своеобразный полёт над землей. Несмотря на всё это вместо скорченной боли гримасы на моем лице улыбка, я это чувствую. В «полёте» можно немного подвигаться, крикнуть что-нибудь. По местам прокола словно пробегает электрошок. Друзья аплодируют.

В таком состоянии и впрямь можно услышать голоса духов; понимаешь, что есть только видимый и слышимый мир, ощущение полета и вводящая в транс боль. Всё остальное – иллюзия. Под тобой раскачивается земля, за спиной словно прорезались крылья, оттого такое странное ощущение.

Слух в этот момент немного меняется: ты лучше слышишь свои мысли, чем голоса тех, кто вокруг. Получается, индейцы вполне могли услышать духов во время этого обряда. Спустя время всё кажется немного ненормальным, но тогда, над землей, все воспринималось как нечто само собой разумеющееся.

Зрелище не для слабонервных. Фотография Натали Ермоловой.
Зрелище не для слабонервных. Фотография Натали Ермоловой.

- Тебя подтолкнуть? – это был Сергей. Если бы у меня были закрыты глаза, я бы точно решил, что со мной заговорили предки. Я кивнул, и Сергей начал меня раскачивать, как тушку на бойне. Или как кота, который сходил в тапки…

- Ладно, опускай, - говорю я, спустя ещё минуту, и Саша понемногу отпускает трос. Когда я встаю на ноги, понимаю, что было очень больно, но боль оставалась где-то позади. Ещё одно необычное ощущение: кожу, которая несколько минут была оттянута, словно приклеили на место, и она неуверенно пластами «прикреплялась» к телу.

- Ну что, ещё раз? – заговорщицки улыбнулась Саша.

- Думаю, с меня с меня пока хватит, - улыбаюсь в ответ.

Трос срезают ножом, отдают мне «на память». Иду назад к импровизированной "койке". Кожа понемногу отходит, боль утихает. Осталось разобрать крюк, вытащить его и обработать раны. Я ложусь и закрываю глаза.

Мозг успокаивается, хочется просто полежать, возможно, даже вздремнуть. Саша с Сергеем протирают спину, разбирают крюки и вытаскивают их. Немного щекотно.

- Нужно делать массаж, чтобы из-под кожи вышел воздух, немного неприятное ощущение. Ещё пару дней спина будет приходить в себя, периодически будешь чувствовать, как воздух перемещается под кожей, - объяснила Саша, массируя мне спину.

Последний штрих: ребята обработали проколы, протерли кожу вокруг и наклеили большие пластыри. Когда я встал, мир вернулся в прежнее русло, только немного болела спина.

Спустя несколько дней проколы затянулись, боль прошла, знакомые перестали смотреть как на ненормального. И появилось какое-то ощущение, словно в стене появился недостававший кирпичик. Прозвучит немного ненормально, но испытание болью помогло увидеть себя в новом качестве: лучше знаю, на что я способен, а на что — нет.

Например, я точно знаю, что никогда не хватал и не буду хватать кошек за шкирку.

трос, подвешивание, крюки, полет

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов