Зимняя радость в субтропиках

Валерий Манин

Зимняя радость в субтропиках

7 марта в Сочи начнутся ХI зимние Паралимпийские игры. Но у всех еще в памяти ХХII зимние Олимпийские игры. К сожалению, страшные события, происходящие на Украине, заметно скомкали радость олимпийского праздника. Действительно огромное горе, обрушившееся на два братских славянских государства, не позволяет в полной мере насладиться зимней радостью, которую миру подарил субтропический Сочи. Радость вроде бы ушла, но определенное олимпийское «послевкусие» еще долго будут ощущать те, кому довелось хоть на немного окунуться в феерию февральского Сочи.

Олимпийское праздничное настроение распространилось далеко от олимпийского эпицентра. Еще в поезде, который отошел от раздолбанного вдрызг перрона Невинномысска, после стаявшего снега, вдруг обнажившего страшные язвы ухаб привокзальной площади, по-моему, не видевшей ремонта со времен Советского Союза, все разговоры крутились вокруг Сочи. Попутчики, лишь по воле случая оказавшиеся рядом, дружелюбно улыбались друг другу, предлагали разделить нехитрую дорожную трапезу, а уже через час, не только закусив, но и вкусив, быстро перейдя на «ты», обменивались телефонами, договаривались о встрече в Олимпийском парке.

Правда, это не в полной мере касалось двух моих попутчиц. Молодые (на взгляд, в возрасте «чуть за тридцать»), очень внешне симпатичные девушки спортивного телосложения, едва «вагончик тронулся», разложили на столике обильные харчи и вынули из недр своих безразмерных сумок бутылку дорогого вина, предложив мне и второму соседу с верхней полки вкусить, «что бог послал». На этом учтивость коренных (по их признанию) ставропольчанок и закончилось. Стоило проводнице попросить одну из них поменяться с соседом-инвалидом местами (с нижней полки перебраться на верхнюю), как в былом сиропно-медовом голоске явственно зазвенел металл: «С какой такой радости мы полезем наверх? Нам и здесь удобно. А если дед не может влезть на верхнюю полку, то нечего было брать туда билет!» И все дальнейшие увещевания проводниц (на помощь нашей пришла подмога из соседнего вагона) разбились о неприступность милых ставропольчанок, продолжавших весело праздновать свой вояж на Олимпиаду.

К счастью, это был лишь один эпизод, омрачивший поездку и пребывание на Играх. Если не считать определенных проблем, которые в Адлере для людей с ограниченными физическими возможностями создали Российские железные дороги. Великолепный, современный, что называется, с иголочки железнодорожный вокзал — гордость города-курорта и РЖД, убежден, перед паралимпийцами поставит пару трудно разрешимых проблем. По крайней мере мне их преодолеть пришлось не без усилий.

Ну ладно, в Невинномысске вокзал построен еще при царе Горохе, поэтому никто и не подумал поднять высоту перрона на втором и третьем путях до стандартного уровня (как на первом пути), и пассажирам приходится не без труда взбираться в вагон. Я видел, как плакала от стыда и беспомощности достаточно плотного телосложения старушка-горянка, когда молодые парни, искренне пытаясь помочь, вталкивали ее на подножку уже готового тронуться в путь поезда, при этом упираясь во все выпуклости нижней части тела. Но ведь такие же проблемы приходится решать и при посадке в Адлере. Там почему-то тоже новенький перрон низковат, да еще зазор между ним и последней ступенькой вагона с полметра. Для здорового, молодого человека это не препятствие. А для стариков и инвалидов?

Но эти неудобства с лихвой компенсировались, по крайней мере во время Олимпиады, добродушием людей. Лично мне дворники, подметавшие перрон, без всякой просьбы помогли добраться до вокзала, донесли сумку (носильщиков в ночное время, когда прибыл наш поезд, почему-то не было видно, да и лифты не работали). Так же благожелательно отнеслись и контролеры при входе, обнаружившие в моем багаже «не вполне легальный предмет». А уж полицейские вообще удивили, отрядив молодого сержантика в сопровождающие, чтобы и сумку донести, и такси подогнать поближе.

Дальше — больше. Таксист ночью довез до гостиницы за сумму, которой у нас хватило бы, чтобы перевезти разве что через дорогу. Ну а вконец «добили» работники ГИБДД. Вы можете себе представить, чтобы где-то (кроме Олимпиады) гаишники позволили не только нырнуть таксисту под «кирпич», но и, чтобы выгрузить инвалида, беспрепятственно и безнаказанно пересечь две сплошных разделительных полосы? Я это видел не единожды!

Может, сказалась определенная воспитательная работа, а может, все-таки не все человеческое у нас вытравлено за последние десятилетия безудержной погони за «золотым тельцом», когда цель оправдывает средства?

Но я больше склоняюсь к тому, что сама обстановка доброжелательности, которая царила на Олимпиаде, самым благоприятным образом сказалась даже на представителях той части общества, которым, по определению, давно уже не свойственны ни сочувствие, ни жалость.

Мне немало лет, да и попутешествовал по миру тоже немало. Но такой плотности доброты, улыбок, дружеского участия, какое было в Олимпийском парке, не припомню. Даже в вылизанной, вычищенной, освобожденной от «деклассированных элементов» Москве образца 1980 года!

Вы бы видели, как искренне болели россияне за финнов, игравших против американцев! А ведь именно парни из страны Суоми перекрыли дорогу нашим хоккеистам к медалям, «подарив» самое большое олимпийское разочарование российским болельщикам!

А когда за несколько дней до окончания Олимпиады к украинской делегации прибыл посланец от нового «правительства» с требованием покинуть Сочи, российские журналисты и биатлонисты чуть ли не полным составом пришли к братьям, чтобы тех и утешить, и отговорить от глупого поступка. А ведь наши биатлонистки хорошо понимали, что именно украинки для них главные соперницы. Так оно и получилось — украинки стали олимпийскими чемпионками, оставив россиянкам довольствоваться «серебром». Но как обе команды искренне радовались своим медалям! У нас тоже наутро голова побаливала...

Примечательно, что холодок, который иногда проскальзывал в отношениях некоторых гостей, по мере активизации Игр испарялся. А уж к концу Олимпиады шло настоящее братание. Каждый день, придя на свое рабочее место в Главный медиацентр, находил несколько официальных приглашений посетить дома олимпийских делегаций тех или иных стран. И, поверьте, ни какой официальщины, показушности, натянутости не обнаружил ни в Тирольском, ни в Немецком, ни в Итальянском домах. А уж у братьев-белорусов после третьей золотой медали Дарьи Домрачевой, добытой в Сочи, творилось такое...

Правда, все это в меньшей степени касалось американцев. Они в Сочи жили сами по себе. По крайней мере, так показалось мне. В свой дом особо не зазывали. Туда был доступ только для членов американской делегации. Гостей отбирали тщательно и очень дозированно. Чувствовалось, люди приехали воевать. Если так, то они явно потерпели поражение: и в чисто спортивном плане, и в человеческом. Да по-другому и быть-то не должно — бесперспективно сопротивляться общему настрою. А с мощным сочинским олимпийским позитивом справиться, уверен, вообще нельзя. Да и не нужно.

Продолжение следует.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов