"Звезды прыжков"

Наталья Буняева
Ставрополь в 12-й раз принимает международный турнир по акробатическим прыжкам памяти Михаила Страхова — заслуженного тренера СССР, основателя школы прыжков на Ставрополье. Это он, Михаил Владимирович, в начале 50-х годов начал культивировать этот гимнастический вид спорта. И нас, пацанов, не только города Ставрополя, но и окрестных сёл тянуло к этому удивительному человеку. Наверное, потому, что во главу методики обучения был вложен абсолютно недоступный всем замысел: важно не то, сколько раз ты научишься переворачиваться вокруг своей оси (в одной или другой плоскости), а как изменяют тебя эти занятия спортом, становишься ли ты лучше. Естественно, для этого кумиру надо было быть примером, причём блистательным примером для всех и во всём. И, понимая это, он отлично со всем справлялся. Одно время мы тренировались в школе № 42, и всей гурьбой дважды в день ездили туда на троллейбусе, и пока мы, старшие, не настояли, чтобы он купил себе проездной, он непременно расплачивался за всех нас. То, чем он занимался с нами, по сути, было его хобби, так как основная работа — преподавательская деятельность в институте. В то время в педагогическом институте, как и во всех солидных учреждениях, на все праздники опечатывались аудитории и спортивные залы, и мы вместе с тренером залезали в зал через форточку, не пропускать же тренировки. За это Михаил Владимирович получал выговоры от ректората. А с какой любовью мы ухаживали за опилочной дорожкой — нашей летней базой! Сажали траву, косили, поливали, привозили свежие опилки, рыхлили их особым способом. И всему нас учил Страхов. У него была своеобразная (в современном понимании тренерского искусства) методика обучения, за два часа мог сказать тебе от силы пару слов. А уж ты сам должен был планировать себе объем, ставить задачи, контролировать количество выполненных подходов. И, главное, обучая себя, ты был обязан (вне зависимости от мастерства) помогать одному-двум коллегам, послабее тебя. Всё было поставлено на поточный метод самообучаемости. Этот уникальный принцип, к сожалению, не описан ни в одном учебнике физической культуры и забыт даже нами, его учениками. Каждому дан свой, особый дар взаимоотношений со своими питомцами, такого, как у Страхова, не было ни у кого. Михаил Владимирович был принципиальным во всём. Как-то ему показались необъективными замечания директора спортивной школы, и он тут же написал заявление об уходе, но, разобравшись, директор согласился с мнением М. В., и всё встало на свои места. У нас всё было впервые в мире (как любила говорить лаборант кафедры Таисия Михайловна), и это на самом деле было так. Мы впервые в стране внедрили двухразовые тренировки, и так как зал был занят с 8 часов, то первую тренировку проводили с 6 утра вопреки возражениям физиологов и учёных кафедры теоретических основ спорта: Михаил Владимирович уже тогда доказал, что организм человека - удивительная «машина», способная адаптироваться в любых жизненных обстоятельствах и условиях. Мы с ним впервые в мире разработали, изготовили и внедрили целый тренажерный комплекс обучения сложным элементам, в основу которого была заложена идея обучения без травм. Страхов говорил примерно так: «Если родители привели к нам своих детей в первую очередь для оздоровления, то мы не имеем права подвести их». И продолжал, что любая медаль любого достоинства — ничто по сравнению с жизнью и здоровьем спортсмена. Мы впервые в мире разработали и принципиально новый подход к созданию прыжкового снаряда. Это была упругая (лыжная) дорожка образца 1972 года. Принцип, заложенный нами, в настоящее время используется в абсолютном большинстве гимнастических снарядов (опять же продолжая метод бестравмового обучения). Ему было тесно в акробатике без чемпионатов мира. Михаил Владимирович подготовил брата Юрия, который пять раз выиграл чемпионат СССР. Я четыре раза был первым в стране, Наталья Тимофеева — шесть. Но ему было мало, он чувствовал в себе энергию олимпийского задела. Одно время Страхов готовил гимнастов к Римской Олимпиаде 60-го года, куда ездил вместе со сборной. Но то было чужое дело, а быть подмастерьем — это не страховский уровень. А когда в акробатике стали проводиться чемпионаты мира, получилось так, что уже у меня были ребята в первой сборной. Естественно, что Михаил Владимирович, как и все одарённые люди, был непростым человеком. К сожалению, у нас был длительный период времени взаимного непонимания по моей вине, по неопытности молодого тренера, по неопытности молодого человека, мало прожившего на свете. Но затем всё разрешилось, и мы расстались друзьями. У каждого из нас на пути встречается Мастер, но многие, проходя мимо, думают: «Нет, этот мне не подходит, он слишком принципиален, слишком требователен к себе». И идут искать другого, менее амбициозного, менее загадочного, менее человечного. Мне повезло в этой жизни, у меня был отличный учитель физкультуры Сотников Василий Харлампиевич, который в 1958 году привозил меня из села Петровского в Ставрополь на смотрины к Страхову. К моему большому счастью, я прошёл школу жизни и спорта у Великого Мастера — Михаила Владимировича Страхова. Это был истинный педагог. И недаром у него на памятнике начертано только одно слово «Учителю». В. Скакун, ученик М. В. Страхова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов