60 лет со дня возвращения

Елена Павлова

На снимках запечатлены фрагменты спектакля-концерта «Культурное наследие казаков-некрасовцев», который представили на сцене филармонии ведущие фольклорные и казачьи ансамбли Ставрополья и студенты легендарной Гнесинки.

Получилось поэтическое повествование о возвращении на Родину. С момента возвращения из Турции казаков-некрасовцев прошло 60 лет.

Песню некрасовских казаков исполняют студентки Гнесинской академии музыки
Александр ПлотниковПесню некрасовских казаков исполняют студентки Гнесинской академии музыки

 

Верность

По случаю такого юбилея в Ставропольском музее изобразительных искусств прошла научно-практическая конференция «Год культурного наследия народов России. Этнографическая работа музеев и роль культурно-образовательной деятельности в формировании национальной идентичности». Участники конференции – ученые-историки и этнографы, фольклористы из Москвы, Санкт-Петербурга, Сибири, Ростовской области, Кубани не только представили свои доклады, но и с интересом познакомились с опытом работы Ставропольских коллег, ознакомившись с экспозицией, посвященной казакам-некрасовцам в Музее изоискусств и в краевом Доме народного творчества. А самым ярким и праздничным стал день Покрова в Левокумском районе. В Новокумском филиале музея прошло открытие художественно-этнографического пленэра и встреча с художниками, представившими мир некрасовских казаков в своих картинах. Но самым ярким событием стал театрализованный праздник в «Этнодеревне» – «В Святой Руси мы сердце обрели»...

Праздник, конечно, удался. Но важнее то, что он был не разовой акцией – к «некрасовской» теме в крае относятся очень бережно, а руководство и сотрудники Музея изобразительных искусств (директор Зоя Белая) – и вовсе подвижнически. Это не просто «создание туристического кластера» на Ставрополье. В наше тревожное время сохраненный Центр культуры казаков-некрасовцев воспринимается как крепость, духовный форпост, стоящий на страже Отечества – его прошлого, настоящего и будущего.

Этот форпост не дает тем, кто специализируется на переписывании российской истории, выдергивать события из контекста и трактовать их по-своему. Такие попытки предпринимались бы сейчас точно, тем более что начало истории двухвековых странствий по чужбине некрасовских казаков разворачивалось в местах, где сейчас идут самые ожесточенные бои... Донской казак Игнат Некрасов, сподвижник мятежного атамана Кондратия Булавина, был родом из Бахмута. Это тот самый Артемовск, за который сегодня бьется ЧВК «Вагнер»... В начале 18-го века это была территория войска Донского. Никакой Украиной здесь тогда и не пахло.

Воспоминания  о возвращении  на Родину
Александр ПлотниковВоспоминания о возвращении на Родину

Времена тогда тоже были тяжелые. Россия только-только перестала терпеть поражения на фронтах Северной войны и стала выигрывать сражения. Одновременно Петр I начал государственную реформу – создание губерний. Говоря современным языком, он централизовывал власть, создавал ее вертикаль. И вся дальнейшая история Государства Российского показала, что Петр I был прав. Россия развивалась и процветала только при сильной централизованной власти, «самостийность» территорий никогда ни к чему хорошему у нас не приводила.

Но казаки – люди вольные, и политологией не занимались. Начавшиеся изменения они приняли в штыки, были там и «побочные» факторы с эффектом детонации... Восстание разгорелось. Подавлено, как мы знаем по истории, оно было жестоко. Знаем так же, что жестокости хватало с обеих сторон...

Как вы думаете: почему из этой драматичной страницы отечественной истории зарубежные идеологи, занимающиеся ее очернением, не вытянули для Незалежной ни одного «героя Украины»?.. Почему таковым Игната Некрасова, например, не сделали? Он ведь вместе с Булавиным против царя пошел, из России увел свое войско вместе с семьями, завещал не возвращаться на Родину, пока цари на Руси правят... И дело не в том, что он не был украинцем: надо бы было не только Игната – все его войско записали бы в «щирые» и «свидомые»... А в том дело, что героями для нынешних украинцев выбирают предателей – типа Мазепы... И еще – ненавистников России... А Игнат Некрасов и его казаки, чьи потомки некрасовцами называются, Отечество свое не предавали, хоть и покинули его, семьи свои спасая. И сохранили за годы скитаний по Румынии, Греции, Турции и русский язык, и старую свою православную веру, и исконные обычаи, и песни – певучие и длинные, куплетов по 15-20 – похожие на живое биение родника... Целый кладезь сохранили – и былины, и духовные стихи, карагодные, исторические, крыловые, свадебные и детские песни... А ведь не десять лет прошло, не двадцать, а два с половиной века... Покинув Родину в 1708 году, некрасовские казаки вернулись на родную землю в 1962-м...

 

Жизнеутверждающая сила

И в докладах участников конференции, и во время концертов и театрализованных представлений звучали удивительные фрагменты воспоминаний... Как еще в Турции, выходя на берег моря, радовались ветру, когда он дул со стороны России. И этот ветер казался особо теплым... Значит, любовь к России, которую многие поколения некрасовцев никогда не видели, жила в сердцах людей... Это, наверное, то, что называется генетической памятью...

И они ждали встречи с Родиной. И поехали в неизвестность, когда тогдашний генсек Никита Хрущев разрешил им вернуться. На корабль «Грузия» грузились 999 человек, а в Советский Союз прибыла тысяча. Новый гражданин СССР родился на борту теплохода – мальчика назвали Семеном... Счастливая мама потом вспоминала, что в порыве эмоций хотела назвать сына в честь корабля, где он на свет появился, – Грузией. Но старшие образумили: мол, казаку такое имя не подходит... Некрасовцы ведь старообрядцы. К молитве, обрядам, наречению именем очень серьезно подходили...

Но поэтому-то и пережили они самое большое потрясение в первый же день по прибытии на новое место жительства (Левокумский район Ставрополья)... Когда мужчины, которых приглашали в сельсовет, вернулись к своим семьям, ошарашенные и огорченные, со словами: «Пропали мы – здесь Бога нет!» Это они узнали, что в селе нет церкви... Людей не страшило, что предстоит обустраиваться и начинать жизнь с нуля... А вот как жить, не имея храма, они не представляли. Но, на удивление, власти пошли некрасовцам навстречу. И молельный дом для них обустроили, потом и церковку возвели. Это при Хрущеве было, который очередной «крестопад» по стране устроил – особенно по деревням в 1960-е много церквей снесли... А некрасовцев вот уважили – молиться разрешили...

Маленький Семен  родился на борту теплохода
Александр ПлотниковМаленький Семен родился на борту теплохода

В остальном жизнь тоже обустраивалась. Пусть поначалу в общежитии по комнате на семью давали, но зато там отопление было централизованное, чего в турецком ауле Коджагель, естественно, не было. И света тоже не было. Некрасовцы кино полюбили. Правда, в первый раз, когда свет в клубе погас, девчата из зала опрометью кинулись – чуть билетершу с ног не сшибли... Но это надо слышать, как эти маленькие воспоминания-картинки звучат в исполнении самих некрасовцев с их певучим нездешним говором, словами типа «бисиком» вместо «босиком»...

Кстати, в Турции казаки больше рыболовством на жизнь зарабатывали, а в Левокумье – виноградарями стали и виноделами, хотя сами вина не употребляли... Работали ударно, а по вечерам учились – тоже ударно, по нескольку классов за год оканчивали. В Турции-то русских школ не было, дети в турецкие школы ходили – а вот родной русский не только не забыли, в сохранности от всяких иностранных вмешательств уберегли. Так что учеба в советской школе им была не в тягость даже после жаркого трудового дня.

Участница конференции из Новосибирска Оксана Выхристюк говорит, что в некрасовских казаках ее всегда поражало удивительное жизнелюбие. Она уже 40 лет занимается фольклором. В разных уголках страны побывала, во многих деревнях записывала песни, сказания, былины. Пока жив был муж, они каждый год приезжали в Левокумский район к некрасовцам.

– Понимаете, для фольклориста это как награда – найти такой пласт, такой кладезь народной культуры... И некрасовские казаки так щедро этим богатством делятся. Мы даже удивлялись, как сил-то у них на это хватает. Чуть свет поднимаются, к семи успевают все сделать на кухне, на подворье – и на работу... Ждешь их и думаешь: весь день в поле на солнце, труд тяжелый – придут уставшие, куда ж им еще петь... А они соберутся, лишь гармошку растянут – и все сразу встрепенулись, глаза горят, песня льется... Это то, что из всех выделяет некрасовских казаков – какая-то жизнеутверждающая сила, которой нам иногда не хватает.

…На конференции звучало много интересных докладов. Так, сотрудница Санкт-Петербургского этнографического музея рассказала о проекте, где дети снимают видеофильм или рисуют какую-то реликвию – можно музейную, а лучше – семейную, рассказывают о ней. И больше 400 ребят приняло в этом проекте участие. Ведь иногда даже в незаметных бытовых предметах живет история: например, в обычном рушнике, который изобразила на своем рисунке одна девочка... Для девчушки и самой было открытием, что в ее семье на этом рушнике выносили хлеб, встречая у порога молодоженов. Так было, когда женились мама и папа, бабушка и дедушка, прабабушка и прадедушка... Получается, все поколения с этого рушничка начинались... Вот почему важны такие проекты – они тоже своего рода форпост в сердце каждого человека. Все, что обращает маленького человека к своим истокам, к своим корням – не придуманным кем-то, а своим, имеющим общий корень «род» (родной, Родина), – это защита... Если это есть в сердце и душе – это невозможно «отменить».

казачество, народная культура, история, фольклорные казачьи коллективы, казаки-некрасовцы, фольклор

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости

Ростелеком