Дорогие мои ветераны!

Ольга Метёлкина

маленькие солдаты Великой Отечественной

В своей журналистской практике мне нередко доводилось встречаться с интересными людьми, судьбы которых по-настоящему удивляли, а поступки вызывали искреннее уважение. Среди них было немало участников Великой Отечественной войны, ветеранов, тружеников тыла, детей войны. Об одном из героев моих публикаций хотелось бы вспомнить особо. Владимир Яковлевич Мовзалевский – cын полка и суворовец в годы войны, кадровый офицер, военный инженер-механик в мирное время. 7 мая ему исполнилось бы 90 лет.

Суворовская юность.  Владимир Мовзалевский  с товарищем.
Суворовская юность. Владимир Мовзалевский с товарищем.

С Владимиром Яковлевичем мы познакомились в майские дни 1998 года, когда возле городского Дома детского творчества шла подготовка к открытию памятника Юным защитникам Отечества. Как инициатор создания этого памятника и председатель Ставропольского краевого объединения «Юные участники Великой Отечественной войны» В.Я. Мовзалевский был в гуще событий. В ту пору были еще живы и активны многие ветераны. Владимир Яковлевич, понимая, что время неумолимо, спешил сделать как можно больше для сохранения памяти о них, о тех, кто видел войну детскими глазами, неся на плечах выпавшие на их долю тяготы и ответственность. Уже вышла к 50-летию Великой Победы его первая книжка: «Маленькие солдаты Отечественной 1941 – 1945 гг.», сборник очерков о детях войны, материал для которой он собирал десять лет. Общественная организация юных участников войны вела большую патриотическую работу во Дворце детского творчества и школах Ставрополя. В 1999 году Владимир Яковлевич пригласил меня принять участие в создании небольшого фильма об их патриотическом объединении. Тогда я и познакомилась с его соратниками – юными участниками войны. Они рассказывали о своем прошлом с подкупающей доверительностью, вспоминая малейшие подробности событий, в гущу которых им довелось попасть.

Когда началась война, семья Мавзолевских жила в Майкопе. Володе было всего десять лет. Он очень хорошо запомнил, как уходили на фронт родители. Отец был кадровый офицер, а мама – медик. 24 июня 1941 года Володя в последний раз видел маму и на всю жизнь запомнил ее прощальные слова: «Сынок, сделай всё, чтобы остаться живым! Закончится война, будешь счастливым человеком». Владимир Яковлевич говорил, что те мамины слова впоследствии помогали ему выстоять в самых невыносимых условиях.

«Я остался один с больной бабушкой, – рассказывал Владимир Яковлевич. – Через несколько месяцев ее не стало, и мне пришлось жить одному. Соседи были хорошие, помогали. Но вскоре они эвакуировались, и я остался один. Бродяжничал, скитался, меня отдали в детский дом. Оттуда я сбежал. Однажды пришел домой и увидел развалины. Приспособил развалины под жилье. Работал по найму: подсобником в магазинах, колол, пилил дрова, чистил сапоги прохожим».

Весной 1944 года Володе пришлось совсем плохо. От постоянного недоедания у него кружилась голова, опухли ноги. Его, больного, обессилевшего от голода, нашёл на чердаке одного из домов в Майкопе красноармеец Алексей Иванович Соломохин. Его Владимир Мовзалевский с благодарностью вспоминал всю свою жизнь. Боец на руках отнёс умирающего мальчика в санчасть. Так мальчишка попал в 101-й кавалерийский казачий полк, в который после выздоровления его зачислили сигнальщиком. Володя Мовзалевский стал сыном полка. Однако относились к нему по-взрослому. Бойцы приобщили его к конному делу, научили не только ездить верхом, но и ухаживать за своим конём по кличке Быстрый.

Старшие хотели бы, но не могли оградить своего воспитанника от военных реалий. Владимир Яковлевич рассказывал о том, как в Львовской области под станцией Каменка-Бугская их эшелон попал под авианалёт. Очень многие тогда погибли. Ему удалось остаться в живых только потому, что два бойца прикрыли его собой. После налёта стало непривычно тихо, и перед глазами открылась жуткая картина: десятки, сотни мертвых тел… Те, кто остался в живых, получили приказ двигаться дальше. Командир велел Володе Мовзалевскому остаться с санитарами и ранеными, дал вещмешок и велел собрать в него медальоны погибших. Это нужно было сделать, чтобы учесть потери и сообщить родственникам каждого красноармейца, при каких обстоятельствах погиб их отец, сын, муж или брат. Володя понимал, иначе их будут считать пропавшими без вести. «Смертные» медальоны находились у каждого бойца в кармашке за поясом. Невозможно представить, что пережил мальчик, который должен был снимать медальоны с ещё тёплых тел своих боевых товарищей. До самой темноты он ходил по полю, усеянному изуродованными останками, выполняя задание командира…

На войне Владимир Яковлевич еще не раз видел смерть, но не зачерствел душой, не смог примириться с тем, что уходят друзья. Большим потрясением стала для него гибель друга Коли Позднякова, такого же сына полка, как он сам. Это случилось на территории Германии, когда до Победы оставалось совсем немного. Владимир Яковлевич производил впечатление строгого, почти сурового человека, но когда он рассказывал о Коле, в его глазах стояли слёзы. Он много раз думал о том, как бы сложилась жизнь его друга в мирное время…

Владимир Мовзалевский вернулся после войны на Кубань, решив стать профессиональным военным, поступил в Краснодарское суворовское училище. Учебы в его жизни было много. Будучи выпускником Орджоникидзевского автомобильного военного училища, в 1953 году лейтенант В.Я. Мовзалевский был направлен для прохождения службы в Прикарпатский военный округ. Позже окончил Рижское высшее командно-инженерное военное училище и получил военную квалификацию инженера-механика летательных аппаратов. После выхода на пенсию в 1977 году Владимир Яковлевич с семьей переехал в Ставрополь. Продолжал трудиться на гражданских специальностях. А с 1990 года работал методистом Дворца детского творчества, занимаясь патриотическим воспитанием и общественной работой.

Владимир Мовзалевский с внучками Дашей и Катей.  2000 год (из архива «ВС», фото Александра ЛАЗАРЕВА).
Владимир Мовзалевский с внучками Дашей и Катей. 2000 год (из архива «ВС», фото Александра ЛАЗАРЕВА).

Помню, как в 2000 году Владимир Яковлевич предложил мне принять участие в создании книги о юных участниках Великой Отечественной войны «Дети Отечества». Он показал мне три коробки с письмами, воспоминаниями, фотографиями, вырезками из газет и ксерокопиями документов, сказав коротко: «Здесь есть над чем поработать». И мы поработали… В те дни было много встреч с ветеранами, интересных воспоминаний. Об одном жалею: что не оказалось в то время возможности записать рассказ каждого на видео, оставить для потомков живые голоса участников Великой Отечественной войны.

Работая над книгой, я познакомилась с Борисом Николаевичем Тарасовым. Сирота, потерявший родных в голодные 30-е годы, до войны он бродяжничал, скитался по приютам и детским домам. В 1941 году Борису Николаевичу исполнилось 14 лет, он работал на заводе «Красный металлист» формовщиком в литейном цехе. Смена – 12 часов. Как рабочий Борис получал 800 граммов кукурузного хлеба и пол-литра молока в день. Летом 42-го во время эвакуации с заводским оборудованием Борис попал под бомбежку и был вынужден вернуться в Ворошиловск. Во время оккупации Борис Тарасов вместе с товарищами передавал информацию о перемещениях фашистов и задержанных ими советских граждан руководителю подпольной группы. Через тайный ход на заднем дворе жандармерии они выводили арестованных за город, тем самым спасая людей от неминуемой гибели…

Иван Дмитриевич Лапин во время войны тоже был подростком. Несмотря на юный возраст, работал в колхозе. Он рассказывал мне о том, как он увел из-под носа у оккупантов колхозное стадо коров. При этом сам смертельно рисковал. И дело не только в том, что его могли поймать фашисты, но еще и в том, что по дороге ему встретились голодные волки. Этот рассказ вошел в книгу «Дети Отечества».

Когда началась война, Андрею Тарасовичу Череваню было 17 лет. Вместо занятий в сельхозтехникуме для него начались курсантские будни в 1-м Орджоникидзевском пехотном училище. Андрей Тарасович так интересно рассказывал, что перед глазами, подобно кадрам кинохроники, возникали картины из далекого прошлого…

Война – это смерть. И первая смерть, которую курсант Андрей Черевань увидел совсем близко, оказалась такой нелепой и несправедливой, если о ней вообще можно так сказать. Рота курсантов получила приказ – взять под охрану четыре перевала. Молодые необученные ребята оказались без подобающей подготовки на высоте свыше 4000 метров. Запасы продовольствия быстро закончились. На исходе третьей голодной недели среди камней несколько ребят решили отправиться в долину на поиски пищи. Накопав картошки, они принесли ее в лагерь. Командир роты, заметив отсутствие курсантов, решил, что они дезертировали. По возвращении был отдан приказ расстрелять одного из «дезертиров». Это был Лёня Мазур. Товарищи не стали стрелять в него. И тогда командир роты выхватил пистолет и привел свой приказ в исполнение… По-разному сложились военные судьбы сослуживцев Андрея Тарасовича. Сам он чудом остался жив после шести осколочных ранений в бою за станицу Абинскую. Достаточно сказать, что из всего взвода Андрея Череваня до Победы дожили только трое. Но та, самая первая смерть на перевале навсегда врезалась в память…

Как жаль, что сегодня я могу сказать: «Дорогие мои ветераны!», только оглядываясь в прошлое. Сохранились в памяти газетные публикации, фотографии, страницы книг. Встречи с ними оставили свой незабываемый след и в моей жизни, а память о них и сегодня по-настоящему дорога.

Владимир Мовзалевский, Великая Отечественная война, труженники тыла, Ставрополь, дети войны, ветераны Великой Отечественной войны

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости