Другой планеты у нас не будет

Елена Павлова

Неделя космонавтики в нашем крае была наполнена яркими событиями и открытиями. Бездонные глубины космоса предстоит постигать еще многим поколениям исследователей. Возможно, среди будущих ученых и космонавтов будут те ребята, нынешние студенты и школьники, которые за эту неделю открыли для себя что-то новое в космической истории нашей страны. Студенты и школьники получили счастливую возможность прикоснуться к этой истории — например, увидеть мир с высоты четырехсот километров и вообще взглянуть на него, на всю нашу жизнь глазами космонавта.

 

Люблю фотографировать Родину

В театральном сквере развернута выставка фотографий, сделанных с борта орбитальной станции космонавтом Героем Советского Союза Сергеем Крикалевым. Мгновения, остановленные в них, действительно прекрасны - и тайфун, формирующийся над Америкой, и Луна, которая почему-то выглядит как перевернутая чашка, и закат, который космонавты наблюдают в иллюминаторы корабля шестнадцать раз за сутки, и озеро в кратере вулкана...

Открытый космос (фото космонавта Сергея Крикалева).
Александр ПлотниковОткрытый космос (фото космонавта Сергея Крикалева).

В День космонавтики по поводу каждой фотографии можно было получить исчерпывающие пояснения из первых уст. 12 апреля гостем нашего города был космонавт Герой России Олег Скрипочка — участник трех длительных космических экспедиций, трижды выходивший в открытый космос.

Закат из космоса космонавты наблюдают 16 раз в сутки.
Александр ПлотниковЗакат из космоса космонавты наблюдают 16 раз в сутки.

Экскурсовод из Москвы обратила внимание собравшихся, что виды земных ландшафтов из космоса напоминают живых существ. Например, Камчатка с высоты четырехсот метров похожа на белую летящую птицу... Кучевые облака Бермуды — словно белый сказочный мир, украшенный диковинными фонтанами, цветами и грибами-великанами. Правда, у губернатора края Владимира Владимирова эта фотография вызвала совсем не сказочные ассоциации. Он поделился с Олегом Скрипочкой наболевшим: именно в таких облаках и формируются градовые заряды, которые угрожают нашим полям...

Губернатор края Владимир Владимиров и глава Ставрополя Иван Ульянченко встречали космонавта Олега Скрипочку возле экспозиции фотографий из космоса.
Александр ПлотниковГубернатор края Владимир Владимиров и глава Ставрополя Иван Ульянченко встречали космонавта Олега Скрипочку возле экспозиции фотографий из космоса.

Заметно было, что Владимир Владимирович и Олег Иванович общаются совершенно не официально — как старые добрые знакомые. Видимо, так оно и есть. Губернатор отметил, что Неделя космоса на Ставрополье не укладывается в календарные рамки во многом благодаря самому Олегу Скрипочке, который часто приезжает в родной край, охотно встречается со школьниками и студентами. Он очень любит Ставрополье - даже фотографии, сделанные им из космоса, дышат этой любовью — вот как эта, представленная на выставке «Ставропольцы на космической орбите», на которой сияет золотыми огнями в черноте космической ночи вечерний Ставрополь. На этом снимке наш город тоже похож на светящийся воздушный кораблик.

Облака Бермуды на снимке напомнили губернатору Владимирову те, в которых формируются градовые заряды.
Александр ПлотниковОблака Бермуды на снимке напомнили губернатору Владимирову те, в которых формируются градовые заряды.

– Я люблю фотографировать Родину, - говорит Олег Скрипочка.

Так выглядит вечерний Ставрополь с высоты 400 километров (фото Олега Скрипочки).
Александр ПлотниковТак выглядит вечерний Ставрополь с высоты 400 километров (фото Олега Скрипочки).

Олег Скрипочка вырос в семье военного, за период учебы пять школ сменил — отца переводили из Ставрополья на Камчатку, оттуда — в ГДР, потом — в Запорожье. Но к Невинномысску у прославленного космонавта особое отношение: здесь он родился, здесь до сих пор живут его родители. Малая родина. Потому и в космосе Олег Иванович всегда ждет с ней встречи и огорчается, если она бывает закрыта облаками. Он всегда ее сразу узнает, хотя Ставрополье с космических высот нужно еще уметь распознать из-за наших степных ландшафтов. Горы, конечно, более приметны, и каждая «особая примета» у них на виду.

 

Долгая дорога к звездам

Олег Скрипочка родился в 1969 году. Он — из поколения со счастливым детством, когда дети читали хорошие книги, а не комиксы и хотели быть похожими на настоящих героев, а не на Человека-паука. Почти все мальчишки мечтали о космосе. Олег пришел к этой мечте уже в классе девятом, до этого хотел стать, как отец, военным. А еще - очень любил литературу. Даже отец Иван Семенович вспоминает: сын читал запоем. Семья жила тогда в Запорожье. И вот мальчишки прознали, что в городе начал работу экспериментальный отряд будущих космонавтов. Они с другом записались туда и занимались с удовольствием, в том числе и теорией, историей космонавтики.

– Мы тогда все знали про наши корабли, станции, про американскую лунную программу, - вспоминает Олег Иванович.

- Между собой азартно спорили, чем наш «Союз» лучше американского «Спейс Шаттла». Знали всех советских ученых в космической отрасли, наших первых героев-космонавтов. Ведь сегодня все мы летаем благодаря им...

Эти занятия в экспериментальном отряде дали Олегу очень много, в первую очередь — понимание, чем он хочет заниматься в жизни. На первый план вышла наука. И парень делал на этом поприще первые уверенные шаги. Один из таких шагов стал судьбоносным. Олег Скрипочка стал одним из победителей конкурса, проводившегося под эгидой Высшего технического училища имени Баумана. И вот когда парень побывал в стенах этого легендарного вуза, он понял, что хочет учиться там и только там. По специальности «Ракетостроение».

– Я думал так, - рассказывает Олег Скрипочка. - Буду строить ракеты, налаживать оборудование, осуществлять запуск. А если удастся — сам полечу в космос.

Об этом Олег Иванович рассказывал во время встречи со студентами СКФУ. Правда, им он не говорил, какие тернии оказались на его пути к звездам. Все пережитое уложилось в одной фразе: «В институт я поступал в одной стране, а окончил его — в другой»...

Просто ребятам нулевых годов рождения теперь уже долго нужно объяснять, что же это были за лихие девяностые, предшествовавшие их появлению на свет. Рухнул Союз, обрушилась экономика, наука держалась на энтузиазме и энтузиастах.

Многие тогда ушли из науки или уехали за рубеж, выпускники Бауманки в заокеанской «оборонке» всегда были востребованы. Олег Скрипочка — из тех, кто не ушел и не уехал. Хотя, как он сам рассказывал журналистам, его зарплата в космической отрасли в период «либерализации цен» равнялась стоимости пачки макарон. Пережили и это.

И все-таки чем дальше, тем ощутимее в душе молодого специалиста-ракетостроителя обозначалось желание не только строить ракеты, но и летать.

В 1997 году Олег Скрипочка проходит серьезный отбор Госкомиссии и признается годным к полетам в космос. Он становится кандидатом в космонавты. Но, оказалось, главное испытание еще впереди. Ожидание — это серьезная проверка на прочность.

– Работать на орбите мечтает каждый, - говорит Олег Иванович. - Но случается, что до кандидата так и не доходит очередь. Чаще всего он и не виноват в этом. Просто обстоятельства бывают сильнее человека. Если так происходит, это личная трагедия.

В экипаже Олега Скрипочки в прошлогодней экспедиции были два американских астронавта.
Александр ПлотниковВ экипаже Олега Скрипочки в прошлогодней экспедиции были два американских астронавта.

Олегу Скрипочке хорошо знакомо это чувство. Обычно кандидаты в космонавты ждут своего первого полета 5-8 лет. А он ждал 13 (с 1997-го по 2010-й). И тоже были «обстоятельства, которые сильнее». Подготовка к его первому полету должна была начаться в 2003 году, даже экипаж был сформирован... Но 1 февраля 2003-го произошла катастрофа с американским челноком «Коламбия», и до выяснения причин взрыва корабля, возвращавшегося с орбиты, свернула свои космические программы не только НАСА - Россия их тоже существенно скорректировала в сторону сокращения и урезания. В числе других был расформирован и экипаж, в состав которого входил Олег Скрипочка. Только в 2007 году он смог снова вернуться к подготовке к полетам. Но и в промежутке вынужденного «простоя» будущий космонавт активно занимался спортом, и к моменту, когда мечта стала явью, имел в активе 300 прыжков с парашютом.

 

Жизнь в космическом измерении

В 2010-м наконец-то состоялся долгожданный полет. «Самый интересный» - как признался Олег Иванович студентам. Во-первых, потому, что первый, во-вторых, потому, что корабль был новой модификации, и последние рекомендации по работе корабля экипаж получал в ночь перед стартом.

И старт тоже запомнился:

– В Центре подготовки космонавтов нас готовят ко всему, но когда включаются системы корабля, а вместе с ними — звук, вибрация и перегрузки, и ты понимаешь, что под «спиной» уже не тренажер, а 20 миллионов «лошадей» и 500 тонн горючего, — это несколько иное ощущение, нежели на тренировке. Точно так же и во время выхода в открытый космос. Помню, когда я впервые открыл люк, стало зябко. На Земле тяжело понять это чувство, потому что тут есть нечто, что нас ограничивает. Даже когда смотришь на небо, кажется, что синева — это граница. А там границ нет. Есть Земля, есть станция, из которой ты выходишь, а вокруг всего этого — безграничный космос, бездонная чернота. И первый раз мне пришлось делать над собой усилие, чтобы туда выйти. А дальше уже началась работа...

На вопрос: случались ли во время экспедиций нештатные ситуации, Олег Иванович ответил так:

– Космическая станция — техническое воплощение изречения «все свое ношу с собой». Все системы (очистки воздуха и другие) дублированы. Поскольку экипажи международные, корабль разделен на сектора (российский и американский, например). В нашем секторе - все системы жизнеобеспечения корабля, и в их — то же самое. В случае сбоя в системе одного из секторов будут работать системы другого сектора — вплоть до устранения неполадки. В моей практике рекордсменом по количеству отказов был именно первый полет. Течь корабля, пропала индексация состояния бортовых систем, при возвращении мы не могли контролировать режим управления спуском. Москва тогда прислала все необходимое для наладки системы грузовым кораблем...

– Какие задачи решает экспедиция? - интересовались студенты.

– Научные в первую очередь. Любая экспедиция — это наблюдение и эксперимент. Мы изучаем как техногенное воздействие на атмосферу, так и природные явления. Для МЧС отслеживаем ситуации, которые могут перерасти в стихийные бедствия — пожары, наводнения, — и максимально оперативно сообщаем об этом на Землю. Также изучаем влияние невесомости, перегрузок и прочего на живой организм. Мы проводим целый ряд медицинских исследований. Продолжаем уникальный эксперимент, начатый Олегом Кононенко, — выращивание клеток с помощью 3D-био-принтера. Это уникальная работа, которую в космосе до россиян никто в мире не проводил.

Олег Скрипочка рассказал о рабочем дне космонавтов, в котором после подъема в шесть утра обязательна физзарядка, чтобы минимизировать негативные последствия влияния невесомости. Она — действительно серьезный стресс для организма, потому что за полгода вымывается кальций, ослабляются мышцы и т. д.

Сам рабочий день обычно расписан по минутам. Но и свободного времени достаточно, так что есть возможность и спортом дополнительно заняться, и почитать, музыку послушать и по телефону или интернету пообщаться с родными. IT-телефония сейчас дает космонавтам возможность смягчить острое чувство разлуки.

С большой нежностью и благодарностью Олег Скрипочка говорит о своей семье: жене Елене, дочке Даше и сыне Денисе. Они своему любимому мужу и папе даже в его сложной работе посильную помощь оказывают. Индикатор невесомости для прошлогоднего полета Олегу Ивановичу дочка помогла выбрать — Дашин любимый мультгерой Единорог (мягкая игрушка) с честью справился с этой ответственной миссией. А жена позывной посоветовала - «Сармат», и супруг сразу принял этот совет.

– Я ведь родился на Кавказе, - объясняет Олег Скрипочка. - В моих родных местах когда-то жили сарматы... Вот такая ассоциация получилась с моей малой родиной и нашей историей.

И конечно, космонавт благодарен своей семье за терпение и понимание:

– Когда глава семьи по полгода и больше не только дома, но и на планете отсутствует, близким требуется большая выдержка...

Жена, дочка и сын — всегда в числе первых встречающих, когда после возвращения на Землю экипаж привозят в Звездный городок. Только вот в прошлом году, проработав на орбите больше двухсот суток, Олег Иванович только издали на своих близких поглядеть успел и рукой им помахать, а они — ему. Космонавта на две недели отправили на самоизоляцию.

– Хотя я и сейчас не понимаю, зачем мне нужна была самоизоляция, - улыбается Олег Иванович. - Мы трое: я, Джессика Меир и Эндрю Морган, находясь на орбите, были самыми изолированными от коронавируса людьми в мире.

 

Политику мы оставляем на Земле

В экспедиции, которая продолжалась с сентября 2019-го по апрель 2020 года, Олег Скрипочка был командиром международного экипажа, а значит, отвечал не только за выполнение научно-практических задач, но и за психологическую обстановку в своем небольшом коллективе. Олега Ивановича часто спрашивают, как вообще строится работа и отношения с астронавтами НАСА и не сказывается ли на них напряженность политических отношений между нашими странами?

Олег Скрипочка отвечает коротко, но емко:

– Политику мы оставляем на Земле, хотя новости, безусловно, смотрим, иногда даже вместе...

Вместе экипаж проводит досуг, потому что в работе космонавты могут сутками не пересекаться. Но хотя бы раз в неделю обязательно собираются за общим столом. Без алкоголя, конечно. В космосе спиртное категорически запрещено. А вот вкусности из сублимированных продуктов на МКС представлены в широком ассортименте. Достаточно лишь добавить воды и подогреть. Хотя Олег Иванович не скрывает: очень скучает он на орбите по домашним блюдам — даже по банальной яичнице с чашечкой кофе.

– Конечно, после напряженного рабочего дня иногда хочется побыть в одиночестве, посмотреть любимый фильм, просто отдохнуть. Благо сейчас у каждого космонавта на МКС есть свой кубрик — площадью чуть больше шкафа, но зато это личное пространство. Оно необходимо в условиях, когда закаты и рассветы сменяют друг друга шестнадцать раз в сутки. Но и к этому удается привыкнуть. Олег Скрипочка сейчас с улыбкой вспоминает, как перед первым полетом волновался, сможет ли он заснуть в условиях невесомости.

– Ничего, - смеется он. - Иной раз так устаешь, что засыпаешь раньше, чем успеваешь залезть в спальный мешок.

Студенты интересовались, смотрит ли Олег Скрипочка художественные фильм о космосе и как он к ним относится?

– Это зависит от фильма. Я очень люблю фильмы Стенли Кубрика. В большинстве же голливудские боевики на космические темы — полная ерунда.

– А «Белое солнце пустыни» на орбите смотрели? - спросили из зала.

– Конечно, сколько раз летал, столько и смотрел. Это традиция.

– Как Вы думаете, инопланетяне существуют или это только фантастика?

Олег Скрипочка рассмеялся:

– Они или хорошо прячутся, или стесняются.

– Что главное Вы увидели и поняли, глядя на Землю из космоса?

– Что на самом деле она маленькая и хрупкая. Из космоса мы наблюдаем не только красоты, запечатленные на снимках. Мы видим следы разливов нефти, пожаров и других бед, ставших последствием деятельности человека. А планету нашу надо беречь. Другой у нас не будет.

Сергей Крикалев, Олег Скрипочка, День космонавтики, 12 апреля

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Наука и технологии»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»



Последние новости

Все новости