Эхо давней войны

Елена Павлова

Перед Днем Победы в материале «Наша память как точка опоры, на которой и держится свет» мы рассказали своим читателям о боях на востоке Ставрополья, (стратегически важном участке фронта). Здесь остановили фашистскую армаду, рвавшуюся к грозненской и бакинской нефти. Отсюда начиналось освобождение нашего края. Здесь за пять дней от начала наступления советских войск сложили головы почти пятьдесят тысяч советских солдат. Большинство из них до сих пор числятся пропавшими без вести. Захоронено под плитами мемориалов в Дыдымкине, Полтавском, Галюгаевской и других порядка 20 тысяч... Остальные неизвестные солдаты так и лежат в полях и бурунах, которые еще и сейчас, по прошествии почти восьмидесяти лет, напичканы ошметками металла, стреляными гильзами и неразорвавшимися снарядами. Их находят в каждую Вахту памяти. Эхо давней войны гремит до сих пор.

Участники Вахты памяти у обелиска погибшим воинам.
Участники Вахты памяти у обелиска погибшим воинам.

Международная вахта

Эта Вахта памяти под эгидой военно-патриотического клуба «Русские витязи» была особенной по целому ряду направлений. Об этом мы рассказывали в названном выше материале. Напомню только, что она проводилась с разрешения Минобороны РФ. В состав сводного отряда кроме поисковиков военно-патриотических клубов «Русские витязи» и «Гром» входили военнослужащие 247-го десантно-штурмового полка и 25-го полка специального назначения, казаки ТВКО, представители совета ветеранов Ставропольского высшего военного авиационного училища, ДОСААФ, регионального отделения военно-исторического общества, ООО «Кавказ трансгаз Ставрополь» и другие. Даже по предварительным подсчетам, личный состав сводного отряда должен был насчитывать 75-80 человек, но в итоге его численность превысила сотню.

В первый же день работы в полевой лагерь, развернутый в Митрофановском лесу близ Дыдымкина, прибыли поисковики из соседних республик: КЧР, КБР, Северной Осетии, Чечни. А с учетом того, что в составе отряда были иностранные студенты из аграрного университета, эта Вахта памяти получилась не только межрегиональной, но и международной. Кстати, работали они, как подчеркивают руководители Вахты, очень хорошо и с душой. По полной выкладывались.

Работа с металлоискателем.
Работа с металлоискателем.

Полевая работа на Вахте памяти — это тяжелейший труд. Поисковики тонны земли перелопачивают и просеивают. Это без всякого преувеличения. А с 12 по 22 мая, пока шла Вахта, жара в Курском, Нефтекумском и Степновском районах была под сорок градусов. Зато ночью — 3-5 градусов тепла, не больше. Прямо как в настоящей пустыне.

Недаром немцы, которые так стремились перерезать направление Грозный — Баку и тем самым лишить советские воинские части возможности воевать (потому что без горючего много не навоюешь), перебросили сюда группировку аж из Африки. Планы-то у Гитлера были наполеоновские: прорвать оборону советских войск на южном фланге Закавказского фронта, захватить нефтяные центры — Грозный и Баку, соединиться с турецкими войсками, а затем уже двигаться на страны Ближнего Востока и Индию. Но, как известно, после разгрома гитлеровских войск под Сталинградом и их отступления со ставропольской земли, восточные районы которой за лето они успели превратить в мощный укрепрайон, Турция в войну на стороне Германии вступать раздумала. Вот и получилось, что «африканскому корпусу» вермахта, личному составу которой летом не требовалось никакой климатической адаптации, зимой с 1942 на 1943 год было жарко даже в тридцатиградусные морозы.

А как тяжело приходилось нашим бойцам, это мы себе даже представить не можем. А вот ребята, поработав на Вахте памяти, могут.

 

В бурунах

Мои собеседники — председатель совета ветеранов Ставропольского высшего военного авиационного училища Виктор Москаленко, начальник штаба Вахты памяти Максим Губский, поисковики Андрей и Алена Федоренко и Роман Кузяков. Все признаются — да, физически очень тяжело. Подъем в пять утра, работа до восьми вечера, солнце палит, но все эти тяготы с лихвой компенсируются моральным удовлетворением, когда удается найти останки погибшего солдата. Это ведь очень не просто — даже георадар, выданный поисковикам газовиками, не очень-то помогал. Ребята долго не могли понять, что не так с этим дорогущим оборудованием, почему он работает просто как металлодетектор. Причина оказалась в почве. Георадар реагирует на неоднородность почвы, а глинистая почва сама по себе неоднородна.

Начальник штаба Максим Губский во время работы «в поле».
Начальник штаба Максим Губский во время работы «в поле».
Буруны, летом тут — почти как в пустыне.
Буруны, летом тут — почти как в пустыне.

Но тем не менее останки двоих бойцов поисковики «подняли». Первого обнаружили на третий день Вахты близ хутора Дыдымкин в Курском районе. Всего-то на глубине 20-30 сантиметров останки находились. Был конец смены, все устали, но никто не захотел возвращаться в полевой лагерь, работали, включив прожектора. Но заканчивали все же утром, по свету, чтобы ничего не пропустить. Всю землю вокруг по крупицам просеяли, все собрали. Судя по всему, погиб боец от минно-взрывной травмы во время атаки. Снаряд, видимо, рядом разорвался... Это поисковики сразу поняли — по характеру травм, когда «выложили» скелет. Но ни документов, ничего нет — солдатских медальонов в 1943 году у бойцов уже не было, а книжка красноармейца, видимо, истлела в земле за 78 лет... Собрали только пуговицы, другие принадлежности, которые прочнее бумаги.

Останки еще одного погибшего бойца поисковики обнаружили через пять дней — в Степновском районе. Работы в Нефтекумском велись, но обнаружить никого не удалось.

Поисковики работали в бурунах, в ромашковых полях, где под ярким цветущим пологом столько железа, что его, наверное, и еще за 80 лет все не выкопать.

Начальник Вахты памяти Андрей Пханеев проводит инструктаж.
Начальник Вахты памяти Андрей Пханеев проводит инструктаж.

Начальником Вахты памяти был председатель военно-патриотического клуба «Русские витязи» Андрей Пханеев. Опытный поисковик, он очень подробно инструктировал начинающих, перед каждой сменой определяя фронт работ в радиусе полукилометра от немецкой линии обороны. Фашисты намертво в ставропольскую землю вкапывались. Поэтому и были у нас такие потери при штурме.

Но и до 1 января 1943 года, когда наши войска перешли в наступление, спокойной жизни у фрицев не было даже в самых мощных укрепрайонах. Казаки 4-го и 5-го кавалерийских корпусов разведку боем регулярно проводили, и натиск танков немецких отбивали раз за разом. Хотя находились в полуокружении. Об этом очень ярко рассказал Виталий Закруткин в документальной повести «В бурунах». Она есть в открытом доступе в интернете — можно прочитать. Мы все со школы знаем книгу Закруткина «Матерь человеческая», а вот «В бурунах» почти никто не читал. А ведь она — о нашем крае, о самых тяжелых днях его истории, и о наших защитниках-освободителях. Это реальные герои, не придуманные автором. И большинство из них приняли свой последний бой на ставропольской земле. Кавалерийские корпуса так и вовсе почти полностью здесь полегли.

События повести «В бурунах» разворачиваются в декабре 1942 года, когда до наступления остается меньше недели. Там все еще живы...

Приведу небольшой отрывок: «Немцы обложили казаков с трех сторон, с утра до ночи беспокоили их артиллерийским огнем и по нескольку раз в сутки бросались в атаки. Они пускали при этом по десять-пятнадцать танков, за которыми обычно следовали группы автоматчиков. В песках было трудно обороняться. Сыпучая почва не позволяла отрыть окопы, и казаки, разрывая песок, делали неглубокие ямы, напоминающие кабаньи лежки. Под песком проступала влага, и надо было устилать дно соломой или хворостом, чтобы уберечь себя от простуды. На самых опасных местах лежали бронебойцы с противотанковыми ружьями, зажигательными бутылками и связками гранат. Правда, особенность степи помогала бронебойщикам — танки шли по бурунам, как тяжелые баржи на штормовых волнах, то зарываясь носом в песок, то выныривая. И казаки наловчились бить их в то мгновение, когда они показывались на вершине буруна, задрав траки и вздымая бурые тучи песка. Это была изнурительная и опасная работа. Голодные люди сутками не вылезали из своих кабаньих лежек. Но ни один полк не отступил, и вражеским автоматчикам не удалось нигде прорвать оборону»...

 

Вахта памяти не кончается

…Восточные районы Ставрополья были изрыты окопами и воронками, которые для многих солдат стали братскими могилами. Но часть уже просто уничтожена в ходе хозяйственной деятельности. Поисковики рассказывают, что нередко окоп «обрывается» в начале засеянного поля или же он перерезан лесополосами...

А вот целина — она и для поисковиков целиной оказалась, которую еще поднимать и поднимать. В одном таком местечке ребята нашли столько неразорвавшихся снарядов, что даже вызванные саперы удивились. Это недалеко от Дыдымкина было. Кстати, специалисты МЧС приняли решение все найденные боеприпасы уничтожить на месте. Транспортировать их было опасно. Местные жители потом спрашивали ребят: что вы там такое делали, у нас стекла в домах задрожали... Ну еще бы — 150 килограммов боеприпасов ухнуло... Ну, естественно, «ухнули» их специалисты. Поисковики сразу, как и положено в таких случаях, отошли на безопасное расстояние. Но ощущение было, конечно, острое. Особенно студент из Сирии Аамир Иманд был впечатлен. Только руками разводил: мол, дома, где война идет, такого никогда не видел, а тут... Но тем не менее он, как и другие иностранные студенты, уже сейчас заявляет, что на следующую Вахту памяти он обязательно поедет.  

Артефактов было собрано очень много. Музей «Русских витязей» пополнился новыми экспонатами. Попадались экземпляры, которые удивили даже военных специалистов. Например, диковинный снаряд — как два в одном — капсула внутри капсулы. Он уже не действующий, но пока его на стенды не выставляют, изучают, размышляя, в чем тут фишка и как эта штука работала. Были интересные находки на месте разбитого медсанбата. Нашли также части немецкого мотоцикла на гусеничном ходу с приспособлением для увеличения скорости... Да, у немцев тоже были свои «Кулибины».

В общем, интересного было много. И руководители Вахты памяти в очередной раз просят поблагодарить за помощь и поддержку в организационных вопросах Вахты памяти генерального директора ООО «Кавказ трансгаз Ставрополь» Алексея Завгороднева, председателя профсоюзов компании Геннадия Ожерельева, депутата Государственной Думы РФ Михаила Кузьмина, председателя Ставропольского регионального отделения Военно-исторического общества Сергея Шевелева.

А сами участники Вахты памяти, немного отдохнув, уже с ностальгией вспоминают о бурунах и ромашковых полях, хранящих в себе еще много военных тайн... Вспоминают и палаточный лагерь, и ранние подъемы, на которых сами же настояли, а потом некоторых за ноги приходилось из палаток вытаскивать для окончательного пробуждения. Кстати, об этом те, кто крепко спит под утро после трудного дня, сами же товарищей просили... А сейчас они о жестких побудках со смехом рассказывают... И все точно знают, что на следующую Вахту памяти на восток Ставрополья они обязательно поедут.

А пока готовятся к поисковому выезду в район Вербной балки, а потом — в Крым. В дни, когда страна будет отмечать скорбную годовщину начала Великой Отечественной войны, ставропольские «Русские витязи» почтят память евпаторийского десанта, побывают в Севастополе — в 41-й бригаде ракетных катеров, на Сапун-горе... Но, думаю, об этой поездке они нам по возвращении расскажут. Так что Вахта памяти для «Витязей» не закончилась. Она продолжается.

Великая Отечественная война, День Победы, вахта памяти, военно-патриотический клуб «Русские витязи», военно-патриотический клуб «Гром»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»



Последние новости

Все новости