Есть только МИГ

Елена Павлова

Все-таки прав был классик: «В жизни всегда есть место подвигу». Вот так живешь по соседству, работаешь рядом с человеком, и ведать не ведаешь, что этот скромный улыбчивый парень – настоящий герой. В России много загадок, непонятных чужеземным мудрецам. Главная из них – люди, о которых не заметки – книги писать можно, фильмы снимать. Но они как-то даже стесняются оказаться на виду и на слуху, потому в нашей стране так много никому не известных героев.

Игорь Клотченко сейчас работает в службе корпоративной безопасности ООО «Газпром трансгаз Ставрополь». Он давно уже на «гражданке». 15 лет, как уволился в запас в звании майора. В службе безопасности такой солидной организации многие сотрудники – офицеры запаса, которые бывшими не бывают. Но даже для них этот факт из жизни коллеги стал открытием.
Шел сентябрь 1995 года. Выпускник Ставропольского высшего военного авиационного училища летчиков и штурманов Игорь Клотченко служил на Севере. Был в экипаже штурманом.

 Игорь Клотченко и его командир Александр Швецов.
Игорь Клотченко и его командир Александр Швецов.

Боевая задача, поставленная перед экипажем, была привычной – выполнить стрельбы ракетами на полигоне в ночное время. Полигон – в акватории Белого моря на расстоянии 190 километров от береговой линии.

На высоте 11 тысяч метров бортовая радиолокационная станция истребителя распознала и выхватила мишень. Командир Александр Швецов произвел пуск ракеты. И тут произошел сбой. Нештатная ситуация развивалась стремительно: отказ двигателя, «завал» на крыло, вход в неуправляемый штопор. Машина не слушалась пилота, бешенно вращалась стрелка высотомера, тридцатитонная махина неслась вниз.

Это был один из тех моментов, когда время спрессовано, поэтому и врезается в память в мельчайших деталях. И рассказ об этом занимает больше времени, чем было его в реальности от начала развития нештатной ситуации до «точки принятия решения». Экипаж успел катапультироваться на высоте трех тысяч метров.

Решение катапультироваться – сложное для любого пилота. И машина для них – существо одушевленное, и сам процесс жесткий, иногда – калечащий летчика. Это не из люка с парашютом прыгнуть. Но выбора не было. Честно говоря – шансов выжить тоже было немного. Открытое море, волнение – три балла. Температура воды – плюс восемь. Уповать можно на Бога, спасательный плот и эффективность поисковой операции.

…Для Клотченко все сложилось более или менее удачно. Вроде цел. Плот раскрылся. Взобравшись на него, Игорь окликнул командира. Тот, к счастью, смог подать голос, но держался он на поверхности только на жилете. Тело было ватным, руки-ноги не слушались. Как потом выяснилось, у Александра Швецова при катапультировании произошел перелом шейного позвонка.

Пустой плот стремительно уносило течением, и пытаться догнать его было бессмысленно. Надо было спасать командира. Человек в воде при такой температуре не продержится и часа.

Игорь прыгнул в ледяную воду и поплыл. Ухватив товарища за спасшилет, погреб обратно, к плоту. Но взобраться на плот при таком волнении моря и здоровому человеку непросто. А уж перевалить туда обессиленного или обездвиженного почти невозможно. Но все-таки удалось. Правда, Игорю Клотченко пришлось стянуть с себя собственный спасжилет, стеснявший движения...

…Четыре часа, которые эпипаж рухнувшего в море истребителя провел на плоту среди черных вздыбающих покатые хребты волн Белого моря, показались Игорю вечностью. Ни страха, ни паники не было. Да и не до того. Штурман пускал в воздух сигнальные ракеты, с силой растирал ноги и руки командиру, потом – свои окоченевшие пальцы, которые все меньше и меньше слушались. Он продолжал бороться с холодом и смертью даже тогда, когда его собственные руки и ноги почти перестали слушаться и перед глазами ярко и навязчиво, как кадры забытого фильма, побежали картинки из детства, родные люди, знакомые лица… И тут пришла помощь. Подполковника Швецова и лейтенанта Клотченко полуживыми подняла на борт команда направленного на их спасение судна. Александра врачам удалось спасти и поставить на ноги. Все закончилось хорошо. Главное – все остались живы.

За самоотверженные действия в нештатной ситуации, за спасение командира Игорь Владимирович Клотченко был награжден орденом Мужества.
…Я понимаю гордость сотрудников ООО «Газпром трансгаз Ставрополь», которые попросили написать о неизвестном подвиге своего нынешнего коллеги. Можно только порадоваться за организацию, где безопасность обеспечивают такие офицеры. Но мне все-таки обидно за нашу армию, из которой чуть не двадцать лет кряду совсем молодыми и полными сил вынуждены были увольняться кавалеры ордена Мужества, настоящие герои, известные и неизвестные.

Ну что делать… Это тоже страница истории нашей армии. Нужно бы уроки ее усвоить, чтоб ошибок не повторять. Герои, готовые жизнь положити за други своя, нужны армии России во все времена.


Читайте так же:

С автоматом или ручкой — на защите интересов Отечества.

День зашитника Отечества, подвиг, Ставрополь

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»



Последние новости

Все новости