Мифы поклонников «гитлеровского чуда» и их разоблачение. Часть вторая

Олег Чесноков

 

Продолжение. Начало в № 91.

В первой части статьи мы постарались развенчать мифы об «экономическом чуде» нацистской Германии, а также рассказали о более значительном росте перед началом Великой Отечественной войны экономики СССР по сравнению с немецкой, о роли западного капитала в немецкой промышленности и банковском секторе в 30 – 40-х годах прошлого века, о финансовых пирамидах, которые применяли гитлеровцы для латания дыр в бюджете из-за непомерных военных расходов. Теперь постараемся проанализировать займы денег у населения, использование подневольного труда, античеловеческую политику уничтожения нетрудоспособных людей, манипуляцию с безработицей и многие другие нюансы нацистской экономической политики. Опять же сравним некоторые тенденции и цифры с данными по Советскому Союзу, где по большинству показателей увидим несомненное наше преимущество.

Займы у населения

Можно припомнить также тезис, что Сталин почти и не занимал денег на стороне, хотя и это было. И не только в условиях Ленд-лиза – государственной программы, по которой Соединённые Штаты Америки поставляли своим союзникам во Второй мировой войне боевые припасы, технику, продовольствие, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, включая нефтепродукты. В то же время многие историки подчёркивают, что «отец народов» нередко пользовался добровольно-принудительными займами у населения СССР. Это действительно факт, и сразу стоит оговориться, что автор не принадлежит к «фанатам» сталинской экономики. Однако масштабы упомянутого выше относительно честного способа государства брать в долг у граждан и часто забывать об этом в Советском Союзе были гораздо скромнее, чем в гитлеровской Германии.

Если говорить о СССР, то в 1940 году, когда всем было очевидно, что война на пороге, экономика страны была переведена в режим военного времени. В это время поступления в бюджет по займам у советских граждан составили чуть более 17 миллиардов рублей – 10,5 процента от тогдашнего фонда заработной платы и 9,5 – от доходной части бюджета государства.

В нацистской Германии за четыре предвоенных финансовых года – с 1935-го по 1939-й – мобилизационную экономику включили на полную мощность. И в это самое время ежегодные займы, которые осуществлялись через всевозможные так называемые «векселя», «налоговые квитанции», «денежные переводы за поставку», значительную часть которых составляли займы у населения, равнялись четвёртой части (!) от всех бюджетных расходов. А в последний мирный финансовый год 1938/1939 достигли уровня в 28,5 процента. Гитлер всегда был поклонником игры ва-банк, в том числе и в экономике. Чем это всё закончилось – известно всем.

 

Труд заключённых

Здесь не надо спорить и лукавить, в СССР самым широким образом использовался труд заключенных. Была создана даже огромная и страшная система лагерей, которую великий русский писатель Александр Солженицын назвал «Архипелаг ГУЛАГ». Эта тяжёлая и позорная страница отечественной истории никогда не должна повториться.

В то же время заключённые активно работали не только на экономику Советского Союза, но и во всех прочих странах, в том числе и с развитой демократией. А использование труда узников в страшных гитлеровских концентрационных лагерях за миску жидкой чечевичной похлёбки – это вообще отдельная тема.

В этом плане стоит обратить внимание на следующую цифру, которая встречается, в основном, в публикациях так называемых либеральных авторов. Якобы, число заключенных в немецких концентрационных лагерях в конце 1930-х годов прошлого века не превышало 7,5 тысячи человек. Это, конечно, совершенно бессовестная ложь. Для понимания можно привести такую цифру – сегодня в современной сытой и мирной Германии с населением 82 миллиона человек в заключении находятся более 90 тысяч граждан. Поэтому вполне логично сделать вывод, что у Гитлера данная цифра была на многие порядки больше. Ведь дело было уже после разгона нацистами всех политических партий и наиболее жестоких репрессий против активистов немецкой коммунистической, насчитывающей, на всякий случай, к моменту «демократической» победы национал-социализма 360 тысяч членов. Также была полностью разгромлена и социал-демократическая партия, принят ряд суровых законов против социальных прав трудящихся. Не стоит забывать и о том, что в июне 1934 года были фактически уничтожены или отправлены в тюрьмы тысячи человек из штурмовых отрядов Эрнста Рёма – так называемая «Ночь длинных ножей».

Таким образом, количество заключенных тюрем и обитателей трудовых, исправительных, концентрационных и прочих лагерей у нацистов ещё задолго до начала Второй мировой войны исчислялось многими сотнями тысяч. В частности, встречается цифра в 1 миллион 157 тысяч узников в Германии в 1940 году.

 

Людоедская экономика по нацистскому рецепту

Нельзя обойти вниманием такой совершенно чуждый гуманистическим традициям человечества способ приведения экономики Германии в «рентабельное» состояние, как акция под циничным названием «Смерть из жалости». Так называлась насильственная эвтаназия, то есть запланированное лишение жизни «неполноценных людей». Речь шла о несчастных больных шизофренией, другими психическими заболеваниями, эпилепсией, энцефалитом, слабоумием, парализованных, пациентов с диагнозом болезнь Гентингтона, а также людей, находящихся на лечении более пяти лет и не способных выполнять физический труд.

На совещании у Гитлера в начале октября 1939 года число потенциальных клиентов программы «Смерть из жалости» определили в 70 тысяч человек. На вооружение приняли чудовищную формулу, согласно которой из каждой тысячи людей десять не являются трудоспособными. Пяти из этой десятки нужно оказывать помощь, а одного – просто физически уничтожить. По этой формуле из 70 миллионов жителей Германии в границах 1937 года нуждалось в умерщвлении 70 тысяч человек. Согласно расчётам нацистов, это давало немалый экономический эффект, исчисляемый в сумме сохраненных для страны свыше 885 миллионов рейхсмарок. Ответственным за выбор наиболее экономного метода убийства несчастных беспомощных людей назначили группенфюрера СС, то есть генерала карательной службы, Артура Небе. Для этих целей его подчинённый Альберт Видманн, являвшийся директором физико-химического отдела нацистского института криминологии, предложил использовать угарный газ. Таким образом, в начальный период действия программы уничтожались только неизлечимо больные дети до трёх лет, а позже эта мера начала распространяться и на подростков в возрасте до 17 лет. Решение о смерти выносилось без серьёзной диагностики, и только за данный небольшой период времени было убито более пяти тысяч детей. Потрясающая по циничности и бесчеловечности экзекуция наиболее беззащитных представителей собственного народа.

 

«Гитлеровский социализм»

Весьма несостоятельными при более пристальном анализе оказываются и утверждения о росте уровня жизни среднего немца в условиях крайне быстрой подготовки к войне. Даже если верить данным статистического управления Третьего рейха, заработная плата квалифицированных рабочих Германии в пересчёте на американские доллары с 1932 года – времени наибольшей депрессии – сократилась с 20,4 цента в час до 19,5 к середине вполне нацистского 1936-го. А почасовая зарплата неквалифицированных работников снизилась всё в том же эквиваленте с 16,1 до 13 центов. В 1936 году на партийном съезде в Нюрнберге доктор философии Роберт Лей, который руководил организацией под названием «Германский трудовой фронт», являвшейся так называемым объединённым профсоюзом работников и работодателей, заявил, что среди членов организации средний заработок рабочего при полной занятости составляет чуть менее семи долларов в неделю при всё том же перерасчёте. В рейхсмарках по официальному курсу это получалось 17,4. То есть средний трудяга получал на руки около 70 марок, а квалифицированный пролетарий – порядка 140.

В своё время гитлеровская партия назвала себя национал-социалистической. В то же время фюрер вовсе не ставил во главу угла защиту интересов пролетариата. В частности, его решением рабочим было запрещено по собственному усмотрению менять места, где они трудились. Более того, был удлинён рабочий день, доходивший до 12-14 часов. Активно внедрялась в жизнь трудовая повинность для молодёжи, являвшаяся принудительным бесплатным использованием рабочей силы, в котором обязаны были участвовать все юные граждане Германии. Независимые профсоюзы, стачки и забастовки запрещались, а за нарушение трудовой дисциплины вводилось уголовная ответственность. Мало того, крупные предприниматели объявлялись «вождями» предприятий на основании принятого нацистами в 1934 году закона «О порядке национального труда». Олигархам предоставлялось право определять условия работы их подчинённых, порядок увольнения, взыскания штрафов и многое другое.

Труженикам германского села также не дали возможности отлынивать от подготовки к войне. Ещё в мае 1935 года был принят секретный закон «Об обороне империи», согласно тексту которого немецкие фермеры объявлялись «солдатами продовольственного фронта». Им спускались жесткие планы сельскохозяйственного производства, в том числе и нормы сдачи продукции по фиксированным ценам.

 

Сравнение с СССР

А вот в Советском Союзе среднегодовая зарплата за период с 1928 по 1937 год поднялась более чем в четыре раза, выйдя на уровень в 250 рублей в месяц. При официальном курсе, когда единица валюты США стоила 5 рублей 60 копеек, получалось порядка 45 американских долларов. Советские рабочие высокой квалификации в промышленности, а также шахтеры в конце второй пятилетки получали тысячу рублей и больше. Для сравнения, командир роты в Красной Армии имел довольствие в 724 рубля, а стипендия студента высшего учебного заведенияв провинции не была меньше 150.

Ну, здесь, наверное, не очень корректно приводить в пример то, что «стахановцы», которых были всё-таки единицы, зарабатывали больше, чем сталинские наркомы – до 10 000 рублей против 3 500 у советских министров. То есть тогда никакой «уравниловки», появившейся лишь в 1960-е «хрущёвские» и «брежневские» годы, не было и в помине. Если же говорить о ценах, то буханка хлеба стоила 90 копеек, килограмм сахара – 4,50, мяса – 12 рублей, мужской костюм из натуральной шерсти – 75.

Конечно, для объективности стоит сказать, что довоенный официальный курс рубля к доллару США едва ли отображал истинный паритет цен. В то же время и курс рейхсмарки к американской валюте в разные времена был различным. Последняя официальная предвоенная цифра стоимости немецкой платёжной единицы к доллару равняется 2,5. Однако Германия проводила тогда большую часть внешнеторговых сделок по совсем иному курсу – один доллар за четыре марки.

 

Объективно о «победе» нацистов над безработицей

Если говорить о цели создания автаркической экономики, то есть замкнутого воспроизводства с минимальной зависимостью от обмена с внешним миром, направленного на режим самообеспечения государства, то эту задачу Гитлер не выполнил, в отличие от Сталина. Хотя, конечно, в данном направлении нацисты сделали многое, но и железную руду, и нефть завозили миллионами тонн в самый разгар Второй мировой войны.

Нацистским программам по приросту рождаемости надо всё же отдать должное. В среднем, население Германии в период с 1934 по 1939 год увеличилось на 41 процент. А вот безработица в немалой степени, оказалось, была побеждена лишь в официальных отчётах. В частности, если в 1933 году количество безработных немцев равнялось шести миллионам человек, то уже год спустя эта цифра уменьшилась до 3,3 миллиона, в 1935-м – до 2,9, а к 1939 году – до 302 тысяч. Но такая статистика не слишком корректна. Ведь из официальных отчётов изъяли женщин, в том числе и одиноких, многих из которых нужда заставляла работать. Немаловажно, что безработным, практически, не оставляли выбора. Нужно было или соглашаться на любую работу, которую им предлагало государство, или с формулировкой «тунеядец» отправляться в лагерь, нередко и в концентрационный. Кроме того, нацисты создали организацию под названием «Национальная Трудовая Служба». Её работники обязаны были выполнять строительство ирригационных каналов, автомобильных магистралей, озеленение местностей и так далее. Они жили в специальных лагерях, носили особую полувоенную форму и получали за свой труд лишь очень скромные карманные деньги. И ещё, в 1935 году все евреи, проживавшие на территории Германии, были лишены гражданства и поэтому не учитывались в статистических данных по безработице. С того же года нацисты ввели всеобщую военную обязанность, и попавшие в ряды вооружённых сил молодые люди, конечно, выбывали из разряда безработных. Стоит отметить, что за период с 1933 до конца 1939 года численность вермахта выросла со 150 тысяч до 3 миллионов 200 тысяч человек. Таким образом, данные по так называемой победе над безработицей в Третьем рейхе тоже сильно отдают лукавством.

 

Резюме

Индустриализация в СССР всё-таки была куда эффективнее «мобилизационной экономики» нацистов. И, говоря об этом, имеет смысл обратить внимание на один немаловажный фактор. Если у Германии 30-х годов ХХ века за плечами стояла довольно серьёзная полувековая история всестороннего промышленного развития, то большевики получили в наследство от Российской империи крестьянскую страну с разрушенной в ходе кровавой Гражданской войны промышленностью. Экономика была настолько убита потрясениями, губительным «военным коммунизмом», голодом и страшной разрухой, что советским властям с помощью НЭПа лишь к 1927 году удалось, и то не по всем показателям, выйти на уровень 1913 года.

Успех в индустриализации первых пятилеток, пусть и достигнутый путём общенационального труда нечеловеческого напряжения, разрушения вековых аграрных устоев и огромных людских потерь, стал основой победы СССР в Великой Отечественной войне, на кону в которой стояло само существование нашего государства и народа.

промышленность, индустриализация, экономика СССР, нацистская Германия, Великая Отечественная война

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Экономика»