Мужчина решился на голодовку, чтобы получить квартиру

Наталья Ардалина
Александр Плотников

Во вторник ровно в полдень на стоянку, расположенную на площади Ленина в Ставрополе, въехал синий микроавтобус. Он бы ничем не привлек внимание окружающих, если бы из него не вышел мужчина и не начал заклеивать борта автомобиля самодельными плакатами с надписью «Голодовка». Как выяснилось, это бывший сотрудник полиции майор в отставке Геннадий Ворабьев, который ни во время службы, ни после увольнения не получил от государства жилье, и теперь таким способом решил попытаться добиться справедливости.

Заслужил квартиру — предоставьте!

Геннадий отдал службе 21 год своей жизни. Сначала он был рядовым патрульно-постовой службы, затем инспектором, дознавателем, и, наконец, начальником оперативно-разыскного отдела города Ставрополя. Все эти годы он с семьей жил на съемных квартирах, ни разу ему не предоставляли ни служебное, ни ведомственное, никакое иное жилье. В 2013 году в связи с ухудшившимся состоянием здоровья мужчина ушел на пенсию. По словам Геннадия, в тот момент ситуация сложилась крайне тяжелая: жене сделали операцию, а хозяин квартиры попросил срочно освободить съемное жилье. Тогда пенсионер МВД пошел на прием к начальнику Главного управления МВД России по Ставропольскому краю Александру Олдаку с просьбой о помощи. Генерал выслушал его и пообещал разобраться. А чуть позже, рассказывает Г. Ворабьев, пришел официальный ответ, в котором сообщалось, что ему ничего не положено.

Мужчина решился на крайний шаг — вышел на одиночный пикет у здания ГУВД. Долго стоять не пришлось, Ворабьева принял заместитель начальника управления Михаил Черников. Как рассказывает бывший полицейский, тогда собралась целая «жилищная комиссия», которая вынесла свой вердикт: берите кредит и покупайте жилье.

«Нам пришлось срочно искать сдающееся или продающееся жилье, - рассказывает Геннадий, - несмотря на то, что жене недавно сделали операцию, я перенес микроинсульт. Спасибо врачам третьей городской больницы, отделения неврологии, они поставили меня на ноги. Мы нашли только полуподвальное помещение, в котором нет отопления, в районе улицы Дзержинского, его и купили за сумму чуть более миллиона рублей — часть суммы взяли в банке в качестве потребительского кредита, часть заняли у друзей и родственников. И вот уже два года моя семья живет в этих ужасных условиях».

После этого в Ставрополь из Калмыкии переехала теща Геннадия, чтобы смотреть за детьми. Их в семье двое, старшему на тот момент было 8 лет, а младшей дочке исполнился всего один годик.

В начале своей голодовки Г. Ворабьев весил 74 кг.
Александр ПлотниковВ начале своей голодовки Г. Ворабьев весил 74 кг.

На вопрос, почему нельзя было за эти деньги купить не подвал, а квартиру, просто не в центре города, Геннадий отвечает: «Мы живем ради детей. У меня сын учится в пятом лицее, поэтому я искал жилье именно в этом районе. Сам я мог бы жить в лачуге в деревушке, но не дети. Кроме того, хочется сказать, я 21 год отдал службе государству. Мы позиционируем себя, как большая, красивая, богатая страна, ну так давайте жить по-человечески. Что человеку положено, что он заслужил — предоставьте!»

Поддержать брата на площадь пришла сестра Яна. «Мне очень жаль, - сказал женщина, - что наше государство вот так поступает со своими сотрудниками силовых ведомств, которые несут на своих плечах ответственность за мир и порядок. Получается, что государство берет, а взамен ничего не дает».

Другая сторона конфликта

В полиции нам сообщили, что на момент увольнения из органов внутренних дел у Геннадия Ворабьева имелось жилье в Абхазии, откуда он родом, собственно, поэтому ему и не положена квартира от государства. Сам майор в отставке комментирует это так: «Да, квартира у мамы была, но она была ведомственной, поэтому позже, когда мамы не стало, ее передали другим людям, погорельцам, лишившимся в пожаре своего имущества».

Не хочу судить о том, положено бывшему полицейскому казенное жилье или нет, просто чисто по-человечески, очень жаль детей, которых, по сути, приносят в жертву, почему-то мотивируя это их же интересами. Если уж на то пошло, второй родившийся в семье ребенок принес с собой материнский капитал — а это сегодня почти полмиллиона рублей и жилищного (а не потребительского) кредита с учетом этих средств хватило бы на квартиру в спальном районе. Разумеется, использовать материнский капитал на приобретение подвала никто бы не позволил. Но тогда, понятное дело, исчезли бы все шансы на получение жилья от государства. И привязка к школе совершенно неуместна — в Ставрополе масса детей, живущих, например, в Юго-Западном микрорайоне и посещающих школы в центре города. Да, это не очень удобно, но приходится чем-то жертвовать.

P.S. Геннадий Ворабьев объявил бессрочную голодовку, она продлится до тех пор, пока будет позволять его здоровье. Мы будем следить за развитием событий.

акция, Воробьёв, голодовка, жильё

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Ростелеком