Общество потребителей не нуждается в образном языке

Общество потребителей не нуждается в образном языке
В последние десятилетия в нашей стране произошли переломные события, которые не могли не отразиться на русском языке. Гласность, расширение рамок публичной речи, активное взаимодействие с другими государствами вызвали в нем различные процессы, в том числе и негативные, которые приводят к серьезным последствиям. Недаром многих ученых в настоящее время беспокоит судьба русского языка. Рассказать о состоянии нашего языка в современном мире и о возможных перспективах его развития мы попросили доктора филологических наук, профессора Ставропольского государственного университета Клару Штайн.

— Клара Эрновна, каких тенденций в современном языке больше – положительных или отрицательных?


— Есть и плюсы, и минусы. Минусы в основном заключаются в том, что сейчас нет генерализирующей, синтезирующей роли литературы по отношению к языку. Языковая норма формируется именно в литературе. Наш язык могуч и богат по сравнению с другими языками, именно благодаря ей, благодаря нашим великим писателям, таким как Достоевский, Толстой, Чехов. Сейчас таких крупных имен и серьезных тенденций в литературе по сравнению с XIX веком я не наблюдаю. И нет такого влияния литературы, как было в XIX и XX веке. Раньше наши студенты читали «Литературную газету», множество других изданий, хотя и была цензура. И на читателей влиял достаточно хороший язык газет и толстых журналов. Сейчас нация отошла от чтения, и это нанесло серьезный удар по языку. Он стал более бедным, менее образным, городская речь стала более сниженной, обыденной. Общество потребителей (каково оно сейчас) не нуждается в образном и философском языке. Сейчас все виды культуры обывателю заменяет телевизор, который не формирует хорошее языковое сознание. Очень мало бесед о языке. Обидно, что носители языка не ставят во главу угла своей жизни хороший язык. А ведь он формирует наше мышление. Не случайно

Л. Витгенштейн сказал, что границы нашего мира определяются границами нашего языка. Если мы не знаем, что и как называется, и пользуемся узким, обыденным лексиконом, наше представление о мире беднеет. Сейчас есть тенденция обучать детей иностранному языку с раннего возраста. С одной стороны, это хорошо, но еще Чуковский говорил, что детей лучше учить иностранному языку тогда, когда они станут хозяевами своего языка. На первом месте должен быть обязательно свой, родной язык, в котором каждое слово хранит огромную информацию. Еще Ломоносов говорил: «Чтение – лучшее учение». Заменить его нельзя ничем!

— Сейчас в Интернете распространен так называемый «падонковский» язык, в котором слова пишутся намеренно неправильно, без соблюдения нормы. Есть мнение, что это талантливое изобретение. Как вы считаете, насколько допустимо такое отношение к языку?

— Я против такого отношения к языку. Обязательно нужно придерживаться нормы литературного языка, которая определяется учеными. Но формируется она не учеными, а носителями языка, образованной частью населения, а также учеными и теми, кто занимается творчеством, например, писателями. Мы только диагностируем норму, а складывается она исторически. Если расстанемся с ней, расстанемся и с языком. А те языки, которые изобрели в Интернете, «любительские», собственно говоря, их тоже нужно изучать и анализировать: почему возникают такие тенденции? Изучать их надо с точки зрения языка и с точки зрения психологии.

В Интернете есть по-настоящему интересные явления. Например, появилось много словесных новообразований. Чувствуется, что такие люди, их «изобретающие», хорошо владеют языком, к тому же могут творчески к нему относиться.

— Если мы сейчас наблюдаем небрежное отношение к языку, может произойти потеря нормы, и язык станет хаотичным?

— Я не думаю, что так просто загубить язык. Он все-таки формируется исторически и укореняется в истории, культуре, науке страны. Это первое. Второе – это литература.

— Но ведь ее мало читают…

— Нет, все-таки читают. Есть еще целая армия учителей, преподавателей, которые по роду деятельности должны хранить язык и ориентироваться на норму. Кроме того, язык — такая самоорганизующаяся открытая система, которая выдавливает через некоторое время аномальные и асистемные элементы. Они просто не удерживаются в речи. А система остается и функционирует. Это великий, мобильный механизм, который очень трудно испортить. Скорее, мы себе наносим вред, когда не изучаем наш язык, не овладеваем им по-настоящему.

— Каким вы видите язык в будущем? Может, у человечества будет один язык?

— У человечества всегда была мечта – иметь общий язык, и особенность этого языка в том, что каждое слово должно иметь только одно значение, и такие языки были созданы, например, эсперанто. На этом языке пишется литература, но почему-то эсперанто мало внедряется в общение. Сейчас в качестве языка международного общения используется английский, но трудно предсказать, что будет дальше. Например, русские дворяне говорили на французском лучше, чем на русском, а сейчас французский имеет ограниченную сферу употребления.

Я думаю, что единство нации связано с единством языка, и цивилизованная нация очень много думает о языке, о его сохранности. Например, французы сейчас очень заботятся о чистоте своего языка, следят, чтобы американизмы, которые так активно внедряются в сознание всего мира, как можно меньше проникали в язык. Конечно, не нужно отгораживаться от других языков и культур, но прежде всего каждой здравомыслящей нации надо заботиться о сохранности самого главного богатства – языка, который является формой жизни.

— А возможно ли языковой стихией управлять в рамках всей нации?

— Необходимо воздействие на всю социальную систему. Первая ступень – детские сады и ясли, там нужно формировать интерес к чтению, ведь все закладывается в детстве. Чем усаживать ребенка перед телевизором, компьютером, лучше книжку вслух почитать. Вторая инстанция – это школы. И там языком мало занимаются. В настоящее время на первом месте – компьютерная грамотность, на втором – языковая. Но не поможет никакой компьютер, если человек вообще не владеет языком и мыслить не умеет, ведь без языка мышления не существует.

— Что произойдет, если языком вообще не заниматься?

— Постепенно будет вырождение. С вырождением языка связано и вырождение человека. Языком владеть непросто. Для этого обязательно нужны личностные усилия каждого человека и всего общества, в том числе для этого нужно ощущать себя гражданином. Сейчас есть люди, язык которых целиком составляют непечатные выражения. В речи, конечно, могут быть жаргонизмы и даже нецензурные слова, когда человек выражает не только мысль, но и чувство, но это не должно быть правилом, а исключением.

— Может случиться, что в будущем мы перестанем понимать друг друга и нашего великого русского языка не станет?

— Мне это трудно представить. Я думаю, что пока мы люди, мы будем хранить наше богатство. Ведь русский язык считается одним из самых богатых языков в мире. Об этом говорит наша литература. Наши переводы (например, Чуковского) лучше, чем сам оригинал. Я не думаю, что люди могут потерять язык, ведь тогда они потеряют себя, и назвать их людьми будет сложно. Язык – это то, что скрепляет нацию, делает ее единой, говорит о ее возможностях. Любое дело, если им не заниматься, разрушается.

Языком нужно заниматься каждому человеку. И самое время в нашей стране формировать устойчивую языковую программу, заниматься языковым строительством.

Галина КАСЬЯНОВА.



Последние новости

Все новости