Помним своих Героев

Елена Павлова

Вчера вечером у мемориала на Комсомольской горке, у Вечного огня, зажглись свечи памяти. Их мерцающие огоньки слились в слово «Помним»... Ставрополь вместе со всей страной чтит память тех, кто 80 лет назад вступил в сражение с фашистской армадой... 22 июня 1941 года — это не просто дата начала Великой Отечественной войны. Это точка отсчета великого жертвенного подвига нашего народа — миллионов советских людей — на фронте и в тылу. Помните песню из фильма «Офицеры»: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой»... И вот на примерах «своих героев» в семьях воспитывались и вырастали новые герои. Точнее — Герои нового времени. Такая уж судьба у нашей России-матушки, что на долю каждому ее поколению по своей войне выпадает. Так что слово «Помним», что огоньками свечей у Вечного огня сегодня мерцает, и новым Героям адресовано — хотя бы потому, что они подвиг дедов и прадедов своей жизнью продолжили или повторили.

 

День памяти и скорби в квадрате

На фотографиях, сделанных в разные годы, — представители разных поколений одной замечательной ставропольской семьи, в которой все мужчины уже несколько поколений подряд выбирают профессию — Родину защищать.

Кавалер двух орденов Ленина и ордена  Трудового Красного Знамени Иван Третьяк.
Кавалер двух орденов Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Иван Третьяк.

На старых фото - фронтовики Василий Ержак и Иван Третьяк. Василий Арсентьевич прошел с боями от Сталинграда до Берлина, орденоносец, после войны трудился на заводе «Красный металлист». Ивану Михайловичу до конца войны довоевать не пришлось. Но в боях участвовал — в том числе на подступах к Ставрополю. После ранения ковать Победу ему пришлось уже в тылу. Кадровому военному пришлось осваивать мирную профессию агронома. После войны уехал поднимать целину. Так и остался в Казахстане. Кавалер двух орденов Ленина и ордена Трудового Красного Знамени. Они оба не любили вспоминать о войне — во всяком случае вслух и на людях никогда не рассказывали о том, что довелось пережить. И все же для детей своих и внуков были примером мужества и честного служения Отечеству. И в том, что выбирали, подрастая, сыновья и внуки военную стезю, тоже ничего удивительного нет.

Так сын Ивана Михайловича Третьяка, Владимир Иванович, окончил летное училище и много лет служил в частях ВВС. Вместе с супругой Верой Васильевной воспитали они двух замечательных детей — Оксану и Василия. Сыну имя в честь деда-фронтовика дали. И Вася с детства этим очень гордился. А повзрослев, мечтал своего сына в честь другого деда Иваном назвать... Только вот не пришлось — сын Василия, которому 1 июля 17 лет исполнится, носит имя отца, который погиб за девять дней до его рождения - 22 июня 2004 года, честно и до конца выполнив свой воинский и врачебный долг. Врач Назрановского погранотряда старший лейтенант Василий Третьяк погиб от разрыва снаряда, оказывая помощь раненым, — парня-срочника, которого в тот момент перевязывал, он закрыл собой...

С тех пор 22 июня, к которому каждый нормальный человек в нашей стране чувствует личную сопричастность, в семье Третьяк — День памяти и скорби в квадрате.

Сейчас, вспоминая о Василии, и его родители, и вдова Ирина говорят: «Он не мог поступить иначе. Таким уж был человеком».

 

Слово «офицер» пишется с большой буквы

Много чего вспоминается, и родным это больно до сих пор... Но боль и горечь смешаны со светлым чувством. Василий Третьяк был очень добрым светлым человеком. Его все любили. И, по сути, он был счастлив — с детства хотел быть только военным, потом хотел быть врачом. И когда по окончании третьего курса Читинского мединститута ему предложили перевестись в Нижегородскую военно-медицинскую академию, Василий не колебался ни секунды — это было то, о чем он мечтал.

В Нижнем Новгороде Василий Третьяк и любовь свою встретил. На остановке. Увидел девушку, которая ему просто улыбнулась.

– А я тогда всем улыбалась, - вспоминает Ирина Константиновна.

Девушка из художественного училища. Она всегда любила рисовать, но никогда этому не училась. Знакомые говорили: «Нужно учиться, попробуй, не зарывай талант в землю».

Василий Ержак дошел до Берлина.
Василий Ержак дошел до Берлина.

Она попробовала - просто пришла на консультации и подготовительные занятия. И первый же ее рисунок преподаватель отметил — Ирина единственная удостоилась похвалы... Вот и летела как на крыльях и улыбалась всем встречным... «Случайный встречный» Василий Третьяк оказался совсем не случайным — он стал самой большой Ирининой любовью — на всю жизнь. Ради нее Ирина впоследствии и от живописи отказалась, когда мужу пришла пора отправляться к месту службы — в Северо-Кавказский пограничный округ. Он предлагал жене: учись, приедешь ко мне через год... Но девушка решила иначе: семья важнее.

На новом месте ей было очень трудно. В первую очередь — психологически. Ингушетия в начале нулевых была одним из самых сложных регионов. Обстановка была очень напряженной. А провокации и диверсии против пограничников и силовиков следовали одна за другой. Через забор в расположение управления отряда летели гранаты, были случаи похищения военнослужащих, обстрелы и провокации. Боевое крещение Василий прошел уже во время первого своего дежурства. Ирина ни минуты не была спокойна за мужа, при этом, как могла, старалась его поддержать. Ведь и в ее семье была своя военная история.

 Василий с отцом Владимиром Ивановичем.
Василий с отцом Владимиром Ивановичем.

Бабушка Ирины, Лидия Павловна Моисеева, была врачом — на фронте совсем еще девчонкой спасала раненых из разбитого эшелона. Трое суток от операционного стола практически не отходила. Да еще и кровь для раненых сдавала... Орденом Красной Звезды была награждена. Правда, родные только по наградным документам об этом знали. Больше о войне Лидия Павловна никому не рассказывала. Видимо, слишком тяжелы были эти воспоминания... А врачом она была от Бога, Василий успел с ней познакомиться — уважал очень...

…А его и самого все очень уважали и любили. Он и правда очень много сделал и для санчасти, и для военнослужащих. Ирина Константиновна вспоминает Новый год, который они для солдат организовали — стол накрыли. Без алкоголя, конечно, но главное — душу ребятам согрели. Они потом говорили, что так душевно только дома праздновали... А ведь в тогдашней обстановке «стабильной напряженности» этим мальчишкам-срочникам именно душевное тепло было очень нужно. И еще — и солдаты, и офицеры любили, когда военврач Третьяк брал гитару. У него был красивый голос и богатый репертуар. Ира помнит, как замечательно он пел «На границе тучи ходят хмуро».

Василий жил для людей и считал, что иначе и быть не может.

– Я считаю, - говорил он жене, - что Офицер — это слово, которое пишется с большой буквы... И этому званию надо соответствовать. Меня так отец научил...

– Вот Василий и соответствовал, - говорит Ирина Константиновна. - Он был Офицером и Человеком с большой буквы.

 

И он живет

…Они с женой очень ждали появления на свет сына. Беременность протекала тяжело. Ирина несколько раз ложилась на сохранение. И за месяц до родов Василий отвез жену к родным в Нижний Новгород.

– Ну вот, теперь все будет хорошо! - сказал он перед возвращением в часть.

Свадьба, 2000 год. Самый счастливый день.
Свадьба, 2000 год. Самый счастливый день.

…Очень много вопросов возникало в свое время по поводу той крупномасштабной провокации, которая состоялась в Назрани в ночь на 22 июня 2004 года, когда были совершены налеты на ряд зданий силовых структур и управление погранотряда. Боевики его явно заранее готовили и дату выбрали не случайно. Они часто выбирали для своих бандитских акций важные государственные даты. И эта акция явно готовилась заранее и тщательно. И было немало того, что должно было насторожить — например, что накануне налета на отряд из ближайшей многоэтажки враз «дематериализовались» все жильцы... Тогда об этом практически открыто говорили... Ну, словом, на опережение тогда сработать не удалось. Бандитская акция состоялась...

В момент, когда все это началось, Василий Третьяк был уже в общежитии во Владикавказе. Семейные пограничники жили там — в отряд приезжали на работу. Узнав, что отряд ведет бой, Василий с товарищами выехали в часть на личном автомобиле. На административной границе подсели на БТР силовиков. В 700 метрах от отряда нарвались на засаду. БТР был подбит. Боевики вели шквальный огонь. Василий, который успел соскочить с брони и мог бы укрыться, вернулся к раненым... Так, оказывая им помощь, он и погиб от осколочного ранения в голову....

Сын Василий родился на девятый день после гибели отца.   Василий Васильевич Третьяк — будущий капитан дальнего плавания.
Сын Василий родился на девятый день после гибели отца. Василий Васильевич Третьяк — будущий капитан дальнего плавания.

Помню, в день похорон я говорила с офицером Назрановского отряда. Звали его Магомед. Фамилии уже не помню. Вот он мне все это и рассказал... А перед возвращением в отряд специально приехал в редакцию — с тем единственно, чтобы сказать:

– Узнал, что командование представляет Василия Третьяка к ордену Мужества (посмертно). Я хочу сказать, что его подвиг самопожертвования достоин звания Героя России. Обычно такие вещи обсуждать не принято. Но не один я так считаю, и меня не поймут другие офицеры отряда, если я этого не скажу...

…Думаю, что этот офицер понимал, что представление на награду изменено не будет, но сам факт, что человеку было важно донести до читателей, до жителей родного города Василия Третьяка, что их земляк — Герой, значит много...

…И еще был один очень много говорящий момент на похоронах — о нем рассказал Ирине ее отец, приезжавший из Нижнего Новгорода на прощание: провожая Офицера и Врача Василия Третьяка в последний путь, плакали солдаты-срочники. Те, которых он лечил, о которых заботился... Вряд ли тут что-то надо комментировать.

Ирину на похороны мужа не отпустили врачи... Сказали: «Сама отправишься вслед за ним, и ребенка погубишь»... Состояние женщины было очень тяжелым, признается — чудом с ума не сошла. Помогала мама — она все время была рядом, даже в больничной палате.

Малыш родился 1 июля — на девятый день... Когда ей его принесли, сердце замерло — копия, отцовская миниатюра... Ирина дала сыну имя мужа.

– Для меня другого выбора просто не было, - говорит Ирина Константиновна. - Только Василий. Мне очень хотелось, чтобы Вася жил, продолжал жить в нашем сыне. И он живет...

Фото из архива семьи Третьяк.

мемориал на Комсомольской горке, свечи памяти, Великая Отечественная война

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости