Позывной «Юрич»

Елена Павлова

В селе Сенгилеевском на базе клуба «Русские витязи» руководители военно-патриотических, военно-спортивных клубов, казаки, офицеры спецподразделений Росгвардии прошли трехдневные занятия по тактической медицине. Вел их основатель проекта «Технологии выживания» кандидат медицинских наук Юрий Евич.

Давно понимал, что война надвигается

Юрий Евич — автор курса «Технологии выживания».
Александр ПлотниковЮрий Евич — автор курса «Технологии выживания».

Чему учит тактическая медицина? В первую очередь — как остаться в живых, получив ранение в ходе боя, как помочь раненым товарищам. Ведь от того, насколько грамотно и своевременно оказана первая помощь, зависит жизнь.

Юрий Евич знает это не понаслышке. «Юрич» - под таким позывным его знали бойцы ополчения Донецкой Народной Республики. В период самых кровопролитных боев он был начальником медицинской службы бригады народной милиции ДНР. В 2014 году он, по сути, и организовывал медслужбу этого боевого подразделения практически «с нуля». На своей малой родине Юрий Юрьевич оказался сразу, как туда пришла беда и война.

Родом Юрий Евич из Горловки. Образование же получал в Москве — в Университете дружбы народов.

– Божьей милостью, - говорит он, - я там восемь лет отучился, диссертацию защитил. И домой вернулся. Но имеющиеся уже тенденции украинизации и фашизации населения меня категорически не устроили. И в начале нулевых я снова уехал в Россию. Что будет война, я уже тогда понимал и все эти годы четко видел, как она надвигается. А причина этой войны в оскудении духа и веры в людях. Ведь христианин — это воин Христов, и веру свою нужно защищать. Если этого не делать, бесовские силы опять придут к нам с огнем и мечом и попробуют на прочность нашу крепость. Внутренне, физически и профессионально себя к этому готовил. А потом смотрю: я готовлюсь, а люди кредиты берут, евроремонты делают и живут себе - не парятся. Был момент, когда я стал задумываться, не сошел ли я с ума? Получается-то почти по Куприну: весь мир не в ногу шагает, один я - в ногу. Может, думаю, мне все померещилось?.. И только я начал думать, что как-то надо менять свой жизненный путь, как Всевышний и вразумил: «понесся» в Донбасс.

И все-таки не так просто оказалось принять решение. И не только потому, что предстояла разлука с семьей, отодвигались в неизвестность сроки защиты докторской диссертации и т.д. Было тяжело и физически, и морально. Юрий Юрьевич вспоминает, что в один момент как будто все силы кончились. Он буквально заставил себя ехать.

– В Донецкой области я был практически с первых дней русской весны, - говорит Юрий Евич. - Тогда эту территорию еще контролировал противник. Так что приобрел опыт организации медслужбы для партизан и подпольщиков в тылу противника.

Участие в «интенсиве» приняли руководители военно-спортивных и военно-патриотических клубов, казаки, офицеры СОБРа и ОМОНа.
Александр ПлотниковУчастие в «интенсиве» приняли руководители военно-спортивных и военно-патриотических клубов, казаки, офицеры СОБРа и ОМОНа.

А потом уже выполнял эти задачи для отрядов самообороны и ополчения, из которых впоследствии были сформированы воинские части. Кстати, ведь эти части тоже с нуля формировались. Там и рядовые, и весь офицерский корпус — местные гражданские люди. Однако уже через полгода после того, как взяли в руки оружие, они смогли разгромить противника в ходе Углегорско-Дебальцевской операции. Враг, подчеркну это, был многочисленный. Под Дебальцево отрядам народной милиции противостояли профессиональные формирования поляков и других наших «заклятых друзей». И в очередной раз эта победа показывает, что с Божьей помощью все возможно, что для человека ничего невозможного нет. С первых же дней я видел примеры высочайшего героизма и самоотверженности — например, бойцов, стоящих в карауле по нескольку суток. Среди них были пожилые, со слабым здоровьем. Случалось, придет такой в медпункт с жалобой на головную боль, Давление начнешь мерить — тонометр зашкаливает. Цифры невиданные — чуть не под триста. Теоретически такого быть не может, а практически на войне бывает все что угодно. По всем канонам, человек с таким давлением умереть уже должен, ан нет — возьмет таблеточку и опять на пост, да еще и шутить старается.

 

Примеру великого Пирогова последовали единицы

 Выполнить практические задания  участникам занятий помогают ассистенты.
Александр Плотников Выполнить практические задания участникам занятий помогают ассистенты.

При этом Юрий Евич с горечью констатирует, что среди российских добровольцев, сотнями приезжавших на Донбасс в период активных боевых действий, практически не было специалистов - организаторов здравоохранения, и врачей было мало. Точнее, их катастрофически не хватало.   Донецкие врачи многие уехали. Те, которые остались, работали с запредельной нагрузкой, потому что больных среди пациентов меньше не стало, к ним еще добавились раненые — и мирные жители, и ополченцы. Главное, что у медиков ДНР не было никакого опыта работы в условиях боя, под огнем. А никто из военспецов медицинской службы в воюющую республику из РФ так и не приехал — ни добровольцем, ни в качестве советника — никак. За исключением нескольких хирургов, которые прилетали делать сложные операции в больницах Донецка и Луганска, принимавших раненых ополченцев. Но нужны были и специалисты, обладающие знаниями об организации системы медицинской помощи в условиях войны. Юрий Юрьевич признается: был удивлен, что из полутора тысяч слушателей Санкт-Петербургской военно-медицинской академии в зону боевых действий добровольцем приехал только один парень в период каникул... «Получается, пример Пирогова мало кого вдохновляет? - задает риторический вопрос Юрий Евич. - Пирогов, светило, хирург с мировым именем, будучи пожилым человеком, ехал в охваченную войной Италию, чтобы спасти ногу раненому Гарибальди»...

Короче, то, как организовать медицинскую помощь на передовой, ополченцам приходилось постигать самим. В тот период Юрий Евич впервые столкнулся с тем, что он не имеет возможности даже методичку какую-нибудь по этому поводу получить.

– Будучи начмедом бригады, я ни разу не смог получить каких-либо военно-практических разработок для ежедневной практической работы. Я считаю, что это просто саботаж, - говорит мой собеседник.

Это был первый посыл к тому, что доктор Евич начал заниматься подготовкой собственных рекомендаций по тактической медицине (на основе полученного боевого опыта) и проекта «Технологии выживания». Второй посыл случился уже по возвращении в Москву, когда Евич стал исследовать по этой теме интернет. И открыл для себя очень интересную вещь:

На войне жизненно важно уметь  грамотно оказать себе первую помощь при ранении.
Александр ПлотниковНа войне жизненно важно уметь грамотно оказать себе первую помощь при ранении.

– В интернете встречаются наставления по «партизанской медицине», - рассказывает Юрий Юрьевич. - Написано красиво, много разных терминов. Начинаешь читать — думаешь: вот молодцы, наконец кто-то по теме написал!.. Тонко написано — нет слов. Даже имея медицинское образование, читать надо очень внимательно, и тогда достаточно быстро начинаешь понимать, что, действуя так, как там все описано, ты, скорее всего, убьешь того, кому будешь оказывать помощь. С чем-то подобным я уже сталкивался, когда, работая в Саратове, имел возможность познакомиться с методичкой по медпомощи, написанной для исламистов. Так вот если убрать из текста «Аллах акбар!» и прочее и оставить только медицинские рекомендации, то они те же самые, что написаны для «партизан Донбасса» в интернете. Вот так международные силы, имеющие интересы в разных странах мира, спонсируют подготовку, выпуск и распространение подобных методических пособий — чтобы те, против кого они в этих странах действуют, такой вот медицинской помощью сами друг друга убивали... А противопоставить-то нам нечего — у нас книг таких не напечатано, в народ они не запущены.

Юрий Юрьевич привел еще один пример. Как-то в Москве проводила мастер-класс одна «веселая» польская организация. Ее инструкторы ездят по городам и весям и проводят занятия якобы по тактической медицине. Это ж у нас просто — оплатил аренду площадей и проводи что хочешь. Юрий Евич, послушав польских «коллег», пришел к однозначному выводу, что советы они дают вредительские. А как иначе можно квалифицировать установку: «Если жгут наложен больше 15 минут, его уже нельзя снимать»...

– Плевральные иглы (это очень опасная манипуляция) они советовали ставить как можно больше, - продолжает перечислять Юрий Юрьевич и добавляет: - Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно... И вредно... Их логика понятна. Наши враги таким подлым способом пытаются нас убить. Непонятна наша логика (тех, кто у нас за это отвечает): не тиражируется собственный полезный опыт, зато вышеозначенным способом распространяется вредительский. У нас как-то принято смеяться над «украми» (той частью украинского общества, которая настроена прозападно и антироссийски и намерена с нами воевать) — мол, они тупые и «кастрюлеголовые». Но при всех имеющихся проблемах на Украине только за прошлый год было издано восемь книг по тактической медицине. А у нас — ни одной. Во всей великой России не смогли выпустить ни одной книги. И это при том, что есть распоряжение первого лица государства о развитии в стране тактической медицины. То есть рассуждениями о том, что тактическая медицина — лженаука, уже не побросаешься, отмазка «Нет приказа» тоже теперь не аргумент. Приказ-то как раз есть. Но воз и ныне там.

 

Об искусственном и настоящем

На счету Юрия Евича десятки, а может, и сотни спасенных жизней во время войны на Донбассе. И его нынешняя работа нацелена тоже на спасение. Ситуации бывают разные — не только на войне, где до пятидесяти процентов боевых потерь происходят из-за потери крови при ранении. При правильно оказанной первой помощи человека, как правило, успевают доставить в больницу или госпиталь. Поэтому важно, чтобы он знал хотя бы азы, как и чем он может помочь себе сам. На фотографиях, сделанных на «интенсиве» (так Евич называет свои занятия), видно, что даже люди опытные, прошедшие горячие точки, с усердием осваивают навыки работы со жгутами. Жгутов, оказывается, существует огромное множество видов. Из этого множества каждый может выбрать тот, с которым ему будет в случае чего удобно работать. А еще важно занять нужное положение, чтобы не свалиться с ног от головокружения при ранении и успеть сделать все необходимое, чтобы выиграть время, дождаться медицинской помощи. Мы с фотокором застали только один фрагмент занятий. За три дня на «интенсиве» было еще много чего интересного.

А из рассказанного им о себе хочется выделить еще несколько моментов. В 2014 году Юрию Юрьевичу довелось оперировать человека, который намеревался стать его убийцей. Помните, еще до начала полномасштабных военных действий отряды самообороны заняли здание обладминистрации. В Киеве планировалась расправа над людьми, защищавшими это здание, — как в Одесском Доме профсоюзов. Планировали эту операцию те же люди, которые стояли за трагедией в Одессе 2 мая 2014-го. В Донецке им это не удалось. И один из организаторов и координаторов массового убийства раненым был взят в плен. Евич зашивал ему рану косметической иглой — особых и инструментов-то не было, кровь было трудно остановить. Очень ответственная была операция. Спасать приходилось нелюдя этого, поскольку он — ценный свидетель. Действительно, говорят, много он поведал, когда его откачали и вывели из организма остатки боевой наркоты, коей на Украине пичкали своих военных вне зависимости от чинов и званий.

Я слышала об этом на Донбассе, поэтому поинтересовалась, а как сейчас — ВСУ так же ее применяет?

– Сейчас меньше, - говорит Юрий Юрьевич. - Масштабного наступления нет. Надо уточнить, что применяют они обычно не наркотики в чистом виде, а боевые стимуляторы разработки США. Они подавляют страх, притупляют боль, несколько уменьшают кровотечение. Конечно, имеются побочные эффекты. Но кого это волнует? Кто для них украинские солдаты? Расходный материал — тем более когда украинцы воюют с русскими. Это для них просто зашибись! Но вот на чем тут хотелось бы заострить внимание. Немцы в 1941-м ведь тоже использовали химические стимуляторы. Но они не рассчитывали долго этим пользоваться. Планировался блицкриг. Но не получилось. И в какой-то момент в армиях вермахта произошло резкое падение боеспособности — не только из-за русской зимы... Так вот, в случае войны наши враги, скорее всего, будут использовать стимуляторы. В краткосрочной перспективе это может обеспечить им успех. Но если люди втянутся в длительную войну, искусственно созданный ресурс иссякнет, боеспособность упадет. Чтобы противостоять таким «химическим зомби», нужна помощь Всевышнего. Сказано в Писании: «Все, что нужно вам, уже есть у вас». В организме человека действительно находятся все вещества, необходимые для того, чтобы он мог проявить сверхмужество, выдержку и терпение. Не нужно есть «химию» — нужна только вера в Бога, вера в Победу и правильная мотивация. Великая Отечественная война это в полной мере показала.

– А чему научила Вас война на Донбассе, как отразилась на отношениях с людьми, кого подарила, кого отринула?

Я задала этот вопрос, вспомнив, как в одном из интервью Юрий Евич рассказывал о своем студенческом друге, с которым жили в общаге в одной комнате. Не разлей вода были. Частому общению не помешали даже границы и расстояния, когда однокашник по какому-то «обмену» уехал за океан. Юрий Юрьевич считал его замечательным человеком, достойным памяти своих дедов-фронтовиков, и настоящим православным до тех пор, пока не узнал, что в Америке этот православный патриот занимается «милым делом» - выращивает в лаборатории боевые вирусы, рассчитанные на поражение людей со славянским генофондом.

– Так шутит нечистый: предал свой народ — становись его убийцей, - с горькой улыбкой замечает Юрий Евич. - С тех пор, как я об этом узнал, прекратил с ним всякое общение... А на вопрос, что изменила во мне война, отвечу так. На войне происходит колоссальное переосмысление жизни и ее целей. И в этом смысле благотворное влияние на человека такого тяжелого и страшного дела, как война, трудно переоценить. Многих именно война приводит к Богу. Не зря же говорят: «Кто на войне не был, Богу не маливался»... С какой силой и верой ты молишься под обстрелом или во время атаки, так почти никогда не бывает в обычной жизни... А еще на войне сразу становится ясно, какой человек настоящий... А здесь это не сразу и разберешь. Например, человек, о котором Вы спрашивали, он ведь формально очень хороший православный, в церковь ходит даже в Америке, исповедуется, причащается... А на работе выращивает вирусы против своего же народа — против последнего оплота православия в мире... Вот и получается, что в его душе все искусственное - ничего настоящего нет, да и не было никогда...

проект «Технологии выживания», кандидат медицинских наук Юрий Евич

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»



Последние новости

Все новости