«Старость придет, если ее позовешь…»

Василий Скакун

«Настоящая жизнь человека начинается в пятьдесят лет. В эти годы человек овладевает тем, на чем основываются истинные достижения, приобретает то, что можно отдавать другим, познает то, чему можно учить, расчищает то, на чем можно строить»
(Э. Бок).

«Человек, доживший до семидесяти или восьмидесяти лет, может вдруг испытать живой интерес к миру, ибо только теперь ему стало ясно, что есть мир, что мир может дать и что такое быть человеком» (Т. Браун).

«Жизнь начинается с ухода на пенсию не потому, что работа, наконец, осталась позади, но потому, что перед вами внезапно открывается целый мир и вы готовы вступить в него» (Х. Хэйес).

«Искусство старения заключается в том, чтобы быть для молодых опорой, а не препятствием, учителем, а не соперником, понимающим, а не равнодушным» (А. Моруа).

«…Те, кто отказывает старости в возможности участвовать в делах, не приводят никаких доказательств и подобны людям, по словам которых кормчий ничего не делает во время плавания корабля, между тем как одни моряки взбираются на мачты, другие снуют между скамьями, третьи вычерпывают воду из трюма, а он, держа кормило, спокойно сидит на корме. Он не делает того, что делают молодые, но, право, делает нечто гораздо больше и лучше; не силой мышц, не проворностью и не ловкостью тела вершатся великие дела, а мудростью, авторитетом, решениями, и старость обыкновенно не только не лишается этой способности, но даже укрепляется в ней» (Цицерон).

«Воля бессильна против известных проявлений распада организма. Тем не менее решение человека, несмотря ни на что, участвовать в жизни, в ее радостях, горестях, в ее борьбе и не становиться живым мертвецом может сыграть очень большую роль. Вот почему, когда приближается печальный, для всех нас ожидающий конец, когда наступает последний час, надо спокойно продолжать свой путь, будто ничто не сможет этому помешать. Не надо думать о дорожной катастрофе, которая отбросит вас на край дороги без всякой возможности вновь подняться» (Ж. Дюкло).

Здесь я (автор статьи) хочу поспорить с французским философом. И вот о чем – жизнь, как таковая, с позиции сегодняшнего дня старости просто не имеет права завершаться вместе с окончанием срока службы нашего тела. Такое отношение к жизни просто оскорбляет Великий Замысел Бога относительно человека. Ведь мы Его подобие, но… подобие потенциальное (ведь наш мозг открыт для многих только на 7%). Так что, умрем и все? А кто будет открывать остальные 93%? Иначе зачем Творец вложил в нас такой огромный потенциал? Но дойти до безусловного понимания, вернее, осознания многоразовости своего присутствия на планете, очистить свое сознание и проявить божьи устремления в нравственности, естественно, многим пока не по силам. Да, сегодня ты не силен, а в следующей жизни, если будешь практиковать дела божьи, а сострадание в первую очередь, то наверняка и ты проникнешься этой истиной. Это как открытие закона относительности: вначале его понимал только Эйнштейн, а уж затем подготовленный ученый мир тоже овладел этим законом.

«Как, если не реинкарнацией, объяснить поразительную разницу между людьми? Как уместить в одной жизни и преступника, и человека, озаренного великими просветлениями? Это парадокс, оскорбляющий и ум, и душу, и этическое чувство, и духовную интуицию» (Шри Ауробиндо).

«Обыкновенно думают, что жизнь старых стариков не важна, что они только доживают век. Это неправда: в глубокой старости идет самая драгоценная, нужная жизнь и для себя, и для других. Ценность жизни обратно пропорциональна квадратам расстояния от смерти. Хорошо было бы, если бы это понимали и сами старики и окружающие их. Особенно же ценна последняя минута умирания» (Л.Н. Толстой).

«Прекрасным дополнением к искусству жить и умирать была бы книга об искусстве стареть, которая учила бы людей, как постепенно отказываться от своих претензий, от свойственных юности удовольствий и ухаживаний, по мере того, как надвигаются возраст и болезни» (Р. Стил).

«...Жизни, прожитой спокойно, чисто и красиво, свойственна тихая и легкая старость; такой была... старость Платона; он умер восьмидесяти одного года, занимаясь писанием; такой была и старость Исократа, который, как он говорит, на девяносто четвертом году написал книгу... и после этого прожил еще пять лет. Его учитель Горгий прожил сто семь лет и ни разу не прерывал своих занятий и трудов...» (Цицерон).

«Нет совета душевнее, как пожелать стареющим людям активной до конечного мгновения длящейся деятельности. У человека единственная возможность посрамить смерть – не ждать сложа руки» (Д. Ийеш).

«Как мало на свете стариков, владеющих искусством быть стариками» (Ф. Ларошфуко).

«...У стариков сдержанных, уживчивых и добрых старость проходит терпимо, а заносчивый и неуживчивый нрав тягостен во всяком возрасте» (Катон Старший).

«И вообще старость – это свобода, разумность, ясность и безусловная любовь ко всем»
(А. Толстой).

И если этот период жизни мы сумеем сделать спокойным, умиротворенным, доброжелательным и милосердным, то тем самым будем готовить себе соответствующий фундамент для будущей жизни.

Фото: https://stihi.ru/2018/10/11/3047

эзотерика, Академия здоровья Василия Скакуна, Василий Скакун: грани бытия, здоровый образ жизни

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»



Последние новости

Все новости