Ставрополь – Антрацит. Мостик в Россию

Елена Павлова

Окончание. Начало в № 106 - 107.

На одной из центральных улиц Антрацита – торговый центр «Россия».

– При ЛНР открыт? – интересуемся мы.

– Нет, раньше. Сколько помним, он все время так назывался...

– При «незалежности» не пытались «укропатриоты» поиграть в политику вокруг названия?

– Да их бы тут слушать не стали...

Это вот к вопросу об интеграции в Россию. Экономически город, конечно, нуждается в помощи и поддержке, а вот с общественным сознанием тут все в порядке... Оно никогда и не дезинтегрировалось и уж точно не попадало под каток идеологии «укрорейха»...

И в другую крайность тут не ударились, к украинской культуре и языку по-прежнему относятся уважительно. Даже гривны в магазинах принимаются (каждый ценник – из двух пунктов: в рублях и в гривнах).

– Здесь давно рублевая зона, – поясняет наш гид Александр Щербаков. – Люди пенсии и зарплаты в рублях получают. Гривнами расплачиваются в основном те, кто приезжает с Украины, беженцы в том числе. Мы же не можем лишить их возможности покупать необходимое в магазине...

Мы идем в продовольственный магазин под названием «Горняк»... Открылся восемь лет назад, когда Украина пошла войной на Донбасс. Объявила экономическую блокаду. В Антраците тогда, как и везде по ЛНР – ДНР, сразу закрылись все сетевые магазины. «Схлопнулись» в одночасье. Поставки продукции из незалежной были прекращены. Вот тогда предприниматель Эдуард Кнур и решил открыть магазин с поставками из России. И некоторое время это был чуть ли не единственный продуктовый магазин на весь микрорайон.

А история этого района с первого фундамента связана с историей шахты «Комсомольская». Поэтому и магазин назвали «Горняк»... Да рискованно было открывать бизнес в то время, когда людям пенсии не платили, зарплаты мизерные были даже на шахте. А закупочные цены – российские... Торговали с минимальной наценкой, учитывая низкую платежеспособность населения... Удержались на плаву, и жители полюбили магазин... Ассортимент прекрасный, свежая выпечка, кофе в аппарате – 50 рублей. У нас в два раза дороже... Мы аж не удержались – выпили по чашечке...

Это не реклама торговой точки – нас к Эдуарду Кнуру администрация Антрацита направила. Эдуард Юрьевич ведет социально ориентированный бизнес, гуманитарку на линию фронта отправлял, и тем, кому нужна помощь, всегда помогал... Член совета предпринимателей при городской администрации.

В «Горняке» русский язык мирно соседствует с украинским. На входе покупателей встречает приветствие на русском, на выходе провожает благодарность на украинском: «Дякую» (то есть спасибо)...

Эдуард Кнур – предприниматель
Эдуард Кнур – предприниматель

– В нашем городе всегда говорили на русском, на украинском, на суржике, – говорит Эдуард Кнур. – И все всех понимали. У меня у самого корни из Западной Украины... Родственников там много... С некоторыми мы теперь не общаемся... Или они с нами... Но есть и те, которые адекватно оценивают, что и почему произошло...

А этнические украинцы, которые здесь у нас живут по сорок и более лет, – они думают точно так же, как мы с вами.

– В Антраците действительно много выходцев из Западной Украины, – поясняет Александр Щербаков. – Когда в 1980 году вводилась в строй «Комсомольская», это было событие не местного значения. Это была всесоюзная комсомольская стройка – бригады и стройотряды из разных городов страны приезжали. И потом, вплоть до 1991 года, «Комсомольская» была центром развития города. Жилье строили, детские сады, школы, поликлинику. Вот этот микрорайон в числе других строители из Западной Украины возводили.

Многие здесь и остались, семьи создали... Город тогда стремительно развивался, на глазах прирастал – численность населения за 100 тысяч «шагнула». Молодежь оставалась у нас, потому что видела перспективы – хорошие зарплаты, быстрое получение квартиры... А с 1991 года все пошло на убыль...

– Ну а вообще, за эти постсоветские годы со стороны Киева были какие-то попытки что-то новое привнести в развитие города, какие-то новые технологии, – интересуюсь я...

– Я помню один такой проект. Речь шла о строительстве водоочистительной станции, очищении шахтных вод. Об этом трубили из Киева, рекламировали этот «перспективный проект» всячески, говорили о выделении неких средств – немалых. Потом ажиотаж поутих, и в конце концов появилась статья, что шахтные воды то ли невозможно очистить так, чтобы они были применимы для каких-либо хозяйственных целей, то ли что это вовсе вредно. В общем, проект «накрылся». Куда деньги делись, непонятно...

 

Мы обеспечиваем экономическую безопасность республики

Памятный уголь
Памятный уголь

Тем временем мы как раз подъезжаем к шахте «Комсомольская», которая и до сих пор, несмотря на все пережитые за эти годы трудности, реорганизации и прочие катаклизмы, остается градо– и бюджетообразующим предприятием. И еще мне очень понравились люди – и руководство, и простые шахтеры... Общение с ними убедило меня: у Донбасса огромный потенциал, он быстро восстановит силы...

Это, кстати, несколько раз прозвучало в общении с разными людьми. Выражая благодарность за помощь, они хотят, чтобы в России знали: все вложения в восстановление и развитие региона окупятся. Донбасс не собирается выживать за счет вспоможений, он хочет жить и развиваться. Нужен толчок, рычаг, чтобы вытащить регион из разрухи и дать возможность максимально использовать его потенциал. Именно так здесь воспринимают помощь от России.

Никто не сидит и не ждет у моря погоды или пока Россия все исправит. Тут как в Великую Отечественную: одни воюют, а другие в тылу по полной выкладываются.

Председатель профсоюзного комитета шахты «Комсомольская» Валерий Дьячков (на фото на фоне фотографий из истории шахты) рассказывает, что с февраля, в связи с прошедшей мобилизацией, нагрузка на оставшихся шахтеров возросла. Смена обычно длится шесть часов. Сейчас нередко приходится работать внеурочно... Никто не отказывается. И не откажется, потому что каждый знает – он работает за товарищей, которые сейчас на фронте, и за тех, кто уже не вернется...

Валерий Дьячков, председатель профсоюзного комитета  шахты «Комсомольская»
Валерий Дьячков, председатель профсоюзного комитета шахты «Комсомольская»

Точных данных о числе мобилизованных сотрудников предприятия и числе погибших Валерий Юрьевич не называет – пока идут боевые действия, это закрытая информация.

– Могу сказать только, что потери есть. Есть и раненые. Конечно, семьи погибших получают государственную помощь от ЛНР. Мы их тоже не оставляем, стараемся поддержать... Конечно, это все тяжело... Горя много. Но война есть война...

Непосредственно в забой журналистам спуститься не позволили – на это спецразрешение нужно и медицинские справки. Но тем путем, которым проходят шахтеры перед сменой, мы прошли – образцы снаряжения бригады (самоспасатели) в руках повертели, через рельсы поперешагивали и до лифтов добрались. И тут познакомились с двумя Максимами – Халаимовым и Шиллером. Они оба – потомственные шахтеры. У одного династия с деда идет, у другого – с прадеда. Поэтому они с детства ни о какой другой профессии для себя и не мечтали. Не всякий человек эту работу выдержать сможет – физически и психологически, а они как раз не смогут без работы ... Потому что выражение «шахтерская гордость» для них не пустой звук. Парни даже объяснили, в чем она состоит:

– Мы обеспечиваем экономическую безопасность нашей республики.

Максим Шиллер – продолжатель шахтерской династии
Максим Шиллер – продолжатель шахтерской династии

…Это правда. «Комсомольская» – самодостаточное предприятие даже в условиях войны и экономической блокады республики... Руководители предприятия Юрий Дюба и Роман Кривошеин на вопрос, можно ли сказать, что экономика «Комсомольской» переведена на военные рельсы, отвечают согласием. Теперь коснемся непосредственно обеспечения экономической безопасности региона. Уголь в месторождениях Донбасса очень высокого качества, благодаря этому раньше шел в основном на экспорт. ЛНР признана только несколькими странами, в другие свою продукцию и полезные ископаемые республика экспортировать не может. Тем не менее она не пропадает. Поставляя уголь на Алчевский металлургический комбинат, город Антрацит получает металл. Из Антрацита в ДНР идет уголь, а из Донецка в Антрацит – энергия. Очень хорошие партнерские и взаимовыгодные отношения у «Комсомольской» с рядом российских предприятий...

Ей-богу, чем дальше, тем больше не понимаю логику последних президентов Украины в отношении Донбасса. Я не про человеколюбие сейчас говорю, тем более что это качество там начисто отсутствует. Присутствует любовь к деньгам. Но ведь с экономической точки зрения Донбасс – это курочка, которая при умном подходе несла бы для незалежной золотые яйца. Но там ничего «умнее» не придумали, чем долготерпеливую «несушку» топориком по голове тюкать... В течение восьми лет...

…Еще один штрих хочется добавить в рассказ о шахте «Комсомольская» и ее славных тружениках. Они и правда замечательные во всех отношениях ... В 2014 году, когда ВСУ готовились к наступлению на Антрацит и уже были первые «прилеты» в город, коллектив придумал, как спасти шахту от затопления, в случае если она будет обесточена в результате артиллерийского или авиаудара. Отсутствие электричества – гибель для шахты... Насосы-то воду не откачивают. А если шахту затопит, ее уже не запустить. Так вот – пока две дивизии ВСУ, нацгвардия и пограничники в районе Дьяково сверяли планы и слаживали силы, Кулибины шахты «Комсомольская» без дела не сидели, а спроектировали и наладили генераторную систему, способную в случае аварии включиться и в течение трех суток работать автономно, обеспечивая шахту и насосы энергией... Не пригодилось, слава Богу. Там под Дьяково 7-тысячную укрогруппировку вместе с их техникой и артиллерией ополченцы разделали как Бог черепаху. Городу Антрациту повезло. А про то, как шахтеры свою «Комсомольскую» готовились спасать, мне рассказал наш замечательный гид – сотрудник отдела внутренней и информационной политики Александр Щербаков. Этот пример (далеко не единичный) показателен. Это можно называть ментальностью. Можно – стойкостью или как-то еще. Неважно, как это обозначить. Важна суть. Хочется помогать таким людям... Потому что они со своей энергией и любовью к делу удвоят действенность нашей помощи.

 

1 сентября дети войдут в обновленные школы

Теперь непосредственно к объектам. Мы побывали на тех, где работают строители ООО «Престиж»… Знаю, что огромный фронт работ развернут компанией «ЮгСтройИнвест», но наша группа не была ни на одном объекте ЮСИ. Вообще помощь Ставрополья столь многопланова и многовекторна, что всего и не перечислить в материале, даже если бы у меня были какие-то сводные данные. Просто хочу донести до читателей, что помощь наша очень своевременна.

Идет капитальный ремонт школы
Идет капитальный ремонт школы

Вот, например, в гимназии № 1 учитель физкультуры Ирина Скальская проводит журналистов в спортзал, который освобождается от прогнивших конструкций кровли. Мы аж присвистнули.

– Да, – сказал кто-то, – на такой потолок и канат крепить было опасно...

Педагог только грустно усмехается:

– Канаты мы к этому потолку уже лет 20 не крепили.

Но в новый учебный год гимназия войдет обновленной. Капитальный ремонт с заменой кровли и оборудование учебного заведения будут завершены до конца августа.

Выпускники нынешнего года Катя, Володя и два Игоря даже немножко завидуют своим младшим товарищам, которым повезет физкультурой в обновленном спортзале заниматься. Ребята – спортсмены, победители разных соревнований и олимпиад. Но в конце учебного года им тоже крупно повезло. Они побывали на Кавказских Минеральных Водах, участвовали в «Зарнице». Пусть и вне конкурса, но было очень интересно. И друзей много появилось, и в Пятигорске они посетили домик Лермонтова и место его дуэли. Очень благодарны Ставропольскому краю за теплый прием и замечательно проведенные дни.

Выпускники гимназии Антрацита благодарят ставропольцев  за теплый прием на игре «Зарница»
Выпускники гимназии Антрацита благодарят ставропольцев за теплый прием на игре «Зарница»

Капитально ремонтируется и школа в поселке Дубовском. И 1 сентября она тоже примет учеников. Лариса Жердева, и.о. начальника отдела жизнеобеспечения поселка, говорит, что в реальность таких сжатых сроков поначалу не поверила, но когда через неделю в поселок прибыли из Ставрополя строители и техника и сразу развернули масштабный фронт работ, она поняла, что у главы города Ивана Ульянченко слова с делом не расходятся. И строителям Лариса Леонидовна выражает огромную благодарность.

– С раннего утра приступают к работе, и только на обед прерываются. И все слаженно, четко. Я еще не видела, чтобы строители так работали!

Так что, 130 учеников школы поселка Дубовского войдут 1 сентября в новые отремонтированные классы. 30 лет назад эту школу строили, рассчитывая на 700 учеников... С тех пор много чего изменилось. Люди уезжали, и не только в войну. Отток раньше начался. Но сейчас потихоньку возвращаются. Два года назад только 100 учеников было, сейчас уже 130...

А вот детский садик заполнен полностью – 105 воспитанников в группах. Его в 2009 году ремонтировали, делали стяжку... Сейчас будут реконструировать фасад... Вообще красивое здание – ему уже полвека. Толстые стены, стиль так называемый «советский ампир». Шахта его явно строила по принципу «Все лучшее – детям». Ничего – с новым фасадом, с новой кровлей детсад будет красив, как в свои ранние годы. Внутренняя отделка не предусмотрена проектом, но тут ремонт затеяли сами воспитатели. Сдирают старые обои. Подбирают новые. Это приятные хлопоты. Для деток стараются.

Фото Александра ЩЕРБАКОВА.

спецоперация России, благоустройство, город Антрацит, Гуманитарная помощь, ЛНР

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»



Последние новости

Все новости