Товарищ командующий

Елена Павлова

Сегодня вековой юбилей отмечает Северо-Кавказский особый пограничный округ

Солидный возраст и история славная... Боевая история... Генерал-полковник Евгений Болховитин служил, а потом и командовал округом в один из самых напряженных, драматичных, но и самых ярких периодов вековой истории СКОПО.

 

Судьбу решили командиры

Евгений Васильевич Болховитин
Евгений Васильевич Болховитин

Надо сказать, что местные СМИ и собкоры генерала Болховитина очень уважали... Интеллектуал, красавец, с отточенной военной выправкой (хоть в кино его снимай), Евгений Васильевич импонировал журналистам в первую очередь тем, что считал их соратниками: был абсолютно открыт в общении с прессой, отвечал на любые вопросы... Находил на это время даже в период серьезных боестолкновений на границе, буйства стихии или беспредела тогдашних монополистов, которые, например, могли «отрубить» электричество в штабе округа, оставив его без связи с погран-отрядами и флотилиями. Интересное было времечко, конечно. И вот в комментариях генерала Болховитина, жестких, лаконичных и очень доходчивых, всегда чувствовалось, насколько человек болеет за дело...

Для журналистов, работающих по военной теме, те времена были в профессиональном плане золотыми. Мы получали информацию из первых уст, бывали на заставах, пограничных кораблях, ездили, летали... В разговоре с Евгением Васильевичем я вспомнила, каким ударом для всех нас было известие о реорганизации и переносе штаба округа (на тот момент он уже назывался Северо-Кавказским пограничным управлением ФСБ РФ) из Ставрополя в Ростов-на-Дону.

– Для меня тоже! – ответил генерал Болховитин, и вспомнил, что высказал все по этому поводу тогдашнему полномочному представителю Президента в ЮФО генералу Казанцеву, с которым вообще-то был дружен: «Пограничники должны охранять границу, а не столицу федерального округа»...

…Да, теперь уже с трудом верится, что были времена, когда граница с Украиной по Ростовской области была самым спокойным участком Северо-Кавказского пограничного округа... Кстати, Евгений Васильевич сам родом с Украины. Вырос на Азовском побережье. Приморск и Бердянск – его малая родина... Теперь эти города – практически Россия...

Удивительно, но в школьные годы юный Женя Болховитин о военной профессии не мечтал. Многие его сверстники готовились поступать в военные училища, а он – нет...

– В моем родном городе было всего два института: педагогический и винодельческий, – вспоминает Евгений Васильевич. – Педагогов в нашей семье и без меня хватало. К виноделию тоже не был особо расположен. После школы год отработал на электромеханическом заводе. А потом меня призвали в армию... Как оказалось, надолго... Срочную службу я служил в Литве (в Клайпедском погранотряде)... А дальше командиры решили мою судьбу...

 

На советско-польской границе

…На самом деле командиры просто рассмотрели потенциал парня из города Бердянска. В конце 60-х, в связи с событиями на Дальнем Востоке, стала очевидна нехватка в погранвойсках младших офицеров. И на соответствующие должности стали назначать ребят, заканчивающих службу по призыву – получивших уже немалый опыт. Естественно, кандидатуры отбирались тщательно. Евгения командиры часа два убеждали, и в результате он согласился. Ему и самому пограничная служба нравилась, хотя периодически бойцы ловили на себе недружелюбные взгляды местных... Но те агрессии не проявляли. Да и большинство литовцев тогда было настроено к советским пограничникам вполне лояльно. Было у Евгения и чувство ответственности, и чувство гордости, выраженное в известных словах: «Не каждому дано ходить по краешку родной земли»... В общем, решение было принято.

Послужив на офицерской должности в своем отряде, Евгений Болховитин был направлен в Алма-Атинское высшее командное пограничное училище.

В 1971 году вернулся в свой отряд уже лейтенантом. Служил на заставе Паланга и на Балтийской косе, с советской территории устремляющейся в сторону Польши. Вот там частенько задерживали нарушителей. Большей частью это были «заблудившиеся», которые забредали на нашу сторону из любопытства. Но попадались и настоящие нарушители, имеющие и цель, и мотивацию. За задержание одного такого гостя Евгений Болховитин свою первую награду получил... А «поймали» ушлого поляка по пути следования к советской военной базе. Много интересного оперативники у него выяснили...

За все десять лет службы на советско-польской границе Евгений Васильевич не помнит ни одной конфликтной ситуации с пограничниками ПНР. У них были добрососедские отношения, полное взаимопонимание и при необходимости – взаимодействие. У поляков советский участок границы считался спокойным. Они в дозор с одним штык-ножом выходили, никаких винтовок и тем более автоматов не брали...

Зато когда много лет спустя – в 1996 году – генерал Болховитин снова служил на командной должности на границе с Польшей, он наглядно убедился, сколь радикально все изменилось.

Польские коллеги, с ног до головы увешанные оружием, метали с сопредельной территории злобные взгляды и не удосуживались даже поприветствовать старших офицеров, как это положено по правилам. Это была уже совсем другая страна...

 

Курилы – русская земля

В 1978 году Евгений Болховитин стал слушателем Военной академии имени Фрунзе, а по окончании ее был направлен в Тихоокеанский пограничный округ. Служил под началом Константина Тоцкого, который впоследствии был директором Федеральной пограничной службы.

На Дальнем Востоке уже даже с Китаем мало-помалу нормализовались отношения, а вот японцы бузили вовсю. Они до сих пор никак не успокоятся, все время заявляют претензии на Курильские острова.

А в то время просто шли на открытые провокации. Одна из задач пограничной службы – охрана биоресурсов, пресечение браконьерского вылова ценных видов крабов и прочих обитателей морских глубин... Браконьеры вели себя крайне нагло, их суда, случалось, чуть не на абордаж шли, пытались атаковать пограничные сторожевые корабли. За пресечение одной из таких провокаций Евгений Болховитин и командир корабля, первым произведший выстрел из пушки, были награждены орденом Красной Звезды.

Провокации устраивались с единственной и неизменной политической целью – продемонстрировать СССР, а впоследствии – России, что они имеют какие-то права на острова Курильской гряды. Япония просто больна этой темой. В подтверждение Евгений Васильевич обращает внимание на недавнее убийство экс-премьера Японии на одной из предвыборных встреч. Мотив убийцы – в период правления Абэ Россия и Япония стали сближаться по вопросам договора о мире...

Вон как все обострено. Генерал Болховитин обращает внимание наших журналистов на то, что на российских телеканалах острова Малой Курильской гряды именуют на японский манер – в то время как у них есть русское название.

– Скальные острова Малой Курильской гряды – это островки России, это русская земля, – подчеркивает Евгений Васильевич.

 

Так рождалось доверие на Кавказе

…После Курил Болховитин был назначен на Сахалин (командующим Сахалино-Курильской пограничной группировкой), а оттуда – в звании генерал-майора переведен на Кавказ.

Шел 1994 год, трех лет еще не прошло с момента крушения Советского Союза. По линиям разлома формировались новые границы России. Кавказ был раздираем внутренними национальными раздорами, активно раздуваемыми извне. Но государственную границу необходимо было закрывать, обеспечить ее охрану. Сложность заключалась еще и в том, что никакой границы в этих местах отродясь не было – ни при царе, ни при Советах. Люди пешком или на лошадях в Азербайджан ходили и ездили. И они не могли понять, почему теперь не могут ехать, где хотят, а должны следовать только через пункты пропуска.

Еще одна сложность заключалась в том, что заставы и погрангородки нужно было ставить на родовых землях горцев. Главное – это же нужно было людям как-то объяснить...

Заместитель командующего Краснознаменным Кавказским особым пограничным округом – начальник оперативно-войскового отдела «Махачкала» генерал-майор Болховитин занимался этими вопросами с утра до ночи без выходных. Но при этом читал, ходил в музеи, детально изучал экспозиции – брал в библиотеке книги о традициях горцев, о национальных героях – начиная с далеких времен, об истории народов, населяющих многонациональный Дагестан. Он хотел узнать как можно больше, чтобы находить с людьми общий язык.

И это удалось – помогли мудрые представители республиканской власти, настоящие государственники, которые пользовались уважением у жителей, им верили...

И дело пошло. Было, что люди отдавали свою собственность во временное пользование пограничникам. Было, что заброшенные детские сады, санатории, кемпинги выкупали у хозяев бизнесмены и передавали пограничникам. Несколько примеров есть, когда люди свои частные дома передавали...

Конечно, было очень тяжело, но было и ощущение собственной причастности к новому важному и необходимому стране делу.

Надо сказать, что доверие людей рождалось и укреплялось, когда они сами убеждались, что пограничники – это их защитники.

– Нам помогли два случая, – вспоминает генерал Болховитин. – Дело было в Цунтинском и Цумадинском районах Дагестана, где поначалу пограничников встретили настороженно. И тут пришли с грузинской стороны банды и попытались угнать с паст-
бищ стада. Пограничники эти банды догнали и скот людям вернули... И сразу отношение к нам кардинально изменилось. Местные жители стали помогать. Нам бесплатно поставляли продукты, женщины стирали белье солдатам. Безработные молодые люди стали изъявлять желание служить на заставах. И служили достойно, подвиги совершали. Некоторые жизнью жертвовали – как два парня, жителя аула Бежта, которые уничтожили бандглаваря Гелаева и сами в бою с ним погибли. Герои России оба (посмертно)...

Примеров можно много привести... Все подвиги и перечислить-то невозможно.

 

Операция «Аргун»

Но, пожалуй, самая уникальная операция, которая вошла в историю и должна бы войти в учебники, это операция «Аргун» по закрытию 82-километрового чеченского участка Государственной границы России. Евгений Болховитин на ту пору уже командующий Северо-Кавказским пограничным округом.

Когда начинаешь вдумываться в то, как и что происходило в напичканном оружием и боевиками горном районе Чечни в декабре 1999 года, понимаешь, почему наш народ выигрывает все войны. Потому что только наши люди способны совершить то, что совершить невозможно...

…Даже военные эксперты, несклонные в своих оценках к использованию ярких эпитетов и превосходных степеней, операцию «Аргун» называют блестящей... И это не эмоции, а констатация. Чеченский участок закрыть было необходимо – с августа 1999 года шла вторая чеченская кампания. Федеральные войска вели тяжелые сражения с бандформированиями.

При этом оружие, бандитский интернационал, подготовленный в лагерях Панкисского ущелья, щедро спонсируемый из-за рубежа, попадали в республику почти что беспрепятственно. И даже не по горным тропам. Дорогу в скалах в грузинское село Шатили успели прорубить, используя рабский труд пленных или просто похищенных и увезенных в Чечню людей. Так что там груженые машины проходили.

В красивейшем местечке Мешехи было что-то вроде лагеря, бандитского перевалочного пункта, именно туда первым был выброшен российский десант. Столь стремительной и дерзкой атаки боевики вообще не ожидали. Эффект неожиданности плюс отчаянный напор и слаженные действия ВДВ и пограничников, и враг побежал, как говорится, «теряя тапки», побросав в Мешехи оружие, наркотики, провиант – все, чем были богаты...

Пограничники заняли оборону на всех заранее определенных точках, где впоследствии были развернуты отряды, заставы, комендатуры... Ни один солдат или офицер не погиб в этой спецоперации. Даже не простудился, хотя мороз был лютый.

Так же без потерь провел через зимний перевал колонну с вооружением, оборудованием генерал Павел Соловьев. Мы посвящали этому героическому рейду отдельный материал. Сохранились фотографии и видеозаписи. Даже в записи глядеть жутко, как груженые машины осторожно движутся в буквальном смысле по краешку бездны. По той дороге и летом-то передвигаться страшно, поскольку она сыплется, а возможности для маневра ограничены чуть не до нуля... А тут январь – снег и лед. Генерал Болховитин сравнивает этот десятидневный рейд под командованием генерала Соловьева с походом армии Суворова через Альпы... Меткое сравнение...

…Успешное выполнение задачи по закрытию чеченского участка государственной границы стало одним из главных факторов, определивших исход всей войны, которую в народе называли Второй Кавказской. Еще долго продолжались бои, много погибло воинов. Но успех спецоперации «Аргун» был стратегической победой. Она во многом определила и пути возвращения Чечни к мирной жизни. Пограничники даже мини-школы в селениях создавали, с местной властью наладили взаимодействие. А уж за медицинской помощью в тот же Аргунский погранотряд местные ехали со всей округи.

Это я собственными глазами видела во время командировок. Военные хирурги – суперпрофессионалы, что только не оперировали. За один только день вытащили с того света парня, которого поленом придавило во время работы, десятилетнего местного пацаненка с перитонитом, чеченского милиционера, которому взрывчатку к калитке подбросили... И всех еще выхаживали потом. И это, я думаю, тоже способствовало укреплению доверия...

…Впрочем, пограничники спасали жизни гражданским людям не только в Чечне и не только в ходе боевых действий. Когда в 2002 году шесть районов Ставрополья оказались в зоне затопления, в Пятигорске людей спасали на бронетехнике, а в Барсуковской и Тоннельном – на вертолетах. С крыш целые семьи снимали... А саманные домики на глазах рушились и погружались в мутные воды взбесившейся Кубани... Десятки жизней тогда спасли... И на море людей спасали после бури и смерчей...

Генерал-полковник Евгений Болховитин более 40 лет жизни посвятил границе.

И все-таки службу в Северо-Кавказском пограничном округе он считает особой вехой в своей жизни.

– Наш округ всегда – еще с советских времен – считался кузницей пограничных кадров. И сейчас это так.

Уволившись в 2004 году в запас, Евгений Васильевич не смог расстаться со Ставропольем. Поселился с семьей в Кисловодске, который считает самым красивым городом на Кавказе. Да и край наш дорог генералу Болховитину. Отец его здесь воевал в составе 4-го гвардейского кавалерийского добровольческого казачьего корпуса – того самого, который был в авангарде контрнаступления советских войск, начавшегося 1 января 1943 года со стремительной атаки кавалеристов на немецкие позиции...

операция «Аргун», подвиги пограничников, Северо-Кавказский особый пограничный округ, генерал-полковник Евгений Болховитин, государственная граница, защитники Отечества, юбилей

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости