В ставропольской школе, объединяющей таланты, не бывает каникул

.

Уже седьмой год идут занятия в нашей Школе литературного мастерства, созданной по инициативе краевого отделения Союза писателей России и администрации Ставрополя.

Она собрала молодых и жизненно зрелых людей до 45 лет, объединенных любовью к творчеству, мечтающих добиться совершенства в поэзии и прозе и стать писателями. Сделать это в одиночку, без ощущения плеча товарища и доброго совета, практически невозможно. Для роста дарования необходима творческая среда. Именно в этом состоит одно из важнейших преимуществ занятий, которые проходят у нас систематически, еженедельно.

Более полусотни человек уже прошли обучение в школе. Однако успехов добились только те, кто был готов упорно работать над собой, не боялся ошибок на начальном этапе постижения тайн литературного дела. Произведения слушателей, получивших высокую оценку профессиональных литераторов, опубликованы уже в шести коллективных сборниках. А рукопись поэтической книги Валерии Махенько «Пристань души» выдержала отбор комиссии министерства культуры Ставропольского края и будет издана за бюджетные средства. Прозаик Лилия Жидкова удостоена звания лауреата всероссийской литературной премии «В поисках правды и справедливости», диплом участника этой премии получил Сергей Усольцев. Лауреатами краевых и городских конкурсов фантастов стали Анастасия Беспалова и Денис Дымченко. А недавно присоединившийся к нам молодой поэт Сергей Лобанов рекомендован в члены Союза писателей России.

Дверь в нашу школу открыта для всех начинающих талантливых людей. Для этого необходимо пройти творческий отбор, направив свои произведения (пять-семь стихотворений и не менее десяти страниц прозы) на сайт городского комитета культуры и молодежной политики с пометкой «В Школу литературного мастерства». Дорогу осилит идущий.

Владимир БУТЕНКО,

руководитель Школы литературного мастерства,

член Союза писателей России.

________________________

Ставропольский фонтан
Ставропольский фонтан

 

Александр ГАЙДЕНКО

Односумы

 

Поговаривали в селе Донская Балка, что два деда – Сафрон Гордеев и Ефим Любченко казаками были смелыми, боевыми. Дружили смолоду. По призыву на царскую службу держались вместе. Бывало, что плечом к плечу вступали в схватку и с турками. Однажды пленили трех башибузуков, занимавшихся мародерством. За это самим императором Александром награждены были Георгиевскими крестами.

По окончании службы привезли с собой янычарки. Берегли эти турецкие винтовки как зеницу ока. В то время, огнестрельное оружие стоило дороговато.

В мирное время приобщились к добыче зверья. Охотниками прослыли удачливыми, всегда возвращались с трофеями, ходили вместе на дичь, на серого разбойника и плутовку лисицу.

Но однажды промелькнула между ними нездоровая искорка конкуренции в охотничьем деле: кто метче и дальше стреляет? Спор к добру не привел, и с этого времени на охоту ходили порознь.

Так общаются, ладят друг с другом, по хозяйству подсобляют. А как наступает охотничий сезон – ни-ни, каждый сам по себе.

Однажды поздней осенью вышел Сафрон из саманной хаты во двор в овчинном тулупчике и заячьей шапке набекрень, в штанах, заправленных в валенки по-казацки – внапуск. Годы его не берут: высок, добрая сажень в плечах – может, только поступь тяжелее стала и осторожней.

Перекрестился в сторону храма, отвесил Богу поклон. Оправил седую бороденку и с сидором через плечо и старой янычаркой, скрипя первым снежком, вышел за плетень.

Долго бродил Сафрон по холмам и ярам, искал зверя. Но удача в этот день ускользала от него. Выпалил разок в косого, но глаз оказался не точен, умчался русак.

Когда свернул к «Черным стежкам» было уже за полдень, подустал немного. Сел на кряжистый валун, дух перевести. Ветерок поднялся, потянуло холодком…

Огляделся: под небольшой скалой-ребряком, за кустом шиповника кумушка-лисица что-то роет, усердно работает, увлечена. Не чует запаха человека.

Оживился Сафрон, сдвинул шапку на лоб. «Эх, была не была, попробую ее изловить. Приберегу патроны, да и мех ценнее будет, без дыр». Оставил котомку, возле камня и с ружьем на руке стал подбираться к лисе. Ветер шумит, поземку метет. Подкрался к «кумушке», расширяющей свою нору, на расстояние вытянутой руки, приподнялся на коленях и сделал резкий выпад.

Ухватил лису за хвост мертвой хваткой! Та испугалась, затявкала, заработала лапами, песком осыпая лицо человека и стараясь вырваться из цепких рук.

Казачина не дергает за хвост, боясь оторвать ненароком, ждет, когда плутовка выбьется из сил. Но получилось так, что в пылу схватки Сафрон не заметил, как сам на животе заполз в логово лисы. Широкие плечи уж не дают ни выбраться назад, ни протиснуться вперед. К тому же зацепился воротником тулупа за выступ скалы. А лисица, улучив момент, больно цапнула зубами охотника за руку и выбежала по запасному ходу наружу.

Лежит горемыка с вытянутыми руками по самую грудь в норе, не может шевельнуться. Собрался с силами и заорал:

– Помогитя! Люди добрыя! Аууу!..

Никто не слышит, не отвечает. Никого нет. Грудь сжата, дышать тяжело, подмерзают ноги, окоченело все тело от холода.

Прочитал молитву Господу Христу и Николаю Чудотворцу о спасении. Увы, покидают казака последние силы. Ни вдохнуть, ни шевельнуться, дрожь взяла, стынет кровь. Приготовился к бесславной кончине. Молитву за упокой души прочитал. Попросил Бога, чтобы хотя бы мертвого нашли, не бросив зверям на растерзание…

Вдруг грудь Сафрона разжали железные клещи: легче и свободнее стало дышать. В свинцовой голове промелькнула мысль: может, он уже в раю, за какие-либо благие дела? Очнулся, открыл глаза. Видит знакомое лицо седовласого старца, склонившегося над ним.

– Друг, слышишь мене? Ну, давай, очнись же! Вот беда-то какая! – теребил воротник его полушубка Ефим Любченко, приводя односума в чувство.

Сафрон едва кивнул, приподнялся на локтях.

– Ну, оклямалси? Как тябе в логово угораздило попасть? Чаво ты туда полез-то?

– Лису за хвост уцопил… Вот бестия туда и заманила, проклятущая, – хрипло ругнулся Сафрон.

– Нябось, дробь пожалел?

– Да ладно тябе, Яфим… Давай лучше курнем. У мяне там, в котомке мохра и самогончик. Будь добр приняси. А? Дрожь не хряна ня проходя. Закочанел я окончательно, пока ляжал. Это дьявол мяне попутал. Яфим, ты мене не бросай тут… Слабость у ногах ишо не прошла… Ты мяне прости за прошлое несогласие в нашем споре, за заносчивость...

– Бог простит, и я прощу… Да куда ж тяпереча тябе денешь, буду отхаживать, – с усмешкой отозвался низкорослый Ефим, идя к камню, где лежала охотничья котомка.

А спустя несколько минут односумы достали нехитрую закуску: пирожки с фасолью, сало, лук, чеснок и краюху хлеба. Разлили «дымку» по кружкам. Чокнулись ими, как на боевых привалах, и выпили за освобождение Сафрона из лисьего заточения, за здравье и за вечную дружбу.

 

_________________________

Ставропольское утро
Ставропольское утро

 

Валерия МАХЕНЬКО.

 

Живая вода

До ниток стерся переплет,

Но мне так дорог томик этот.

Он на столе моем живет

Среди бумаг и документов.

 

Закончит день свою игру.

И зажигает лампы вечер.

Я книгу старую беру

И наслаждаюсь русской речью.

 

Здесь Тютчев гимн весне поет,

И, клен обняв, грустит Есенин,

По всей земле метель метёт,

Свеча горит и пляшут тени.

 

С любой страницы наизусть

Я расскажу вам книгу эту –

Мне к чтенью прививали вкус

России лучшие поэты.

 

Над каждой думая строкой,

Я слова красоту постигла,

Как будто в толще ледяной

Купель чудесная возникла.

 

Смотрю с восторгом в полынью –

Там слог живой водой струится,

А я как путник жадно пью

И не могу никак напиться.

 

***

 

На стене танцуют наши тени.

И под блеск бенгальского огня

Пролетает главное мгновенье,

Став последним вздохом декабря.

 

Звон бокалов, тосты и улыбки -

О плохом сегодня позабудь:

И пусть канут в прошлое ошибки,

Что мешали нам в глаза взглянуть.

Не копи обиды и упреки –

Жизнь несправедливо коротка!

Счастье не находят на дороге.

Дед Мороз не вынет из мешка.

 

К нам оно приходит как награда

За способность верить и мечтать,

За желанье быть все время рядом

И друг друга вовремя прощать.

 

Голубые ели поседели.

Мир припорошило тишиной…

Все, что мы сегодня не успели,

Что не досказали, не допели, –

В новый добрый год возьмем с собой.

 

***

 

Всю ночь погода ворожила:

Сначала дождь просился в дом,

Потом с неистовою силой

Носился ветер за окном.

 

А после мир оглох как будто,

И в окна лился мягкий свет.

Казалось, наступило утро,

А это просто выпал снег.

 

И в ожидании рассвета,

Покуда ночь так глубока,

В витринном блеске ждут букеты,

Мимозы желтой облака;

 

Застыли розы и тюльпаны,

Все в целлофановой броне,

Как перед битвой главной самой

Стоят солдаты в тишине;

 

Шеренги ровные нарциссов

В кудряшках из атласных лент

Зиме седой бросают вызов

Под снежный аккомпанемент.

 

Плеснет заря огнем по крышам,

И сотни разных городов

Утонут в ворохе цветов…

Весна идет! Весна все ближе!

 

_________________________

Тифлисские ворота
Тифлисские ворота

 

Иван МЕЛЬНИК.

 

Город ветров

Наш Ставрополь – город ветров.

Украшен он пиками башен.

На окнах тумана покров…

И молод, и так бесшабашен!

 

Растают снега по весне,

Воспрянет наш город, как воин,

Летящий на скакуне,

Решимости доброй исполнен.

 

И вновь озарятся дома

Лиловой и белой сиренью.

Закружит меня кутерьма,

Любви и стихов наважденье.

 

Я рос, и грустил, и мечтал

В тени твоих парков чудесных.

А ночью в тиши сочинял

Тебе свои светлые песни.

 

Не знаю, где вечно усну,

Мой город, святой и любимый.

Но в сердце несу, как весну,

Твое несказанное имя!

 

Богиня зари

Ты над морем – рассвет,

Твоё солнце ласкает и греет.

Мне лицом розоветь,

Становиться добрей и сильнее.

Сердце бьется не в такт,

Перепутаны мысли и ноты.

Да не бойся ты так –

Я смущён красотой и заботой.

 

Вместе встретим рассвет,

Он согреет опять наши лица.

И услышим вослед,

Как ликуют влюбленные птицы!

 

_________________________

 

Алена РЕЙМАН.

 

Учись у них – у дуба, у берёзы...

                                             А. Фет

Я помню, как старик прохожий

Бил деревянною клюкой

До исступления и дрожи

Куст чайной розы молодой.

 

Глаза его от гнева слепли,

А руки слабые тряслись...

Клюка обламывала стебли,

Бутоны подлетали ввысь.

 

Но не прошло ещё и года,

А роза радостней цветёт!

Учись же, сердце, у природы

Сносить премудрость всех невзгод!

 

***

 

Я научусь оправдывать людей,

Которых необдуманно судила.

И нужные слова добуду – те,

В которых есть живительная сила,

Способная из пропасти извлечь

На муки ада вечно обречённых,

Ярмо суда неправедного с плеч

Снимать, смягчать удел непосвященных.

Быть может, лозами дотянутся слова,

От зноя и от бесов исцеляя,

К людским сердцам, коснувшись их едва,

Как ветерок божественного рая…

 

_________________________

 

Оксана КРИС.

 

Дождь с утра на дворе моросит,

Кот уснул, наигравшись, у двери.

Тишина... В зале штора дрожит

От промокшего ветра апреля.

 

А герань на открытом окне

Расцвела и улыбкою манит,

Словно луч приютился над ней

Молодого пурпурного мая!

 

***

 

У нас всё, мой милый, непросто.

Рассеялся юности дым,

А в жизни – не меньше вопросов,

Которые вряд ли решим.

 

Ты знаешь, любви моей сила

Совсем не избыла в душе.

Тебя я как будто простила,

И реже вздыхаю уже...

 

И всё же, и всё же… Порою

Мелькнет вдалеке грусти тень.

И вспомнятся встречи весною,

Когда ты дарил мне сирень.

 

И вспомнится звонкое счастье,

И взгляд твой влюбленный такой…

Пусть мы над судьбою не властны,

Но будь неразлучен со мной!

 

Работы художника Василия МОЛОКОВА

Союз писателей России, поэзия, проза, молодые таланты, школа литературного мастерства

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости