Журналисты учатся военной медицине и оказанию первой помощи

Ольга Богатеева

Профессионалы на базе муниципальной Службы спасения Ставрополя провели экспресс-курсы для представителей СМИ по военной медицине.

Александр Плотников

Открытую лекцию по оказанию мер доврачебной помощи в условиях боевых действий инициировала редакция «Российской газеты». На мероприятие пришли журналисты ставропольских средств массовой информации, профессиональный путь которых может привести их в зону проведения специальной военной операции.

 На военных и гражданских не делят

Трое городских спасателей, имеющих медицинское образование и богатый опыт военных действий, поделились с нами, акулами пера и микрофона, весьма дельными советами. Но сразу просьба: людям с неустойчивой психикой, а также детям до 16 лет этот материал лучше не читать. Рекомендации спасателей, которые и в военной, и в гражданской жизни могут оказаться полезными, звучали очень натуралистично, со всеми анатомическими подробностями и описанием возможных последствий. Руководитель поисково-спасательной группы военный санинструктор Борис Сериков начал общение с таких слов:

«Ваши коллеги сейчас работают в зоне СВО. Журналисты ездят на передовую вместе с нашими солдатами. В случае ранения никто не делит на военнослужащих и гражданских – медики работают для всех одинаково. Главное – сделать всё возможное, чтобы раненый в кратчайшие сроки оказался у медиков. А для этого важно знать основы тактической медицинской помощи».

Борис Петрович не мог не вспомнить, как сам служил в Воздушно-десантных войсках и проходил специализированную подготовку санинструктора ВДВ в Афганистан, куда не попал только волею случая. Но судьба занесла его в Прибалтику. Это было как раз то время, когда разваливался Советский Союз: локальные конфликты, события в Вильнюсе в январе 1991 года. Менее чем через год после провозглашения выхода Литвы из состава СССР столкновения произошли между сторонниками её независимости – с одной стороны, и военнослужащими Вооруженных Сил СССР и деятелями Комитета национального спасения Литовской ССР – с другой. Тогда же начались вооруженные конфликты в Югославии. Борис Петрович подписал контракт и пошел служить в зону боевых действий на Балканы, где как санитарный инструктор оказывал медицинскую помощь при боестолкновениях, которых было немало в зоне ответственности российского батальона. «Зона была заминирована, пять тысяч минных полей. Инженерно-саперные части работали, так как было много противопехотных мин, как сейчас на Украине и Донбассе, – рассказал собеседник. – Теперь разбрасывают «лепестки» и мины, так называемый «паштет» (противопехотная фугасная мина нажимного действия, известная в Югославии под жаргонным названием Pasteta, то есть делающая паштет. – Авт.). Применять их запрещено Конвенцией, так как они отрывают голеностоп. Так что и тогда было много минно-взрывных ранений. После Югославии устроился в Службу спасения, она как раз только организовывалась в 1998 году в Ставрополе».

Два других наших собеседника в недавнем прошлом работали фельдшерами городской станции «Скорой помощи» – спасатели Алексей Блинков и Вадим Ладеев. Один из них солдатом срочной службы попал в Чечню. Впрочем, о том времени он вспоминать категорически не хотел, разве только в плане приобретенного опыта спасения раненых под пулями говорил во время лекции.

 

На поле боя не до обезболивания

Прежде всего, журналисты узнали, что такое красная, желтая и зеленая зоны оказания тактической медицинской помощи, как они квалифицируются по опасности. Одним из важных вопросов для нашего брата оказался тот, как журналисту, отправляющемуся в зону СВО, собрать индивидуальную аптечку, какие следует применять препараты и как правильно использовать спецсредства. Спасатель 1-го класса Борис Сериков рассказал, что сейчас в интернет-магазинах выбор необходимых средств и препаратов хороший. Фактически сумка продается пустая, в ней есть кармашки, и их нужно наполнить. Важная тема – обезболивающие. Как прозвучало, их в красной зоне, где непосредственно идут боевые действия, никак не применишь. «Потому что таких наркотических анальгетиков, как промедол, вам априори не дадут в аптечку, а те, что встречаются и которые сейчас везде есть, идут в таблетированной форме. Я сам удивился. Там есть парацетамол, другие лекарства. Эффект, может быть, от них и неплохой, но он наступает спустя время, – рассказал фельдшер-спасатель. – Есть защитные силы организма при стрессовой ситуации. При травмах боль притупленная. К тому времени, как вы попадете в желтую, относительно безопасную, зону, этого хватит, чтобы продержаться. Совсем не больно, конечно, не будет, но терпеть можно. Еще один из вариантов защиты организма от сильной боли – потеря сознания, обморок. Разбираться нужно с обезболивающими уже потом. Такие препараты, как промедол, имеют много побочных эффектов и могут усложнить работу врача при черепно-мозговой травме, контузии.

Александр Плотников

Если его дать, может наступить угнетение дыхания. А вообще, там не до «обезбола», некогда это делать, я сам видел».

А спасатель Борис Сериков привел нам в пример очень страшную ситуацию и показал наглядно, как помочь себе самому. Если человек совершенно не опытный, это будет сделать трудно, поэтому однозначно нужна практика. Пример: оторвана нижняя конечность, не работает рука, как наложить кровоостанавливающий жгут? Шпеньки нужно завести под ремень, одна рука рабочая, помогут зубы. «В таких условиях невозможно понять, какое конкретно кровотечение. Мы, может, и рану сразу не увидим, если она под одеждой. Видно лишь через сильное кровотечение, когда ткань начнет промокать. У нас есть примерно 90 секунд, чтобы себе помочь. Времени мало, поэтому навык имеет решающее значение. А антибиотик, чтобы не распространилась инфекция, вам дадут уже в желтой зоне», – ввёл в курс дела Борис Петрович.

Александр Плотников

Один из методов временной остановки кровотечения – как можно плотнее закрыть рану любой тканью. Лучше, конечно, стерильной или хотя бы чистой, если нет – рвать любую «шмотку» и прижать рану сверху. Даже можно просто сильно прижать руку к груди, тогда сосуды пережимаются, и кровотечение как минимум уменьшается, а время, чтобы доставить больного в безопасное место, увеличивается. Если открытые переломы, ампутация конечностей – никаких «прижать», просто закрывается повязкой от грязи, и санинструктор оказывает помощь. При ранении в брюшную полость, если произошло выпадение кишечника, ни в коем случае нельзя вправлять всё обратно, обкладывается место салфетками и человека доставляют к медикам.

 

В окопе или в городе – имеет значение

Если раненый в сознании и обильного кровотечения нет, как оказать ему помощь, чтобы не навредить? Ответ: его нужно обязательно вытащить в жёлтую зону. А там уже максимально сможет помочь санинструктор, специально обученный человек или фельдшер. Затем необходимо отправить раненого в зеленую зону, где есть специалисты. «Если вы начнете сами что-то делать, можете навредить. Например, вы прощупали раненому пульс, и вам показалось со страху, что его нет. А на самом деле есть. Если начнете сердечно-легочную реанимацию, вы, во-первых, сломаете ему рёбра, во-вторых, собьете ритм. Он и так у раненого нитевидный из-за потери крови. Ваше дело – дотянуть человека до желтой зоны, где будут санинструкторы и люди хотя бы с минимальным набором навыков. Если раненый дал сигнал или вы сами увидели, что товарищ упал где-то в степи, или при окопных боевых действиях, или вы в разведгруппе работаете, или идёт наступление – будут совершенно разные виды оказания помощи. Так, если вы отрезаны от всего мира – это разведка, и нужно тащить раненого в безопасное место или оказывать помощь, когда все вокруг стреляют. Тут только командир должен принимать правильное решение прикрыть вас, чтобы вы до раненого сами дошли, а потом уже спасли его», – отметил Борис Сериков. И здесь еще один важный совет, что с собой нужно иметь. Часто по ТВ показывают воинов, у которых сзади висит карабин. Так вот, желательно, чтобы он был промышленный, а не альпинистский. На него можно подвязать транспортировочный фал. Когда бой идет в городе, простреливаются верхние этажи, лежит раненый – нет вариантов подойти к нему. Надо иметь хотя бы 10-метровую веревку, как у санинструктора. Вы бросаете её пострадавшему и кричите: «Цепляйся!», если, конечно, тот в сознании. Если нет карабина, вытягивают стропой. «Есть нормативы – 30 метров ползти с покалеченным по-пластунски, раненый залезает на тебя, а ты берешь свой и его автомат и ползком передвигаешься. Бывают ситуации, когда нужно двигаться задним ходом. Транспортировочные ремни желательно включить в комплект. Если, не дай Бог, что случится, не факт, что у человека, который будет вам помогать, есть это снаряжение. Либо вы кому-то поможете, либо с помощью этого помогут вам».

После учений специальный корреспондент «Российской газеты» по Северо-Кавказскому федеральному округу Роман Кияшко поделился со мной: «Во время СВО профессия журналиста становится опасной, нам нужно находиться на передовой, многие ездят в командировки на территорию Украины, Донецкой и Луганской народных республик, Херсонской и Запорожской областей. Поэтому мы решили пополнить знания не только свои, но и коллег из других СМИ, и организовать открытую лекцию для всех журналистов, кто пожелает прийти. Говорили также о тактической помощи, так как оказание первой классической помощи многие проходили в школах на уроках ОБЖ, где-то на курсах, поэтому упор сегодня хотели сделать именно на то, что связано с экстремальными ситуациями, боевыми действиями». А Борис Сериков добавил: «Эти курсы действительно важны, ведь человеческая жизнь бесценна».

меры доврачебной помощи в условиях боевых действий, зоны оказания тактической медицинской помощи, индивидуальная аптечка, СВО

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Другие статьи в рубрике «Образование»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Ростелеком