Дитя войны дает наказ быть добрыми

.

Я родилась 2 февраля 1936 года. Когда началась война, я жила вместе с мамой в Элисте. Мама работала в «Калмыкстрое», в ПТО, техником-строителем. Из моих родных ушел на фронт мой дядя, брат мамы, который жил в Краснодарском крае. Летом 1942 года немцы оккупировали Элисту. В то время я жила у бабушки с дедушкой. У них был свой дом, огород и сад, корова, куры.

Хорошо помню тот момент, когда немцы входили и въезжали в город, так как мы жили на ул. Ленина, по которой и был въезд. Стоял такой грохот и шум – все стекла из окон вылетели. Немцы распахнули ворота и въехали в наш двор. Мы в это время находились в окопе, который вырыл дедушка накануне. Он сделал там что-то вроде деревянных лежаков, натаскал подушек и одеял.

Возле нашего дома остановилась большая крытая машина, которая была забита одеялами, подушками, всякой провизией. Управлял машиной ефрейтор и с ним еще двое солдат. Они облюбовали наш дом, так как он был красивым – дедушка был плотником, он его сделал и украсил с любовью.

Немцы эти поселились у нас в доме, где было три комнаты, коридор, веранда. А нас выгнали. Во дворе была времянка, где в летнее время готовили обед, ели и спали. Вот в этой времянке мы и стали жить втроем – с бабушкой и дедушкой. А маму куда-то спрятали, так как знали, что немцы молодых женщин забирают и угоняют в Германию. Сколько времени немцы были в городе, столько я маму и не видела...

Немцы заставляли бабушку готовить им обеды, ходили по всем дворам, требовали «яйки, масло, млеко».

Мне в ту пору было шесть лет с небольшим. В мою обязанность входила уборка квартиры, где немцы жили. Я делала то, что они заставляли: мыла полы, вытирала пыль, убирала после их выпивок и посиделок. А бабушка, когда пекла им блины, если немец отвернется или отойдет, давала мне блин, и я, как утенок, давясь, набегу быстро проглатывала его.

Я с детства пела. И как нарочно начинала «Расцветали яблони и груши...». Бабушка очень боялась за меня и цыкала... Так мы и жили всю оккупацию.

Когда наши войска начали наступать, а немцы – отходить, мы поняли: фашисты после себя ничего не оставят. Город, особенно центр, горел. Мы стояли и смотрели, как полыхало пламя. Мне было очень страшно...

Когда немцы ушли, пришла мама и забрала меня. Взрослые стали восстанавливать город. Мама, как техник-строитель, дома не бывала, и я опять жила с бабушкой и дедушкой.

С фронта домой вернулся дядя, мамин брат, но только спустя почти год после победы. Жили они в станице Медведовской Краснодарского края.

День Победы ясно не помню – меня определили в детский сад. А нам дали комнату в бараках, так как наш дом, где мы жили раньше, был разрушен, ничего не осталось. Там была немецкая комендатура, и ее оккупанты уничтожили.

Жизнь после войны была очень трудной: хлеб по карточкам, мыло – тоже. Мама на работе, а я с утра – в очереди за хлебом. Дедушка с бабушкой жили на окраине, а мы с мамой – в центре, это далеко, транспорт еще не ходил.

Кстати сказать, наш дом, где мы жили до войны, восстановили и там сделали школу. В нее я и пошла в первый класс в 1943 году.

Когда я окончила третий класс, мы переехали в Ставрополь, где жила мамина подруга. Мы поселились у нее в одной комнате площадью примерно 15 кв. м. Жили вшестером, но очень дружно.

В Ставрополе я пошла в четвертый класс. В это время у меня появился отчим. Он работал на стройдворе (где сейчас школа на ул. Мира). Ему дали комнату в бараках на ул. Л. Толстого, и мы с радостью переехали туда. Комнату была теперь на троих.

В пятый класс я пошла в школу № 10, окончила ее в 1953 году. Так как мама была строителем, она мне посоветовала идти в строительный техникум. Он тогда назывался «Нефтяной». После учебы в техникуме я поступила в Ростовский инженерно-строительный институт (РИСИ), который благополучно окончила. После вуза я 24 года проработала в проектном институте «Ставропольгипросельхозстрой», он располагался на площади Ленина, в здании под часами. Была на хорошем счету, награждена орденом «Знак Почета».

По болезни получила группу инвалидности и почти сразу же пришла в городское общество инвалидов, где и работаю уже 30-й год. 22 апреля 2019 года было 29 лет с тех пор, как я председатель первичной организации в нашем обществе. У меня в первичке 54 человека, я их всех знаю, со всеми общаюсь, хожу в хор. И очень рада, что пришла в эту общественную организацию. Когда осталась одна (двое моих сыновей имеют семьи, а муж умер), общество инвалидов стало мне вторым домом. Здесь мои друзья, общение с людьми и работа с инвалидами. Все это имеет для меня большое значение. Думаю, мое предназначение и было в том, чтобы работать с людьми и помогать им – как могу.

А сказать молодому поколению я могу следующее: будьте добры и участливы к людям, помогайте им по возможности, и все это вернется вам с благодарностью.

С. И. Пономарева.

Великая Отечественная война, дети войны

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Я вам пишу»