Для нарушителей - на замок

Лариса Ракитянская
В Северо-Кавказском пограничном управлении ФСБ РФ, штаб которого находится в Ставрополе, состоялось совещание командования, СКПУ, командиров соединений и частей по организации защиты и охраны госграницы в осенне-зимний период. Оно было первым после проведения реорганизации пограничного округа, теперь СКПУ отвечает исключительно за охрану и оборону российско-грузинской границы. Однако это не означает, что задач стало меньше, а служба – легче, достаточно упомянуть чеченский участок, такие его пункты пропуска, как «Верхний Ларс» и «Нижний Зарамаг». Они известны с конца 90-х прошлого века, когда «зеленым фуражкам» пришлось стать стеной на пути водочной мафии.

Выступавшими на совещании особо подчеркивались необходимость получения и оптимальность использования упреждающей информации о членах незаконных бандитских формирований, планах проведения терактов, попытках контрабанды оружия, наркотиков, незаконной миграции для обеспечения пограничной безопасности в регионе. Шла речь о переходе на контрактную основу отдельных соединений и частей СКПУ (например, к 1 января 2006 года в Аргунском погранотряде не должно остаться ни одного призывника), а также о реализации Федеральной целевой программы по обустройству госграницы… Как идет это обустройство, с какими проблемами приходится сталкиваться, об этом — интервью заместителя руководителя ПС ФСБ РФ генерал-лейтенанта А. МАНИЛОВА.

— Созданная по Указу Президента России и утвержденная Правительством РФ Федеральная целевая программа рассчитана до 2010 года, для ее реализации сформирован координационный совет, в состав его входят руководители ФСБ, Таможенной службы, Минтранса и ряда других причастных к ФЦП министерств и ведомств. Помимо него для оперативного руководства и координации действует отдельное управление в Москве, — сказал в начале беседы Александр Леонидович. – Длительность по срокам объяснима. Взять ту же госграницу с Казахстаном, протяженность огромная – 7,5 тысячи километров, до распада Союза и после ее просто не существовало. За минувшие пять лет проведена масштабная работа по делимитации – определению границы на картах, что очень важно, в других документах, были заключены соответствующие договоры между руководителями двух государств. К демаркации (установке пограничных столбов, созданию пропускных пунктов и так далее) пока не приступали, планируется строительство около 200 погрангородков, жилья для семей офицеров и прапорщиков, всей необходимой инфраструктуры.

Есть проблемы с морской границей на Каспии, имеющим статус «внутреннего водоема». Прежде его «делили» два государства, сейчас – пять. Многосторонние переговоры еще продолжаются, даже приблизительную дату их завершения, как вы понимаете, назвать не решусь.

И сразу подчеркну: наша задача – поставить заслон нарушителям госграницы, преступникам, а не отгородиться от мира, препятствуя развитию экономических, культурных и иных связей, просто человеческим контактам. У нас и собственный термин имеется: «пограничная дипломатия», опыт в этом плане накоплен, и немалый. Действуем по поговорке: границы не разъединяют, а объединяют людей, все проблемы стараемся решать вместе с коллегами-партнерами в Грузии, Азербайджане или Казахстане…

— Тем не менее, по известным причинам, особое внимание уделяется обустройству госграницы на Северном Кавказе, не секрет — «дыр» еще хватает… Какова цена вопроса?

— Всего на реализацию ФЦП по обустройству госграницы из казны выделено 65 миллиардов рублей, в Южном федеральном округе — 14,8 миллиарда. Три погранзаставы — «Дзинага» в Северной Осетии-Алании, «Джипель» и «Бешта» в Дагестане – уже сданы в эксплуатацию, на подходе в Карачаево-Черкесии, и еще 13 должны вступить в строй до 1 января, а всего 70 погрангородков. Возводятся они местными подрядными организациями, которые выиграли тендер, по типовым проектам, что удешевляет строительство. Хотя, конечно, по стоимости после привязки к местности разнятся: где вертолетная площадка необходима, где земляные работы имеют высокую степень сложности. В среднем стоимость каждой 80 миллионов рублей.

Главное – создать все условия для быта и службы военнослужащих. И проекты самые что ни на есть современные: кубриковая система – по три человека в комнате, все оснащены удобной мебелью, телевизорами, там же душевые, в ближайшем будущем появятся компьютеры, чтобы военнослужащие могли заниматься самообразованием. Условия создаем, одним словом, цивилизованные. Административные здания также оснащены современными техсредствами охраны и связи: спутниковыми, лазерными системами, видеонаблюдения, сейсмодатчиками и так далее. В связи с внедрением контрактной системы комплектования – строим жилье для семей офицеров и прапорщиков… Короче, погранзастава сегодня – это целый комплекс сооружений.

— Возникают ли какие-то проблемы по их строительству, с землеотводом, например?

— На чеченском направлении были, в конце сентября они решены: участки для возведения 10 погранзастав закреплены в собственность ПС, соответствующие свидетельства о госрегистрации получены…

Должен сказать, что везде местное население относится к строительству очень доброжелательно. Ведь это, во-первых, дополнительные рабочие места не только на время возведения объектов, но и после их сдачи: для поваров, водителей и так далее. Во-вторых, возрастает личная безопасность: мы же создаем глубоко эшелонированное прикрытие госграницы. И более того, местные парни идут служить в погранвойска.

Всего один пример: во время торжественного открытия заставы «Бешта» в Дагестане при участии представителей руководства республики, родственников, знакомых, друзей был открыт и памятник двум военнослужащим Хунзахского погранотряда – Мухтару Сулейманову и Абдулхалику Курбанову, погибшим при задержании банды Гелаева. В почетный караул у бюстов Героев России заступили их родные братья – Магомед и Мансур, ставшие пограничниками.

Нина ГОЛОВИНА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов