Герой без звания героя

Уже была снята блокада Ленинграда и фронт продвигался всё дальше на Запад. Короткими зимними днями экипажам пикирующих бомбардировщиков слетать на штурмовку больше двух раз не удавалось. В один из таких дней экипажи лётчиков Андрея Калиниченко и Александра Аносова получили задание уничтожить скопление вражеских эшелонов с техникой и войсками на участке железной дороги между Кингисеппом и Нарвой. Погода была мерзкой, дул пронизывающий ветер, но летчики уже привыкли к полётам в ненастье и ударам по цели с малых высот. Кстати, это по предложению младшего лейтенанта Аносова бомбардировщики стали летать на малых высотах и «жарить фрица» с бреющего полета. 

Ведущим группы был лейтенант Калиниченко, близкий друг Саши Аносова. При подлёте к цели по самолётам ударили зенитки, но они не остановили отважных соколов, которые, несмотря на молодость, уже были признанными воздушными асами и летчиками-снайперами. И всё же, при бомбёжке эшелонов самолёт ведущего получил повреждение. Несмотря на это, оба экипажа «за компанию» расстреляли идущую по шоссе колонну вражеских автомашин. Занятый выравниванием повреждённого самолёта, Андрей на несколько секунд упустил из поля зрения машину своего ведомого, а когда стал вызывать его по связи, ответа не последовало. «Что я доложу командиру об Аносове? Потерял такого лётчика, близкого друга. И даже не видел, как это произошло», — думал Калиниченко, вылезая из кабины самолёта.

Но оказалось, что при последней штурмовке самолёт Саши Аносова напоролся на сноп зенитного огня, была повреждена рация и это не давало возможности командиру экипажа доложить обстановку. Как потом подсчитали техники, на машине было 15 серьезных пробоин, и только мастерство лётчика спасло самолёт и экипаж от гибели. У лётчиков не принято хвалить друг друга, и когда ведущий назвал своего ведомого молодцом, Саша даже обиделся.

Редчайший случай на полях жестоких сражений: несмотря на шквальный огонь заградительных батарей, зениток, атаки вражеских истребителей, лётчик Аносов за всё время боевых действий не получил ни единого ранения, что уже в наши дни сослужило ему нехорошую службу при встрече с медиками.

«Поколение романтиков» Александра Петровича Аносова грезило неоткрытыми островами, океанскими глубинами и голубой высью небес. Школьник Саша не был исключением и уже в 9 классе поступил в Ставропольский аэроклуб. Время было тревожное, уже вовсю поднимал голову фашист, наши добровольцы сражались в непокорной Испании. Поэтому, когда после окончания аэроклуба его зачислили в Ейское военное училище им. Сталина, Саша был несказанно рад. Сначала учился на истребителя (кстати, вместе с Николаем Голодниковым, ныне известным человеком, генералом, почётным гражданином г. Ставрополя и Ставропольского края, Героем Труда Ставрополья, заслуженным военным лётчиком СССР), а затем, уже в военном училище им. Леваневского, переучился на лётчика пикировочной авиации...

В начале 1943 года младший лейтенант Аносов пополнил ряды героических защитников блокадного Ленинграда. Вместе со своим экипажем на легендарном ПЕ-2 он наносил бомбовые удары по немецкой дальнобойной артиллерии, которая доставляла немало хлопот ленинградцам. Когда советской военной разведке стало известно, что под Ленинград фашисты доставили сверхмощную секретную дальнобойную пушку «Берта», которая могла причинить огромный вред и так донельзя измученному городу, командование поручило уничтожить её экипажу Аносова, который «воевал азартно и летал смело». За выполнение этого весьма трудного задания (сверхсекретное орудие тщательно охранялось) экипаж бомбардировщика в полном составе был награждён орденами Красного Знамени.

Но не только уничтожением вражеской артиллерии занимался экипаж пикирующего бомбардировщика. Десятки потопленных кораблей, уничтоженных военно-морских баз и эшелонов с «живой силой и военной техникой» врага на счету 73-го пикировочно-бомбардировочного полка, ставшего в те дни 12-м гвардейским пикировочным Краснознамённым, ордена Ушакова авиационным полком. Как вспоминает сам Александр Петрович, все лётчики полка сражались отважно и почти всегда побеждали врага. К сожалению, на войне без потерь не бывает. Весь фронтовой путь усеян могильными холмиками павших героев. Но здесь случай особый: летали-то над Балтикой, над морем, и в случае гибели люди уходили под воду вместе с боевой машиной, которая для экипажа превращалась в братскую могилу. «У морских лётчиков в земле могил нет!» — то ли с гордостью, то ли с горечью говорит ветеран.

В полку особенно сдружились командиры трех экипажей: украинец Андрей Калиниченко, осетин Харитон Сохиев и русак Александр Аносов. Их так и называли — три мушкетёра. В канун 60-летия Победы А. Калиниченко выпустил книгу «В небе Балтики», в которой, рассказывая о боевом пути знаменитого полка, отваге и мужестве лётчиков-пикировщиков, тепло и сердечно вспоминает своего боевого друга, нашего земляка Александра Аносова. В предисловии к книге Герой Советского Союза, заслуженный военный лётчик СССР, лауреат Ленинской премии, командующий авиацией ВМФ в послевоенное время генерал-полковник авиации Г. А. Кузнецов отмечает дружбу «мушкетёров», как представителей разных национальностей, но единой семьи народов, вместе разделяющих судьбу и тяжёлый опасный ратный труд во имя Великой Победы.

Экипаж Аносова совершил 139 боевых вылетов, получил звание «снайперского». Вручая командиру экипажа третий орден Красного Знамени, командующий пошутил: «Что, лейтенант, какой орден хочешь получить в следующий раз?». Саша не растерялся: «Орден Александра Невского, товарищ командующий!».

Орден Александра Невского, учреждённый летом 1942 года, был младшим среди «полководческих» орденов, и единственным, унаследовавшим название одного из дореволюционных орденов, правда, без слова «святого». Он хотя по статусу и был ниже «элитного» Красного Знамени, но пользовался большим уважением среди младших командиров. Им награждались командиры от взвода до дивизии, но командир ПЕ-2 Саша Аносов ни под одну категорию из названных не подходил. Так что пришлось довольствоваться четвёртым орденом Красного Знамени, за участие в потоплении финских броненосцев «Вяйнямейнен» и «Ильмаринен». В тот день экипаж Аносова вылетал на штурмовку шесть раз. И каждый раз, как в последний. «Мне должны были пятый орден Красного Знамени дать, — рассказывает мне Александр Петрович, — но что-то там наверху не срослось». Что «не срослось», я позже узнал от Николая Герасимовича Голодникова. Но об этом - чуть ниже.

Еще одно не рядовое событие в военной судьбе молодого воина: в августе 1944 года прославленному лётчику дали отпуск: явление не такое уж частое во время войны. По приезде в Ставрополь офицер сразу же отправился к своей невесте Жене, с которой дружил с 3-го класса и которая обещала писать письма «только ему» и ждать. Дождалась. На второй день отпуска Саша и Женя поженились, хотя сам же молодой человек среди боевых товарищей утверждал, что «мушкетёрам не положено влюбляться».

«Знаешь, какая она была красавица, — говорит мне Александр Петрович, — лучше нее не было и нет. Больше 60 лет прожили, а любили друг друга, как в первые дни», — на глаза ветерана навернулись слезы. В 2005 году любимой жены не стало…

Победу Александр встретил под Кенигсбергом, но война для его экипажа ещё не закончилась. Четыре дня после Победы его полк добивал курляндскую группировку врага. Орден Отечественной войны II степени добавился в наградной копилке воина. И — высшая награда страны — орден Ленина. Но здесь боевая история и судьба героя сделали небольшой зигзаг. Дело в том, что боевого лётчика командование полка дважды(!) представляло к званию Героя Советского Союза! А уже через много лет после войны в Правительство страны ушло третье представление на звание Героя, подписанное Николаем Герасимовичем Голодниковым, председателем краевого совета ветеранов. «Да, было дело, — вспоминает Николай Герасимович, — нам ответ пришел, что за подвиги в годы Великой Отечественной войны А. П. Аносов удостоен высшей награды Родины — ордена Ленина. И всё. Но здесь другое. Отец у Александра Петровича в 1937 году был осужден. Вот и помешал этот факт в биографии героя стать официальным Героем Советского Союза!». По всей видимости, этот самый факт повлиял и на получение пятого ордена Красного Знамени. Ведь такое количество «элитного» ордена имели только высшие военачальники!

После войны лётчик, сросшийся с боевой машиной и вместе с ней вросший в небо, продолжал летать, совершенствуя свое мастерство, обучаясь полётам на современных самолётах, обучая, передавая боевой опыт другим, «дорос» до полковника, а к наградам добавил ордена Отечественной войны I степени и Красной Звезды. Но грянула хрущёвская реформа авиации, и полный сил и новых замыслов офицер вынужден был уйти «на отдых», как и многие его боевые товарищи.
А потом была «гражданская» жизнь. Разные места работы, разные должности. Не всегда престижные, не всегда «хлебные». А если быть предельно точным, то всегда самые трудные и самые ответственные. Не привык боевой лётчик к лёгкой жизни, не привык пасовать перед препятствиями. Всегда преодолевал трудности, надеясь на лучшее и всеми силами приближая это самое «лучшее». Так и жизнь пролетела. Вырастили с женой сына, он теперь уже сам не молодой человек, давно живёт отдельно, воспитывает уже взрослых детей — внуков Александра Петровича.

Не в привычке ветерана жаловаться на житье-бытье. И только разговорившись, как бы между прочим, посетовал он на неухоженность свою, одиночество. Недавно перенес тяжелую операцию, уход не помешал бы. Конечно, и сын с невесткой, и внуки навещают, но ведь у каждого своя жизнь, все взрослые, не будут же сидеть днями и ночами около него. Сестра приходит, помогает по хозяйству, а вот социальные органы, куда ветеран написал заявление, что-то не очень торопятся пообщаться с ветераном.

А еще Александр Петрович с горечью поведал мне, как молоденькая девушка-врач из медкомиссии, когда он хотел встать на очередь для получения автомобиля, спросила: «Руки-ноги целы? Ранений нет? Значит, машина не положена!». На этом все и закончилось. Обращаться к кому-либо, а тем более предъявлять свои права и жаловаться герой-ветеран не привык и не будет, как бы тяжело ему ни приходилось. «Но пассаран!» — повторяет ветеран боевой клич непокорённого народа, который стал и его жизненным девизом наперекор всем бедам и неурядицам. Так и живёт наш прославленный земляк, кавалер восьми высших государственных наград, вручивших которые, оно, государство, посчитало свою благодарность исчерпывающей. Правда, с Днем Победы поздравляет регулярно и регулярно желает долгой, счастливой жизни.

Давайте хоть на минутку остановимся и подумаем о том, как мало осталось тех, кто сражался с коварным и жестоким врагом. И хотя время неумолимо делает свое дело, нам своё надо делать так, чтобы оно, время, не смогло сотворить самого страшного — стереть из памяти поколений величие Победы над фашизмом и тот вклад, который внесли в неё такие люди, как наш земляк Александр Петрович Аносов!

Григорий Варлавин. При содействии Ставропольского краевого и городского советов ветеранов. В материале использованы эпизоды из книги А. Калиниченко «В небе Балтики», любезно подаренной автору героем рассказа.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов