…И год спустя

…И год спустя

В прошлом декабре мы сделали с Олегом Кашиным в «Вечернем Ставрополе» «датское» интервью. Так совпало, что «ВС» и ведущему и популярному изданию страны «Коммерсант» (Ъ), где он работает, примерно в одно и то же время исполнялось 20 лет. И тема интервью была просто газета, не важно – провинциальная или федеральная. Просто газета. «Журналистский треп» - таким была особенность обозначенного жанра.

Тем более что знали друг друга и дружили, несмотря на разницу в возрасте, достаточно лет, вначале через «Живой журнал», а потом он несколько раз приезжал в Ставрополь от журналов «Эксперт» и, к сожалению, почившего, хочется верить – временно, литературно-публицистического «Русского журнала» (Олег подписал его для библиотеки имени Лермонтова, потому что считал наравне с родным Калининградом край своим – в Михайловске, точнее, СНИИСХе, жили его бабушка и дедушка, и он в детстве часто бывал здесь). И в завершение праздничного опуса, естественно, желали всяческих новшеств и благ своим газетам накануне дня рождения и говорили об интернете, как растущем средстве массовой, социальной коммуникации.

…И год спустя

Кто знал, что именно оно год спустя после высказывания сыграет свою роль 6 ноября, когда его отец только приехал проведать сына в Москву из Михайловска? Ведь Олег известный репортер и блоггер (а также участник скорострельного обмена мнений в facebook, twitter – и современного движения хипстеров, до сих пор толком не знаю, что это такое). Как раз шестого мне надо было кое-что у него уточнить, общались в основном по электронке, письмо пришло, как зафиксировано на компьютере, в 18 минут первого ночи. А через 20 минут с небольшим, позже отметило следствие, его уже дико, исподтишка, по-бандитски металлическими прутьями избивали у ворот дома.
После  нескольких кратких информаций «Вестей» взорвался интернет, и пошло-поехало. Я, как и многие другие, в своем раннем блоге в ЖЖ заклинала «Выздоравливай, Олежек!» и обозвала, извините,  этих сволочей «суками». Других слов просто не нашлось. Впрочем, как и многие, к тому времени и по НТВ, и другим федеральным каналам говорили о жутких совершенно травмах, меня поразило, что специально били по пальцам, чтобы не писал, а в инете выставили ролик камеры видеонаблюдения, где его бьют возле калитки по ногам, лицу, голове, рукам… Тут вспомнился Миша Бекетов и что с ним стало после борьбы за Химкинский лес, нападения и избиения битами (он проходил практику еще у меня в отделе ставропольской «молодежки»), но сосед Олега по кабинету в Ъ Андрей Козенко на следующий день в «Коммерсанте» дал репортаж, в котором привел слова дворника: Кашин сказал, шепелявя, перед приездом «скорой» фразу «какие-то два козла напали», и …стало чуть спокойнее. Узнаю брата Колю называется, молодой, тридцать лет, есть надежда – заживет, как надо… И был введен на пару недель в медикаментозную кому во избежание болевого шока, оставив дальних и близких друзей в стрессе и ожидании.

…И год спустя

Возмутился президент, дал особые поручения правоохранителям; руководство издательского дома Ъ помогало в меру сил, чем могло,  за Олега вступился даже Госдеп США, а блоггеры изо дня в день продолжали писать  посты в его защиту, журналисты разных изданий стали выходить на одиночные пикеты (не требуют разрешения), на митинг, студенты журфака МГУ отметились, выпустили газету «Кашинъ»…И никто особо не знал, что избит – поломана рука и отобран портфель с документами ставропольского экологического активиста Григория Пинчука. Одно слово – провинция, сколько их, пострадавших, и ненайденных сволочей, выполняющих чей-то заказ. Не зря же в постах ЖЖ вспоминали Хемингуэя, в том числе далеко не только касательно журналистов: если звонит колокол, значит, он звонит по тебе…

…И год спустя

А потом был первый и краткий пост Олега Кашина в ЖЖ (более 1000 комментариев, в основном «Выздоравливай, мы с тобой!» и обычные поддерживающие блоггерские шутки вроде «Аффтар, пиши исчо!»), потом второй; самоироничная колонка в журнале «Власть» (неожиданно вышел из комы знаменитым, как Гагарин), интервью с Парфеновым позавчера на канале «Дождь», как многие высказывали предположение, подвигнувшим знаменитого телевизионщика на резкое выступление при вручении первой премии имени Владислава Листьева в защиту профессии.
И предварительная договоренность, еще до очередной и последней операции на голени, о нашем интервью для «Вечерки» в честь годовщины предыдущего и произошедших переменах «накрылась медным тазом». Олег решил их больше не давать об избиении вообще: «Я хочу вернуться к нормальной работе, а не жаловаться, распространять мнение о себе, как о журналисте, избитом металлическими прутьями, я уже бодр и тихо выздоравливаю…». Вернуться в редакцию надеется в январе. А когда на Ставрополье – пока не знает. Но кто-то же должен толком объяснить мне наконец, кто такие хипстеры?
А следствие продолжается…Будут ли результаты?
Нина ЧЕЧУЛИНА

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов