Информационная безопасность и информационные войны. Мнение ученого

7 июня 2011 года Организация Объединенных Наций опубликовала доклад, в котором признала неотъемлемым право человека на доступ в интернет. Это своего рода ответ на попытки ряда стран оградить свое интернет-пространство от нежелательной по тем или иным причинам информации. Учитывая то, что информация является не только «главным товаром», но и главным оружием современности, фактически провозглашено «право сильнейшего в сети» – кто сильнее, тот и прав.

Совершенно очевидно, что приемы информационных войн особенно эффективны в странах и регионах, где есть объективно существующие проблемы. Это могут быть проблемы в разных сферах: социально-экономической, межнациональной, религиозной. Иногда это сложное сочетание исторических и современных факторов, но бывает и так, что нестабильность вызывается буквально за несколько лет ошибочной политикой правительства во вполне консолидированном и даже однородном в этническом и религиозном отношении обществе.

Но Северный Кавказ – это один из уникальнейших регионов планеты, где, с одной стороны, случались жестокие противостояния, а с другой – накоплен уникальный опыт дружбы народов и совместного труда. Сегодняшнее положение можно определить как ситуацию нестабильности и неочевидности.

И поэтому вопрос обеспечения информационной безопасности у нас стоит особенно остро. За примерами далеко ходить не надо. Все помнят и слухи, сопровождавшие трагические события в Ставрополе в 2007 году, и слухи в связи с образованием Северо-Кавказского федерального округа в 2010-м.

Немного истории

Первые «боевые действия» информационных войн начались задолго до появления современных средств передачи информации. Можно вспомнить небезызвестное антироссийское «Завещание Петра Великого», другие пропагандистские фальшивки. С развитием средств коммуникации «боевые действия» становятся интенсивнее и вовлекают все более широкие слои населения. А «информационные вбросы» рассчитаны на все более короткий срок применения. Бывают и исключения. Появившись в индустриальную эпоху, некоторые фальшивки остаются актуальными и сейчас. Например, «Протоколы сионских мудрецов».

Фальшивки очень удобны для манипуляторов. Ими можно воздействовать напрямую, это очевидно. Ими можно воздействовать после полного и безоговорочного разоблачения. Ставя в один ряд с ними утечку достоверной информации. Чем больше фальшивок, тем легче в замусоренном информационном поле прятать правду. С другой стороны, изучение фальшивок может подсказать специалистам направление манипуляции, вскрыть характерные приемы и, главное – выявить образ мыслей, взгляды манипуляторов на реальность. Впрочем, то, чем пользуются манипуляторы сегодня, называть фальшивкой не совсем верно. Не так уж много «информационных вбросов», состоящих из откровенной лжи. Это факты, освещенные с нужной стороны и подобранные нужным образом. С ложными, манипулятивными допущениями и выводами. А затасканная пропагандистская продукция полувековой давности – из арсенала ведомства Геббельса, восточноевропейских националистов и прочих нацистских прихвостней, ложь и передергивания хрущевских времен и эпохи перестройки - эффективно применяется ныне под соусом «всем известно».

Старое неписаное правило информационных войн времен «холодной войны» – на 90% правды должно быть 10% замаскированной неправды, главное же – умелая манипуляция, постепенно уступает место другому, вновь вытащенному из небытия – «чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верят». В 30 - 40-е годы ХХ века – годы вдумчивого газетного чтения, нечастых информационных радиопрограмм и коротких киножурналов - изобретатели этого правила имели кратковременный успех. Но быстро разоблачались. А на «неподготовленного» слушателя производили впечатление отпетых лгунов и даже безумцев. Ведь дефицит информации порождает интерес и возможности к ее более глубокому осмыслению. Нахрап и наглая манипуляция хорошо заметны. Теперь в лавине новостей и сплетен факты невозможно долго удержать в сознании – на смену одной новости приходят десять других. Образы и формируемые ими стереотипы – примитивнее и лживее, но ярче и наглее.

Инструменты информационных войн

В информационной войне исчезает понятие «репутация» и возникает ощущение, что «репутационные потери» невозможны. Репутация вроде бы имеется, и у всех разная, но она также соответствует реальности, как рекламные обещания. В информационных войнах участвуют разные «рода войск». Это и «желтая пресса», и «солидные», «респектабельные» газеты, и «говорящие головы», и их интернет-вариации.

Многие знаменитые на весь мир частные информационные агентства появились как инструмент информационной войны. Еще царская Россия не раз оказывалась мишенью в европейских дезинформационных кампаниях. XVIII – XIX века – время изобретения и оттачивания подобных приемов. Мощнейшая информационная кампания против России стала несколько ослабевать к началу Первой мировой войны, ну а с установлением советской власти она уже не прекращалась.

Появлялись все новые инструменты. Важнейшим стало кино и телевидение, поднявшее противостояние на уровень войны мировоззрений. А первая антииракская «Война в заливе» – это своего рода высшая точка в развитии телевидения как средства замены реальности. Значение ее информационного сопровождения осмысливали не только военные и журналисты, но и философы. С тех пор прошло двадцать лет, развивается интернет, социальные сети, а сетевое пространство, на первый взгляд, становится ареной информационной войны «всех против всех». Появляется стратегия так называемого «управляемого хаоса», разрабатываются алгоритмы цветных и цветочных «революций», социальные сети объявляются одновременно инструментами влияния и выдаются за «глас народа».

Современный интернет - это и крупные сайты, и порталы, и топ-блогеры, от имени которых пишут и отдельные люди, и группы специалистов, это и батальоны сетевой войны, и ее одиночки. Но в интернете войны ведутся не только словами, подкупом или раскруткой «авторитетов», дезинформацией или манипулятивными приемами в отношении массы обычных пользователей. Воздействовать можно и техническими средствами. В большинстве случаев эти приемы определенным образом сочетаются. Так, 16 мая 2011 года Администрация президента США Барака Обамы опубликовала «Международную стратегию по интернет-пространству», посвященную целому комплексу направлений: от принципов сетевого взаимодействия до технической стороны взаимодействия со сторонниками и противодействия противникам.

Оружие обороны и основание информационной безопасности

Сегодня сила – в доверии населения власти. И это не сила власти, а сила страны. И задача завоевания доверия – задача, прежде всего, власти.

СССР проиграл, прежде всего, информационную войну. И проигрывает до сих пор: мифы о причинах его гибели живучи. Он был слишком опасной альтернативой современному мироустройству, чтобы «властители информационных потоков» стали даже двадцать лет спустя придерживаться в отношении него принципа: о мертвых – только правду.

Я сам скорее сторонник тезиса: не надо раскачивать лодку. Разбираться со своими внутренними проблемами самостоятельно народу России никто не даст. Только легитимная, при всех упреках к выборам и внутренней политике, власть, контролирующая Вооруженные силы, может удержать желающих от грубого, откровенного вмешательства извне. Никто не побоится ни размеров территории, ни числа возможных жертв среди мирного населения. В конечном счете, в современном Пакистане и народу больше, и территория совсем не маленькая, и даже ядерное оружие есть, но он испытывает давление в разы сильнее, чем наша страна, – вплоть до действий на его территории вооруженных представителей более влиятельных государств. И это – невзирая на все прежние заслуги Пакистана перед этими государствами.

Но чтобы не раскачивать лодку, надо сначала в одной лодке оказаться всем. А ведь многие представители так называемой элиты одной ногой уже в чужой. Пример Ливии показывает, как доверие народа к своему лидеру и четкие моральные ориентиры помогают государству. А пример Египта с его компрадорской элитой аналогичным образом показывает последствия разобщенности. Доверие и сплоченность – вот самая эффективная защита. Ливия проиграла информационную войну за своими пределами, но не проиграла ее внутри. Это ее главное оружие и главная надежда.

Нам всем нужно учиться защищаться и побеждать в информационных войнах. Это не только общегосударственная проблема, но и региональная и даже внутригородская. Сейчас мы уязвимы на всех уровнях – от мировоззренческого до бытового. Знать об угрозах и рисках, уметь защитить свое сознание от манипуляций – сегодня самая главная задача для каждого из нас как в стране, так и на Северном Кавказе и в нашем городе.

А о том, как нам это сделать, мы с вами поразмышляем в следующий раз.

Максим Цапко, кандидат политических наук, доцент СФ МГГУ им. М.А. Шолохова

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов