Из «аута» на коне

Ирина Боровлева
С осени прошлого года в краевом центре душевнобольные люди проходят сеансы ипотерапии, правда, пока на общественных началах, силами федерального племенного предприятия – Госконюшни «Ставропольская» и реабилитационного отделения краевой психиатрической больницы. Эффект очевиден, и в планах инициаторов эксперимента - лечение детей с ограниченными физическими возможностями.

Красавец конь с изломанной судьбой на прошлой неделе выполнял необычную миссию. Эридан, что значит «мифическая река», а по-простому - Тимоша, без седла, чтобы человек больше чувствовал его добродушное настроение, перевозил на себе пациентов с тяжелым и, как большинству из нас кажется, катастрофическим диагнозом – шизофрения. Депрессия,

аутизм, нежелание жить - это далеко не полный список неприятностей от заболевания - наваждения, которое особенно неприятно своей социальной окраской, ведь для социума такой больной становится «аутсайдером». Семилетнему Тимоше до мнения социума нет никакого дела, а потому он легко и послушно своей спасительнице, Ингуне Бугрим - зоотехнику конюшни, катал незнакомых седоков. Для лечения больных «верхом» Тимошу не случайно выбрали первым. Три года назад Ингуна пожалела и забрала его – умирающего, с истертыми копытами и до истощения загнанного в заезжем московском цирке. Коня ценной тракененской породы хотели пустить на колбасу. «В нем угасло все, – рассказывала она, – он не хотел жить. Жил так, по инерции. И долго не мог поверить в то, что его не будут гнать в круг». Сейчас Тимоша вполне пригоден даже к спортивным состязаниям, если бы не печальное прошлое, сделавшее его слишком равнодушным для спорта. Зато для больных людей это просто находка, потому что, похоже, к своим обязанностям он относится осознанно. Впрочем, хорошо воспитан здесь не только Тимоша.

Вместе с мужем – директором госконюшни Юрием Бугримом – мастер спорта по выездке Ингуна воспитывает, иначе не скажешь, больше двадцати жеребцов верховых пород. И все они – «в яблоках». Отливающие на свету блестящими пятнами бока лошади - признак того, что кони ухожены, чувствуют себя хорошо и могут передать наезднику энергию своей бескорыстной доброты и безусловного счастья. И Юрий, и Ингуна относятся к своим питомцам с огромным уважением и действительно в ответе за тех, кого приручили. Изначально госконюшня создана для содержания милостных жеребцов - для воспроизводства. Милостными называли на Руси местных верховых лошадей, которых князья дарили своим подданным, и именно милостных использовали для улучшения породы. Среди них уже есть и знаменитые спортсмены. К примеру, конь терской породы Авалон входит в тройку лучших лошадей юга России по конному спорту. В минувшем апреле Ингуна на Авалоне заняла первое место по ЮФО в одном из видов программ по выездке и готовится к личному чемпионату на российских соревнованиях. Но все же в воспитании ее подопечных больше философии, чем спорта.

е случайно с осени на территории федерального государственного учреждения «Государственная заводская конюшня (ГЗК) «Ставропольская» проходит необычный эксперимент. Он начался с обращения общественной организации инвалидов «Новые возможности» к руководителям ГЗК, а затем сюда впервые пришли на экскурсию 30 пациентов краевой клинической психиатрической больницы. Гости кормили коней заранее подготовленными сухариками и яблоками, заходили к ним в денники. К слову, не каждый человек с отменным психическим здоровьем решится подойти близко к огромному животному, общение с которым в наше время редкость. Что удивительно, габаритные четвероногие именно этих посетителей встречали с большой ответственностью, не допуская игривых вольностей. Создавалось впечатление, что даже «звездный», с амбициями Авалон и отличающийся капризным нравом орловский рысак Папирус боялись пошевельнуться, чтоб, не дай Бог, не напугать своего гостя.

Эти попытки возвращения людей к нормальному восприятию жизни ни в коей мере не стоит путать с обычным прокатом. Ипотерапия ничего общего с этим не имеет, ведь лошадь должна желать сотрудничества, и здесь больше тонкого взаимопонимания, чем просто механического передвижения. К тому же ипотерапия - это длительное общение, возможность седлать, чистить, кормить лошадь, а затем в группе делиться своими впечатлениями. В апреле пациенты психиатрической клиники впервые смогли пройти терапию «верхом». «Я стал другим», - ключевая фраза, которую сказал от всей души один из них, покатавшись на Тимоше. Ключевая, потому что им и надо стать другими, вернуться к жизни свободными от страхов.

Постоянный посетитель конюшни Георгий, который попал в автокатастрофу на Военно-Грузинской дороге, оказался в ставропольской клинике без имени и без адреса. От травмы у него случилась амнезия. Помнит только – жена и трое детей в Тбилиси, вот и вся биография. С того времени несколько лет Георгий оставался безучастным ко всему: не общался, не улыбался, не говорил. Его первые слова на ломаном русском и улыбку врачи и пациенты реабилитационного отделения клиники увидели только после похода к лошадям, куда группа приезжала до самых морозов.

Стойкие улучшения в эмоциональной сфере наблюдалась еще у нескольких пациентов. Александр не может быть наездником – барьером стала серьезная и неизлечимая травма ноги. Мало того, что у него бывают крайне тяжелые формы депрессии, он еще и передвигается на костылях. Но общаться с лошадьми, по его словам, это огромная радость, позволяющая на время вернуться в прежнее измерение и воспринимать мир таким, каким он был до болезни. На мой вопрос о первых впечатлениях Александр ответил, что его потрясли размеры одного из коней - в конюшне есть огромные лошади латышской породы. Когда наблюдаешь как Васкс, а проще - Вася, мгновенно, и в то же время плавно, как крейсер, разворачивается, то даже голова кружится. Грациозные и интересные животные, по его мнению, больше понимают и чувствуют, разве что сказать ничего не могут. По неожиданному сравнению Александра они похожи на дельфинов. В раннем детстве его унесло на надувном круге далеко в открытое море, и дельфин вернул его на берег, всю дорогу подталкивая носом. Наверное, ассоциации возникли не на пустом месте, ведь существует мировая практика лечения детей с ограниченными возможностями, в частности, с болезнью Дауна, с помощью дельфинов. «Я хоть на какое-то время отключился от своих грустных мыслей и комплексов, как будто я и не болел». А вот Евгений очень полюбил вороного коня Рому. Он свято хранит фотографию в компании с ним и восторженно объясняет: «Понимаете, он мне нравится. Но самое-то главное, что и я ему нравлюсь!». Женя четко назвал то самое главное, что дает ипотерапия для людей, лишенных любви.

Заведующий реабилитационным отделением краевой психиатрической больницы Александр Багуцкий говорил о том, что возможность проведения ипотерапии в условиях, которые уже имеются на госконюшне в Ставрополе, - это настоящая находка. Ведь к психически больным людям в России относятся слишком однозначно, о чем свидетельствует расхожая угроза «отправить в дурдом». «Ну не понимают у нас, что каждый человек ценен, - говорит Александр Юрьевич, - нельзя считать этих больных безнадежными, и не место им в психбольнице». По его словам, впервые эффект от ипотерапии врачи-практики обнаружили, когда лечили детей с аутизмом, не способных к контакту с окружающим миром. Общение с лошадьми освобождает эмоции. Причем то, что уже пройдено в Ставрополе, - лишь начало большой работы. Впереди - создание условий для самовыражения этих людей, подъема качества их жизни. Возможность такого подхода к лечению в ставропольском случае возникла благодаря принципам работы нынешнего главного врача краевой клинической психиатрической больницы. С приходом на эту должность заслуженного врача РФ Игоря Былима к больному стали относиться не столько, как к клиническому случаю, но как к человеку. Сейчас общество «Новые возможности» совместно с больницей разрабатывает программу, которую будут подавать на соискание гранта в городской департамент по социальной политике. Речь идет о создании на базе федеральной конюшни реабилитационного центра, где можно организовать терапию взрослых и детей и при других, уже физических ограничениях. Летом сюда собираются приезжать дети-инвалиды и их родители от некоммерческой организации «Открытый дом» - это детская служба спасения.

Если реабилитационный центр удастся создать, то повезет и «рыжему острову», сохранившемуся в городе вопреки всему. Кони верховых пород, кроме конного спорта, где задействованы единицы «аргамаков», по большому счету, так же не востребованы в обществе, как и ушедшие от реальности люди. Нет для лошадиной силы применения в век скоростей, а организация необычной и новой для них работы требует серьезной финансовой поддержки. Ведь конюшня, которая существует на федеральный «минимум», которого не хватает даже на приличное содержание племенных лошадей, не сможет своими силами организовать специальную закрытую территорию для занятий с соответствующим инвентарем и оплатить работу тех, кто конкретно будет заниматься с больными людьми. Но пока возможности финансирования создания Центра остаются на уровне предварительных и неконкретных переговоров, и как дальняя перспектива рассматриваются даже варианты серьезной спортивной подготовки инвалидов для участия в соревнованиях среди спортсменов с ограниченными физическими возможностями. Для этого у добровольных основателей ипотерапии есть все, кроме финансовых рычагов возвращения «аутсайдеров» к полноценной жизни.

Ольга Токмакова,

собкор «Российской

газеты» - специально

для «Вечернего Ставрополя».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов