Какими были, какими стали?

Я много лет выписываю «Вечерку» и вот недавно прочитал статью Виталия Задорожного «Какими были и какими стали?».

И защемило сердце! Я принял приглашение к разговору и решил немного рассказать о себе и добрым словом вспомнить школу, что дала мне путевку в жизнь. Я, житель Ставрополя, часто хожу мимо школы № 3 имени Героя Советского Союза Л. Севрюкова, летчика морской авиации, погибшего под Новороссийском в 1942 году, которую я окончил в 1956 году. В 1938 году я приехал с родителями в Ставрополь, до 1952 года учился в школе № 13, но она тогда была семилетней, и мне пришлось переходить в школу № 3. Я всегда преклонялся перед Учителем, хотя мы порой «шухарили», прогуливали уроки и баловались. По ул. Р. Люксембург шли в кинотеатр «Октябрь» смотреть кино по понедельникам. Я — воспитанник Страны Советов. Наше поколение не курило, не пило (за редким исключением), а о наркотиках мы и понятия не имели! Было множество кружков, военная подготовка. Я играл в духовом оркестре, которым тогда руководил бывший военный дирижер Л. А. Поляков. Сейчас духового оркестра в школе № 3 нет, когда его не стало и почему, я не знаю... После окончания школы в 1956 году я работал, пока меня не призвали в армию, на Черноморский флот. Но я написал рапорт и ушел в школу водолазов ВМФ — так хотелось походить по морскому дну — романтика! В 1958 году в Севастополе закончил учебу, и нас, 58 водолазов, направили на Балтику. Я служил четыре года в аварийно-спасательной службе — спасали людей на море, поднимали затонувшие корабли, оставшиеся со времен войны, разминировали порты, поднимали мины, торпеды, снаряды, авиабомбы. Служба водолазов — это война, война со смертью — невидимая и беспощадная. За разминирование Клайпедского порта нас удостоили правительственных наград — мы, семеро водолазов, подняли 555 немецких снарядов. Все остались живы, а я был награжден медалью «За отвагу». Уволился с флота в 1961 году с чувством исполненного долга перед Отечеством. Я хотел стать переводчиком и готовился поступать в институт иностранных языков. Но начальник медслужбы спасателя СС-17, на котором я служил, сказал мне: сынок, ты много раз видел смерть и знаешь цену жизни, иди в мединститут, закончишь его и будешь спасать людей на земле. Так оно и получилось. Поступил я в институт, как говорят, со смехом, набрав 19 баллов из 20. Тогда мы поступали без блата, звонков и денег, и пахари были — от Бога. Была страна, идеология, ехали на целину, БАМ, не знали, что такое терроризм. Я знал, что буду работать только хирургом, и с 4-го курса бегал по ночам по дежурным больницам, проводившим экстренные операции, в качестве ассистента. К окончанию учебы уже кое-что умел делать самостоятельно. По распределению был направлен на Сахалин. Жизнь хирургов на периферии — это кромешный ад — ни дней, ни ночей, ни праздников, ни выходных. Иногда даже хотелось убежать в тайгу от постоянного стресса... Но медицина была бесплатной и доступной, больница укомплектована инструментарием, кислородом, кровью и кровезаменителями. Я работал в пос. Первомайск, где был крупнейший леспромхоз — 500 тысяч кубометров леса перерабатывал в год. 28 лет я простоял за операционным столом, спас сотни людей от верной смерти и тысячам помог амбулаторно. Выйдя на льготную северную пенсию, я с семьей вернулся в Ставрополь, где с 1997 по 2008 год работал хирургом в поликлинике медотдела ГУВД СК. В составе бригады врачей объезжал весь край, ездил за ранеными на юг, читал лекции сотрудникам ГАИ и ОМОНа по оказанию первой помощи при травмах. Сейчас я на пенсии, мне 73 года. Оглядываясь на прожитую жизнь, я все чаще вспоминаю родителей, школу, учителей, службу в армии и работу. Все то доброе и хорошее, что успеваешь сделать за свое краткое и временное пребывание в этом мире, - все останется людям. И школа в этом — главное и первое воспоминание...

Ю. Г. Потришев

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов