Кондопоги не было – была провокация

Елена Павлова

Город Новоалександровск простился с атаманом Андреем Ханиным. Он умер в субботу, 17 февраля. На следующий день ему должно было исполниться 35 лет… Атамана похоронили в ограде Михаило­Архангельского храма – в знак благодарности за то, что он пытался защитить свою землю, свой город, здоровье живущих здесь людей. Провожали его по казачьим традициям, подведя проститься и укрытого попоной боевого коня. Провожали его как воина, солдата – ружейными залпами. Казалось, проститься с ним пришел весь Новоалександровск, да еще приехали казаки со всего края, Дона и Кубани. Не только храм и придел – вся улица была заполнена людьми.

Перед началом отпевания епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан поблагодарил казаков за благоразумие, организованность и стойкость в период испытания. Он призвал сохранять их и в дальнейшем и не поддаваться на провокации.

Провокации действительно были. Прошли они, в первую очередь, через информационные ресурсы: о погромах, ставропольской Кондопоге, о проведении акций в поддержку и призывами к участию в них. Все это появилось в Интернете. Почему­то на третьи сутки после покушения, когда районный Совет депутатов поддержал все требования казаков, когда уже прошел краевой Совбез и шло формирование комиссий правительства края и ЮФО, когда на улицах Новоалександровска, сменяя друг друга, круглосуточно работало 19 совместных патрулей (в каждом несколько милиционеров и несколько казаков). То есть обстановка контролировалась полностью. Вброс явно противоречащей действительности информации в Интернет говорит о том, что существуют силы, желающие ситуацию на Ставрополье из­под контроля вывести.

Были попытки втянуть в это не только реестровых казаков­терцев, но и нереестровое казачество. Так, атаман Ставропольского войска Союза казаков России Дмитрий Стригунов рассказал, что именно в пятницу, когда Интернет запестрел сообщениями о ставропольской Кондопоге, в отделы Союза казаков России в Краснодаре, Ростове и других южных городах поступили звонки якобы из штаба Стригунова с просьбой отправить людей в Ставрополь для проведения акций в защиту местного населения.

­ Хорошо, — говорит Дмитрий Владимирович, — что меня там знают. Они сразу же стали перезванивать и выяснять, что случилось. Ну теперь мы тоже пытаемся выяснить, кому нужна была эта провокация и кто за этим стоит…

Епископ Феофан, например, считает, что «за этим» может стоять тот, кто хочет представить казачество вакханалической, неуправляемой силой, или тот, кто таким образом просто уходит от ответственности за совершенное злодеяние.

Все это прекрасно понимают казаки.

­ Да, конечно, после покушения на Андрея были эмоции, — говорит атаман Новоалександровска Сергей Здвижков. – И у меня были эмоции. Но выплескивать их мы не имеем права. Казаки – за правовое разрешение ситуации. И, чем можем, стараемся этому способствовать.

Собственно, за сравнениями с Кондопогой, сообщениями о погромах, призывами о проведении «акций солидарности» просматривается «многоходовка»: во­первых, так можно действительно достичь дестабилизации, а дестабилизировав, отвлечь комиссии прокуратуры, МВД, правительства края, Южного федерального округа от предметного изучения экономической, общественно­политической, экологической и эпидемиологической ситуации в районе. Вместо этого вышеозначенные структуры вынуждены будут урегулировать обстановку. К тому же в ситуации дестабилизации легко всех собак повесить на тех же казаков.

Вот поэтому атаман Ставропольского округа Михаил Серков и говорит: «Каждого, кто попытается спекулировать на нашей беде, мы будем считать своим недругом».

Главной своей задачей сейчас казаки видят поддержание правопорядка, чтобы дать отработать комиссиям. Ведь это именно то, чего при жизни добивался атаман Ханин. Только вот услышан он был после совершенного на него покушения. Почему не слышали «до» — странно. Акт экологической экспертизы территории мясоконсервного комбината (она была организована Ханиным 23 января этого года) содержит страшные факты. Андрей Петрович говорил о них в том числе и в день покушения в администрации района. «Тогда же, — рассказывает Серков, — главе муниципального района Герасимову было доложено о фактах давления на Ханина: о звонках, встречах, советах не соваться, куда не просят. Глава отделался отговорками…»

Что причиной убийства атамана Нижнекубанского отдела стали «неприязненные отношения», в Новоалександровске не верит никто. Но именно это значится в пресс­релизе прокуратуры края.

­ Я не знаю, кто ее выдвинул – эту официальную версию, — говорит атаман Серков. – Мы практически постоянно контактируем с оперативно­следственной группой. И никаких оснований говорить о том, что существует только одна версия, нет. В день покушения их было три, сейчас больше. Работа ведется многоплановая. Цель – найти не только исполнителя, но и заказчика. Мы, в свою очередь, делимся со следствием информацией – объективной, субъективной – любой… А что касается ставропольской Кондопоги, то никакой Кондопоги здесь не будет. Это я заявляю со всей ответственностью.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов