Космические экстремалы

Тамара Коркина

Продолжение. Начало в № 126.

ЭКЗАМЕН НА ВЫЖИВАНИЕ

Когда в марте 1965 года космонавты Павел Беляев и Алексей Леонов не приземлились в заданном районе, по тревоге были подняты все авиасоединения Уральского военного округа. Сама мысль о том, что первый человек, вышедший в открытый космос, и его напарник могут погибнуть на Земле, привела руководство в ужас.

Где точно находились космонавты, не знал никто. Было только известно, что из­за отказа тормозных двигателей космонавты приземлились где­то в тайге, севернее Перми. Два дня, пока шли поиски, Беляев и Леонов боролись за жизнь в условиях приполярного мороза. Пригодились топоры, пилы, куртки, унты, припасенные для них испытателями.

В историю спасения космической экспедиции вошли лыжи­снегоходы, на которых космонавты смогли передвигаться по двухметровой толще снега. Это была первая аварийная посадка, и стало ясно, что в подобных случаях космонавты могут оказаться практически в любой точке земного шара. Руководство принимает решение готовить космонавтов по программе «выживание». Впереди, как всегда, идут испытатели­добровольцы. Ученые ставят перед ними вопрос: как долго может человек пребывать в пустынной местности?

Военные врачи высаживают отряды добровольцев в самых климатически экстремальных точках планеты с четкой установкой: помощи не ждать, надеяться только на себя. Группа Алека Мнацаканяна высаживается в пустынях, на горные хребты, в джунгли и тайгу.

Самым тяжелым испытанием стало десантирование на Север и пребывание в февральской тундре в лётном костюме, бушлате и шлемофоне. По условиям нельзя было разжигать огонь, питание только сублимированной пищей, никакого кипятка. В построенных из снега укрытиях можно было находиться не более четырех часов, но в них холоднее, чем на просторе, даже если захочешь, то больше получаса не просидишь, даже плотно прижавшись друг к другу и закутавшись в парашютный шелк. Приходилось часами бегать по тундре, но это помогало мало, и на третий день одного из испытателей увезли в госпиталь в состоянии полной прострации.

Эксперимент закончился на четвертый день, когда температура тела опустилась до 35,5 градуса, были обморожены все открытые участки тела, а состояние подопытных критическим. В одной из таких экспедиций чуть было не погиб и сам Алек Мнацаканян, уснувший на снегу. Спас его Джон Гридунов, которому пришлось буквально лупить по телу Мнацаканяна кулаками, а с лица счищать снег, который уже не таял, чтобы привести друга и командира в сознание.

Из лютого холода испытателей бросили в пятидесятиградусную жару пустыни Кара­Кум, где приходилось выживать несколько недель и пережить жестокую песчаную бурю. Но больше всего люди страдали от жажды, ведь на день воды полагалось всего 500 граммов, а под конец эксперимента ­ и того меньше. Уже через трое суток организм выделял не больше стакана мочи, которая была черного цвета. Людей охватывал страх, а потом наступали безразличие, апатия. Но через это надо было пройти, чтобы потом рассказать и успокоить космонавтов: это нормальная реакция организма.

Так первая аварийная посадка космонавтов впервые объективно доказала о необходимости подготовки космических испытателей.

УДАР О ПЛАНЕТУ

Мало кто знает, что первые космонавты после полета приземлялись не в спускаемом аппарате, а на обыкновенном парашюте, катапультируясь на высоте четырех километров. Это уже потом снимались постановочные сцены ступающих на родную землю космонавтов прямо из люка космического корабля.

Владимиру Комарову в 1967 году первому пришлось испытывать космический корабль с системой мягкой посадки. Как известно, эксперимент закончился гибелью космонавта. Из­за отказа парашютной системы «Союз­1» со скоростью кометы врезался в землю.

Катапульты на новой модели космического аппарата уже не было, хотя в данной ситуации только она могла спасти жизнь космонавта. Перед учеными встала труднейшая задача — определить, удар какой силы может выдержать человек при аварийной посадке. Тема очень серьезная, грозящая гибелью участникам эксперимента. Необходимо было заручиться поддержкой правительства. И на свой запрос врачи получили необычное предложение.

По словам Джона Гридунова, с четырнадцатиметровой вышки в специальном контейнере сбрасывали… трупы, которые в некоторых случаях разлетались на фрагменты. После отработки такой серии опытов настала очередь космических испытателей.

Гридунов был уверен в себе и на эксперимент пошел без колебаний. Полная концентрация воли, правильное положение тела и фиксация его страхующими ремнями позволили провести испытания успешно, хотя в течение трех суток, по признанию экспериментатора, у него гудело в голове, ведь ударная нагрузка составила 38«ж».

Неловкое положение, неправильный наклон, даже вдох в момент удара чреваты тяжелыми последствиями. Так произошло с одним из испытателей. Полученные результаты позволили включить в раздел подготовки космонавтов главу о возможной жесткой встрече с планетой и действиях в подобной ситуации.

Пересказал Григорий ВАРЛАВИН.

«ПОЛЕТ» НА ЛУНУ

В середине 60­х годов между СССР и США началась космическая гонка по первенству высадки человека на Луну. В лунные программы обе стороны вложили огромные суммы и имели практически равные шансы на успех.

В 1965 году в Институте авиационной и космической медицины начали работать над проектом лунной экспедиции. Теперь уже известно, что к полету на Луну, готовились космонавты Леонов, Быковский, Кубасов и Рукавишников. Но прежде необходимо было доказать, что человек вообще может полететь на Луну и рассчитать, что он должен испытывать во время полета. Были отобраны три испытателя­добровольца: Гридунов, Перфилкин и Терпиловский. Сложность эксперимента заключалась в том, что участникам «полета» приходилось дышать чистым кислородом, питаться жидкой пищей через трубку и жить в скафандре в условиях космического вакуума, созданного в специальной барокамере, то есть полностью, как космонавты. Ученые­баллистики подсчитали, что путь к Луне и обратно займет семь суток. В марте 1965 года испытатели «входят» в свои лунные скафандры — предмет настоящей зависти американских астронавтов. Скафандры наших космонавтов ­ это многоуровневый механизм, собранный и подогнанный под каждого индивидуально, вручную. По своим технологическим характеристикам — это маленькие космические корабли, в которых космонавт какое­то время может автономно жить в вакууме. Врачи и ученые решают задачу — если на старте произойдет разгерметизация, сможет ли экипаж, облетев Луну, вернуться на землю живым? В самом начале эксперимента из­за ошибочной команды в питательную трубку старшего лейтенанта Перфилкина подали спирт, предназначенный для ее дезинфекции после приема пищи, и испытателю стало плохо. Через сутки его с испытаний сняли. «По большому» на протяжении всего эксперимента не ходили. В случае «малой» нужды включали специальный отсасывающий жидкость аппарат. У испытателя Терпиловского «прибор» оказался несколько больше по размеру и его «засосало» в аппарат так, что обратно он выйти не смог и через полутора суток «полет» второго члена «лунной» экспедиции тоже был прекращен. Джон Гридунов остался один, хотя и у него с самого начала пошло не все благополучно. Одну ногу в скафандре занесло, она лямкой зацепилась за кресло, и весь «полет» он держал вес тела на одной ноге. С питанием тоже получилось неладно, после приема пищи и команды «стоп» ему добавили еще порцию, которая разлетелась в скафандре и со временем начала разлагаться. Дышать стало совсем невозможно, а тут еще врачи и наблюдатели с ЦУПа одну за другой дают новые вводные аварийных ситуаций. И все же Гридунов выдержал, одержав свою личную победу над американскими астронавтами — его «лунная экспедиция» длилась на сутки больше.

Взрывы трех из четырех запущенных «лунных» ракет лишили СССР шансов попасть на Луну первыми. Королева уже не было в живых, и бороться за лунную программу было практически некому. Печальна судьба «лунной» ракеты Н­1: после ее взрыва жители города Ленинска, что близ Байконура, использовали фрагменты для различных хозяйственных нужд. Как, например, появились в хозяйстве вечные гаражи для автомобилей, сделанные из усиленной оболочки ракеты; емкости для летних душевых, изготовленные из баков третьей ступени и разгонного блока; лёгкие красивые серебристые навесы от солнца. Но большая часть конструкций была попросту выброшена на свалку…

16 июля 1969 года американский «Аполлон­11» стартует к Луне, и вечером 20­го

нога Нейла Армстронга ступает на вековую пыль спутника Земли…

Советскую лунную программу тут же сворачивают, и вскоре Луна перестает интересовать исследователей. Советский Союз вырывается вперед по созданию обитаемых орбитальных космических станций. Но это уже тема отдельного рассказа. Сегодня проект подготовки к полетам на другие планеты и покорения глубокого космоса временно приостановлен. Но вот уже более сорока лет в полетах на околоземную орбиту люди используют опыт советских испытателей­добровольцев. Кстати, американцы никогда не проводили подобных экспериментов, хотя попытки были. По всей видимости, здесь сыграл свою решающую роль тот самый «человеческий фактор»…

То, что свершили в свое время космические испытатели, вряд ли сегодня кто­нибудь будет повторять ­ нет необходимости. Они определили критический предел человеческого организма, своим мужеством и самоотверженностью проложили границы возможностей человека в космосе. А идущим следом остается только с глубокой благодарностью вспоминать тех, кто на Земле с риском для жизни прокладывал для них дорогу в Космос.

Пересказал ГРИГОРИЙ ВАРЛАВИН.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов