Кузница казачьих кадров

Кузница казачьих кадров

К 140-летию со дня создания

 

До начала XIX века у кавказского казачества не было даже образовательных школ. Только в 1803 году в Черноморском казачьем войске была открыта первая школа грамотности, а в 1820 г. учреждена Екатеринодарская гимназия.

В Кавказском же линейном казачьем войске школы появились только в конце 30-х годов XIX века, а при казачьих полках (впоследствии бригадах) создавались полковые школы. В эти школы принимались молодые, способные казаки, которые впоследствии становились урядниками, а кое-кто и офицерами.

Однако при производстве в офицерские чины установленные экзамены не сдавало большинство урядников, так как у них не было достаточной первичной подготовки. Эти обстоятельства не позволяли им и в дальнейшем продвигаться по службе.

Во время Кавказской войны недостаток младших офицерских кадров не был сильно ощущаемым, так как сама повседневная жизнь готовила казака к военным делам.

С окончанием Кавказской войны окончилась эта своеобразная повседневная военная подготовка. Жизнь требовала готовить командный состав казачьих частей, который соответствовал возросшему тактическому искусству, т. е. необходимо было специальной подготовкой заменить то, что прежде давал боевой опыт, давала сама жизнь.

Это время совпало со временем начала военных реформ в русской армии и реорганизации кавказского казачества. В 1860 г. появился документ, утвержденный императором, о ликвидации Кавказского линейного казачьего войска и создании Кубанского и Терского казачьих войск.

Одновременно с этим в России происходила и реформа военных заведений – создавались юнкерские училища. Если для регулярных войск создание юнкерских училищ являлось следующей повышенной ступенью, то для казачьих войск они становились исходной точкой перехода от иррегулярного к регулярному казачеству.

Великий князь Михаил Николаевич в то время являлся наместником Кавказского края и Главнокомандующим Кавказской армией. Он, находясь еще в Санкт-Петербурге, стал инициатором реорганизации военных учебных заведений, а, как наместник, принял решение о создании на Северном Кавказе специального казачьего учебного заведения. С этой целью он несколько раз посещал Екатеринодар, Владикавказ и Ставрополь, а в начале мая 1870 года направил на утверждение императора Александра II «Положение о Ставропольском казачьем урядничьем училище», которое было утверждено 30 мая.

Ставропольское казачье урядничье училище было создано по примеру Новочеркасского и Оренбургского училищ, где готовились не только офицеры, но и кадры для чисто административных должностей, так как созданные Кубанская и Терская области и одноименные войска нуждались именно в таких специалистах. Наряду с этим на Ставропольское урядничье училище возлагалась и обязанность учить молодежь горских и закавказских народов.

День открытия училища был намечен на 15 декабря 1870 года. На его открытии присутствовал наместник на Кавказе, Главнокомандующий Кавказской армией, Великий князь Михаил Николаевич Романов.

После всех приветствий курсантам приказали войти в спальные помещения и встать около своих кроватей. Великий князь подходил к каждому курсанту, спрашивал фамилию, есть ли родственники. Удивительно, но он знал или самого курсанта, или его отца, или кого-либо из его родственников.

Через несколько месяцев в 1871 году Ставропольское урядничье училище было переименовано в казачье юнкерское, а обучающихся в нем стали называть юнкерами. Так возникло Ставропольское казачье юнкерское училище, которое стало первым на Кавказе чисто военным казачьим учебным заведением.

Полный процесс обучения продолжался два года. Юнкера (большинство из них) в училище поступали с добротной школьной подготовкой. Однако не во всех школах Кубани и Терека школьная программа была хорошей. С целью ликвидации этого недостатка для будущих курсантов в конце 70-х и начале 80-х гг. при училище устраивались подготовительные классы.

Ставропольское казачье юнкерское училище всегда пользовалось особой симпатией и уважением жителей города.

Особый интерес у горожан вызывал ежегодный майский экзаменационный смотр. Именно в нем юнкера демонстрировали то, чему научились, и особенно старались показать свою отвагу и лихость.

Наличие строгого экзаменационного начальства в лице представителей Генерального штаба, командования Кубанского и Терского войск и, разумеется, присутствие дам и девиц волновали юнкеров, и они старались проявить все свои способности.

Все зрители, приехавшие на смотр, были довольны лихостью, удальством молодых людей. После проведенного смотра почти до самого утра на территории училища слышались песни линейных, черноморских, гребенских, сунженских казаков.

Окончившим полный курс обучения по баллам определялся чин сотенных вахмистров, взводных и младших урядников, а затем всех направляли в специальные училищные лагеря. После прохождения лагерных сборов каждому выпускнику присваивался казачий чин подхорунжего, и они откомандировывались в распоряжение войсковых штабов. Получение следующих казачьих чинов производилось по безупречной службе и вакансиям. Но были и исключения. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. 62 юнкера были выпущены сразу офицерами.

В 1888 году Кавказ посетил император Александр III. На станции Минеральные Воды была устроена с ним встреча, где присутствовали и юнкера Ставропольского казачьего юнкерского училища. 14 из них удостоились получить погоны хорунжего из рук царя в присутствии атамана всех казачьих войск, будущего императора Николая II.

В 1895 году училище торжественно отметило свое 25-летие. К юбилею было получено множество поздравлений и благодарностей, в которых отмечалось, что Ставропольское казачье юнкерское училище с поставленной задачей подготовки казачьих офицеров для Кубанского и Терского казачьих войск справляется успешно. Выпускники училища основательно подготавливались по боевой и строевой части, могли умело и правильно проводить воспитание и обучение казаков в полках. В отношении качества подготовки офицеров из казачьих полков шли положительные отзывы, в которых отмечалось, что юнкера, как по научному, так и строевому образованию, признавались самыми лучшими.

Однако осенью 1896 года атаман Кубанского, а за ним и Терского казачьих войск написали письма на имя военного министра. В них они обосновывали необходимость упразднения Ставропольского казачьего юнкерского училища по экономическим соображениям, а также ввиду того, что ежегодная убыль офицеров в войсках пополняется запасом подхорунжих в значительном сверхкомплекте и выпускниками офицеров из других военных училищ, главным образом, из сотни Николаевского кавалерийского училища. Это ходатайство было рассмотрено, и 22 июня 1897 года последовало «Высочайшее повеление» о прекращении приема в младший класс, а затем и закрытии Ставропольского казачьего юнкерского училища.

За 28 лет существования училища в нем подготовлено 1080 офицеров для кавказских казачьих войск. Училище закончили, наряду с казаками, и представители других народов. Среди них князья: Иван Авалов, Иван и Александр Чхеидзе, Петр Орбелиани, Владимир и Давид Бебутовы, Алексей и Семен Эристовы, бароны: Владимир Сталь фон Гельштейн, Николай фон дер Лауниц, Адольф фон Вад, Виктор-Павел де Форжет, Али Измайлов, Эльмурза Мистулов, Лазарь Ахтазов, Семен Лотиев, Казьма Агоев и др.

Многие преподаватели училища и его выпускники впоследствии стали видными военачальниками и государственными деятелями. Начальник училища в 1886 – 1896 гг. полковник П. А. Машин, впоследствии — генерал-майор, начальник штаба ТКВ; преподаватели Н. Н. Баратов – капитан Генерального штаба, впоследствии — генерал от кавалерии, участник Русско-Японской войны, во главе отдельного экспедиционного корпуса, совершил поход в глубину Персии; К. А. Гаевский — сотник Лабинского отдела, впоследствии — генерал-майор Пятигорского отдела ТКВ; Н. А. Даркин — сотник, впоследствии — генерал-майор, командир 1-го Полтавского полка; П. И. Кокунько — хорунжий, впоследствии — генерал-лейтенант, атаман Ейского отдела ККВ; Н. П. Свистунов – сотник, впоследствии — генерал-лейтенант – атаман ТКВ; И. Е. Гулыга — сотник, впоследствии — генерал-лейтенант Генерального штаба, атаман Кавказского отдела ККВ, и многие другие.

К сожалению, о Ставропольском казачьем юнкерском училище не позволено было говорить положительно после установления Советской власти, так как большинство офицеров этого училища воевали на стороне Белой армии. Однако молодым защитникам Отечества, кадетам, да и просто жителям г. Ставрополя необходимо знать о том, что их город во второй половине XIX века являлся кузницей казачьих офицерских кадров.

Петр Федосов, кандидат исторических наук

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1