Найдены все. почти…

Валерий Манин
В прошедшем году в уголовный розыск Промышленного ОВД обратились 98 человек. Всех объединяла одна беда: пропали родственники. Нашли практически всех. Остались ненайденными пятеро, и среди них молодая женщина Татьяна Викторовна Семенкова. 12 декабря 2003 года она вышла из дома в половине восьмого вечера прогуляться. Домой не вернулась ни в тот вечер, ни на другой день. И сегодня Татьяна числится в розыске. Как говорит старший инспектор отдела уголовного розыска Арина Колпакова, это на сегодня самое сложное дело в розыске «потеряшек», тех, кто по тем или иным причинам не вернулся домой.

«Самый сложный и, пожалуй, самый простой контингент потерявшихся – подростки. Непримиримые с родителями во многом, если не во всем, они уходят из дома, забыв сказать куда. И родители мечутся, ищут, придумывают себе всякие разные казни и оправдания… А сынуля или дочка преспокойно кочуют по городу, краю, а то и по стране, не думая, что своей прогулкой вгоняют в больницы с инфарктами своих матерей. А бывает, что и в гроб. Эти ребята, как правило, находятся. И, как правило, раскаиваются в содеянном, разглядев-таки, что они сделали с родителями и родными. Но вот Татьяна Семенкова – необычно потерялась… Надо сказать, что она с рождения страдает тяжелым психическим расстройством и мало отвечает за свои поступки. Не ее это вина, так с ней судьба поступила». Присутствующая тут же мама Татьяны рассказывает, как легко можно было обидеть или обмануть ее дочку: «Бывало, мальчишки посмеются над ней, она потом плачет дома, на улицу не идет. А так она все время с детьми дружит. Таня добрая и доверчивая… После того как ушла, ее видели еще два раза. Первый раз в магазине знакомая встретила. Так она ничего не знала о том, что Таня ушла, поздоровалась и все. Таня ответила и ушла. Тогда она была одета в свою одежду… А вот когда уже знали знакомые, что она пропала, ее еще раз видели на улице, уже в чужой одежде. Окликнули, но она убежала. Все. Два года мы с ног сбиваемся, но известий никаких…»

Зная о том, что девушка нездорова и слишком доверчива, милиция отнюдь не считает, что с ней произошло самое страшное. «Скорее всего, Татьяна жива. Возможно, живет где-то на окрестных хуторах, где народ своих-то, хуторских, не очень знает, а уж пришлые их и вовсе не интересуют. Возможно, на кошаре работает, она сильная и взрослая. Да и в городе тоже… У нас тут случай был: девушка-подросток ушла из дома, не взяла ни вещей, ни документов. Собралась свести счеты с жизнью, да ветка, на которой она закрепила веревку, сломалась. Она упала на землю, от удара на короткое время потеряла сознание, а потом и вовсе заснула. В конце концов ее нашли чужие люди, и она прижилась в доме у пожилой семейной пары буквально через улицу от родных. Семья, приютившая ее, была так рада, что в доме наконец-то появился ребенок, что поверила ее рассказам о тяжелой жизни в родном доме. И девочка, живя на всем готовом, забросила школу окончательно, три года жила припеваючи, обласканная и согретая заботами. Когда ее все-таки нашли, женщина, «новая мама», с ума сходила от ужаса перед расставанием. Кстати, дальнейшая жизнь молодой особы складывается сейчас неудачно. Может, пройдет время, и она одумается все-таки?..»

Татьяну искали по всей стране. Арина показывает целую пачку запросов из различных регионов, краев, областей. Мать девушки тоже активно помогает розыску, но пока толку нет. И все вместе они надеются, что кто-нибудь все-таки видел или слышал хоть что-нибудь о Тане. В день исчезновения на ней было надето полупальто черного цвета из кожзаменителя, брюки черные из плащевки, свитер светло-коричневый, сапоги на сплошной подошве. На вид девушке 25 - 30 лет, рост – 160 сантиметров, волосы темные, прямые и короткие, брови густые, губы полные. Особая примета: у девушки нездоровые зубы. «Мы все собирались полечить, но денег не было… кто ж знал, что они станут «особой приметой»?»

Старший лейтенант Арина Колпакова обращает внимание читателей еще на один «вид» потерявшихся людей. «Вот у нас в больнице лежит человек, полностью потерявший память. Кто он, откуда, как зовут? Ответов на эти вопросы у следствия пока нет, но человек этот был найден в опрятной одежде, не похож на бомжа. Посмотрите на фото: может, кто опознает его? Жалко очень… Вполне возможно, что где-то от горя сходят с ума его родные, дети… Кстати, когда мы впервые объявили о нем, в больницу приезжали несколько человек, но, увы, его никто не узнал… Есть у нас еще одна «находка» и чья-то страшная потеря. В лесополосе у «Южного» рынка, в районе улицы Роз, был найден повешенным совсем молодой человек. На маргинала не похож, в чистой одежде, без документов. За пять лет никто не заявил его в розыск… Мы ничего о нем не знаем, но с помощью вашей газеты надеемся, что хоть какой-нибудь след появится. Нам, кстати, много людей помогают в розыске. Но так же много и совсем равнодушных: видят, что чужой человек появился рядом, в соседнем доме, на лестничной площадке, и молчат. Бывает так, что тот самый «чужой» давно в розыске за самые разные преступления. Равнодушие порой сродни преступлению».

Часто сотрудникам Промышленного ОВД приходится искать детей, уходящих из детского дома, что расположен на улице Осетинской. «Находим всех, рано или поздно. Там уже воспитатели и все, кто работает с детьми, знают, кто склонен к побегам и бродяжничеству. Помогают нам. А что касается нашей Тани... Ну, посмотрите вокруг! Может, она совсем рядом, но по каким-то причинам не дает о себе знать. Запугана, забыла дом, может, еще какая причина есть? Мы искренне надеемся на понимание читателей «Вечерки» и заранее благодарим за любую помощь».

Наталья Буняева.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов