Нам не стоит становиться врагами

Елена Павлова

В некоторых областях и республиках в последнее время появилась тенденция к образованию неких общественных объединений, гордо именующих себя казачьими обществами. В Ростовской области, например, кроме реестровых и нереестровых, есть еще четыре общественных новообразования, позиционирующие себя как казачьи. На Ставрополье этого, слава Богу, нет, а есть только казаки Терского войска, входящего в государственный реестр, и нереестровые казаки Ставропольского войска. С атаманом последнего Дмитрием Стригуновым мы вас познакомили в материале «Летчик и атаман». А сегодня знакомим с атаманом Ставропольского округа Терского казачьего войска Михаилом СЕРКОВЫМ.

В конце марта, когда внеочередной круг Ставропольского округа ТКВ утвердил принятое советом атаманов решение освободить от руководства А. Масалова и атаманом был избран Михаил Серков, я искренне была рада и за округ, и за него. Ведь округ, который буквально лихорадило весь период работы его предшественника, обретал атамана, в порядочности и мужестве которого усомниться не мог никто. А за Михаила Ивановича я радовалась, так как полагала, что отныне ему работать будет проще, чем в последние пять лет. Здесь все же не Чечня.

Сейчас я уж и сама знаю, что насчет «проще» ошибалась, да и сам М.Серков улыбается и качает головой: «Не проще – сложнее». Новый атаман оказался в гуще судебных разбирательств, поскольку его предшественник выдвинул иск к совету атаманов округа о неправомерности отстранения его от должности до проведения круга. Однако суд его исковые требования оставил без удовлетворения.

­ Работа в округе, ­ говорит Михаил Серков, ­ сейчас идет по нескольким направлениям. Во­первых, это борьба с «наследием» предыдущего руководства, расстроенными финансами и большими недоработками по оприходованию основных средств. Во­вторых, сохранение того положительного опыта, который накоплен в большинстве отделов: дисциплина, сплоченность, плодотворное взаимодействие с органами местного самоуправления. А специфика Терского войска такова, что основная работа проводится именно в отделах. Благодаря этому мы и пережили неприятности, сумели минимизировать экономические потери и сохранили Ставропольский округ в нормальном состоянии. Третьим направлением является работа по реализации краевой целевой программы «О поддержке казачьих обществ в Ставропольском крае».

Окончание на 3­й стр.

Начало на 1­й стр.

Есть вопросы по этой программе, округ не готов на данный момент выполнить ее в полном объеме, и основная нагрузка здесь ложится на комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачества, но ее реализация позволит нам провести, например, девятые казачьи игры в Железноводске. При этом в нынешних играх будет много из военного многоборья… Благодаря поддержке вице­губернатора края Бориса Калиничева удалось сдвинуть с места решение проблемы по строительству кадетского казачьего корпуса. Есть предварительная договоренность и с главой города Ставрополя Дмитрием Кузьминым. В перспективе это должна быть не просто кадетская школа, а именно корпус – с казармами для проживания. Инвестиционный проект уже направлен в Москву. Что касается исправления ошибок прежнего руководства, то в настоящее время финансово­экономические дела округа приведены в полный порядок, нормализованы взаимоотношения по вертикали, решены вопросы по аренде помещений…

«Недоработки по оприходованию средств», как дипломатично выразился М.Серков, ­ являлись, к сожалению, не единственным «проколом» прежнего руководства. В конце прошлого года в рядах городского казачьего общества Ставрополя наметился раскол. Это обидно еще и потому, что, будучи единым, оно запомнилось рядом действительно важных дел. Так, например, заметную роль сыграло в борьбе за здание музея Павла Гречишкина, когда муфтият КЧР и Ставрополья требовал передать его мусульманскому обществу под мечеть. Казачеству тогда удалось сплотить вокруг себя общественность и власть. После окружной арбитражный суд в Краснодаре оставил без удовлетворения иск муфтията. А потом городское казачье общество Ставрополя вдруг раскололось. Состоялось два казачьих круга. Первый выразил недоверие городскому атаману Дмитрию Логвину и избрал нового атамана Сергея Пономаренко. Второй – выразил Логвину полную поддержку. При этом на второй круг, где собрались 98 сторонников Логвина, не пришел никто из руководителей округа. Городское казачье общество Ставрополя от раскола тогдашний атаман округа даже не попытался спасти.

Так что «наследство», которое принимал в марте новый атаман Ставропольского округа Михаил Серков, было незавидным. Но Серкова всегда бросали на самые трудные участки. Как в 2001­м, когда атаман Терского войска Василий Бондарев направил Михаила Ивановича своим представителем в Чечню. В Терском войске это был самый тяжелый и опасный округ. Даже экстремисты в своих агитпроповских изданиях определяют казаков как «самых давних и заклятых врагов». Не удивительно, что руководители казачьего движения в воюющей Чечне для бандитов являлись врагами номер один. Одиннадцать активистов казачьего движения были убиты бандитами. Мы рассказывали, как зверски был замучен атаман станицы Ищерской Николай Ложкин, как расстрелян в собственном доме в Червленой Михаил Сенчиков.

­ Из убийц атаманов Ложкина, Сенчикова и еще шестерых казаков жив только один бандит, и то потому, что получил 23 года тюрьмы, ­ говорит Михаил Серков. – Но самое главное, нам удалось сохранить людей, сохранить казачество как реальную силу, создать Терско­Сунженский округ.

С 2002 года Михаил Серков ­атаман Терско­Сунженского округа, с ноября 2004­го – еще и заместитель главы администрации Наурского района. Он успел нажить себе врагов в лице тех, кто пытался формировать так называемые казачьи отделы из этнических чеченцев. Причем не только в Чечне. Из заметных побед казачества Наурского района можно назвать то, что удалось отстоять старое казачье название населенного пункта Чернокозово, когда после гибели Ахмата Кадырова возникла инициатива переименовать его в Кадыр­Юрт.

Сейчас на Ставрополье у нового атамана округа тоже много вопросов, каждый из которых являет собой клубок, в который вплетены политические, межнациональные и конфессиональные составляющие. Самый яркий тому пример – инициатива о перенесении Координационного Центра мусульман из Москвы на Кавминводы. Кавказские Минеральные Воды позиционируются как «нейтральное место для базирования Центра и сопутствующих ему духовных учебных заведений». При этом КЦМ с радостью готовы принять власти Кабардино­Балкарии. Но авторы инициативы настаивают, что исламский Центр должен разместиться в Пятигорске или Кисловодске. Усиленно лоббирует этот вопрос муфтий КЧР и Ставрополья Исмаил Бердиев, ранее не менее активно добивавшийся передачи здания мечети (музея Гречишкина) по улице Морозова, 12, в Ставрополе мусульманскому обществу.

Михаил Серков передал «Вечернему Ставрополю» копию письма, которое Совет стариков Ставропольского казачьего округа Терского казачьего войска направил полномочному представителю президента в ЮФО Дмитрию Козаку:

«…Члены Совета стариков округа единогласно осуждают как саму идею переноса Координационного Центра мусульман на территорию Кавминвод, так и методы ее реализации без учета мнения многонационального населения этого региона. В настоящее время благодаря постоянной многотрудной и кропотливой работе органов государственной и муниципальной власти, правоохранительных органов, лидеров и активистов национальных и конфессиональных объединений, казачества в районе Кавминвод достигнуто некоторое равновесие и стабилизация в межнациональных и межконфессиональных отношениях. Нельзя при этом не учитывать и тот факт, что благодаря действиям исламских экстремистов на территории района не по своей воле оказались десятки тысяч русских, казаков, армян и представителей других народов – беженцев из «горячих точек», в которых жива память о погибших и искалеченных родственниках, пережитых страданиях и горе. На этом фоне принятие даже предварительного решения о переносе Координационного Центра мусульман на Ставрополье воспринимается крайне негативно, поскольку его последствия не будут способствовать стабилизации социально­политической обстановки на Кавминводах, что может сказаться на экономике курортов федерального значения. В этой связи предложение президента Кабардино­Балкарской Республики А.Канокова о размещении Координационного Центра мусульман на территории КБР, на наш взгляд, является более приемлемым и целесообразным хотя бы на том основании, что Центр должен осуществлять свою конструктивную работу среди населения, преимущественно исповедывающего ислам. Ведь не миссионерская же деятельность является основой для него»...

­ Нет силы, которая помешала бы нам отстаивать эту точку зрения, ­ говорит Михаил Серков. – Настораживает не только сама идея переноса Координационного Центра мусульман на Ставрополье в район курортов федерального значения, но и то, как оголтело и неосмотрительно стремятся эту идею претворить в жизнь… Мы уверены, что это не нужно не только нам, но и самим мусульманам, если они хотят спокойствия и стабильности в регионе. Ведь никто не думает из чиновников от ислама, как к этому относится население и чем реализация такой идеи чревата. Это приведет к дестабилизации – как межнациональной, так и экономической. Экономика всего региона Кавминвод завязана на туризме. Туризм – это деньги… А деньги любят тишину…

­ Терское казачество является форпостом России и православия на Кавказе. Казаки не единожды оказывались на переднем крае борьбы в защиту прав коренного населения Ставрополья. Два года назад Степновский район был одним из самых горячих рубежей этой борьбы против оголтелой раздачи районной властью земель мигрантам, против потворства правоохранительных и надзирающих органов экстремистским проявлениям и демонстративным провокациям со стороны приезжих. То, что в конце концов удалось добиться смены руководства районной администрации и районной прокуратуры, – во многом заслуга Степновского станичного казачьего общества. Как сейчас там обстоят дела?

­ Да, Степновское станичное казачье общество в округе ­ одно из самых сильных. Казакам есть что отстаивать – свою землю, будущее своих детей… Обстановка в районе усилиями Мещерина, назначенного главой администрации после памятных событий двухгодичной давности, относительно стабилизировалась. Там есть другие серьезные вопросы. Вот, например, о школе в Зеленой Роще. Комиссии запретили эксплуатировать здание. Перспектива у селян – возить детей в другие села на уроки и обратно. Село прекрасное, главное – там идет прирост населения, и не за счет миграции. Детей много… А не будет школы – и села вскоре не будет. Так что вопрос о ремонте школьного здания является в этой ситуации жизненно важным и для Зеленой Рощи, и для Степновского района.

­ Вернемся к проблеме Ставрополя. Некогда сильный казачий отдел пережил раскол. Как вы видите разрешение этой ситуации? Когда вы были избраны атаманом округа, и сторонники, и противники атамана Дмитрия Логвина ждали, что вы примете чью­то сторону и как­то вмешаетесь. Но вы не вмешиваетесь. Почему?

­ Да, ситуация сейчас достаточно странная. В Ставрополе, по сути, два реестровых казачьих общества – Логвина и Пономаренко. Юридическим лицом является общество Логвина. Но это только до 1 января. Согласно новому Закону «О государственной службе российского казачества» с 2007 года все казачьи общества должны будут пройти регистрацию. Общество под руководством Логвина регистрации не пройдет. Да, я подробно выяснял, кто инициировал проведение круга, где Дмитрий Иванович Логвин был переизбран. Могу сказать, что лично я не согласен с тем, как это было сделано. Но я не могу согласиться и с тем, что сам Дмитрий Иванович повел себя правильно. Он мог согласно Уставу войска инициировать проведение суда чести – окружного, войскового.Но он предпочел провести свой круг… Конечно, Дмитрий Иванович обижен, что я после своего избрания не развернул ситуацию в Ставрополе вспять. Но в эту ситуацию невозможно вмешаться так, чтобы не усугубить раскол. Ее мог разрешить суд чести. Так диктует Устав – Закон для любого казака. А законы надо исполнять. Я был избран атаманом округа, когда в Ставрополе уже существовало два казачьих общества. Это уже был свершившийся факт. И начни я принимать волевые решения в обход суда чести – я бы тоже нарушил Устав войска.

­ Но дело­то не только в Логвине. За ним стоят люди, которые сделали и способны сделать еще многое в защите интересов города и края, в пропаганде и развитии казачьего движения на Ставрополье. А они, получается, сейчас оторваны от округа.

­ Конечно, раскол на руку только нашим недругам. И казачество является реальной силой, только если оно едино. Я, кстати, не испытываю никакой неприязни и к нереестровому казачеству. Оно заняло свою нишу и выполняет свою работу. Делить нам нечего. Ситуация раздробленности в реестровом войске ­ внутри городского казачьего общества Ставрополя, конечно, тревожит. Но она разрешима. Я уже обращался и еще раз хочу обратиться к казакам, которые поддерживают Дмитрия Логвина: каким бы ни было ваше отношение к сложившейся ситуации, нам не стоит становиться врагами. Врагов у нас с вами и так хватает…

.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов