Невидимый фронт

Елена Павлова
Над Ставрополем и окрестностями висела промозглая мгла, но всяк возникающий из тумана в расположении пограничного полка связи радостно улыбался и неизменно произносил: «С праздником». Такой в части был 5 ноября «позывной» – в этот день полк отмечал 55-летие, почти совпавшее с нововведенным Днем народного единства. Совпадение, кстати, в какой-то мере символичное. Ежедневная служба связистов-пограничников на единение очень даже работает и от ворогов границы защищать помогает, потому что нет на южном рубеже уголка и самой дальней заставы, с которой бы не было из Ставрополя надежной проверенной связи.

Космическая связь

не подводит

- Территория полка уже достаточно обустроена, — проводит с гостями маленькую экскурсию комполка полковник Александр Прохоров. – Но это не единственное наше подразделение. У нас есть центр связи непосредственно в погрануправлении, есть учебный центр в Изобильном. Так что мы невидимы, но у нас много людей задействовано.

Собственно, на тот момент мы уже побывали в центре связи управления и воочию убедились, что на обеспечении бесперебойной связи с разными абонентами ЮФО работает очень много людей. Причем в напряженном режиме. За скоростью рук девушек на коммутаторе даже уследить сложно – у них, кажется, нет и полуминутного перерыва, в мгновения они выполняют несколько операций. Нужно быстро соединить абонента, произвести переключение и одновременно следить за тем, чтобы линии не были заняты слишком долго…

Очень многие работающие здесь девчата и парни-срочники, пожелавшие остаться на контракт, ранее закончили Ставропольский колледж связи. Командиры просили выразить преподавательскому корпусу этого учебного заведения особую благодарность – хороших специалистов там готовят. С хорошими знаниями они приходят и готовы новые знания приобретать. Сейчас это очень важно. Граница оснащается сверхсовременным оборудованием.

Показали нам, например, станцию космической связи. Она единственная, которая работала, например, на Нальчик во время известных событий, когда соединиться с подвергшимся нападению городом невозможно было ни по мобильным, ни по стационарным телефонам… Спутниковая связь может реагировать только на солнечную активность, и то сбой ликвидируется в течение пяти минут. Погодные, географические и иные факторы на ее работу повлиять не могут.

Кстати, как рассказал нам комполка Прохоров, сейчас мы переживаем некий революционный момент в оснащении границы. Вводимые в строй заставы в Дагестане уже оснащены спутниковой связью. Вскоре космическую связь будут иметь все пограничные части юга России. Как выяснилось, это экономичнее, чем арендовать кабель. К тому же на некоторые участки через скальные породы его и протянуть-то невозможно. Сейчас согласно президентской комплексной программе на обустройство южной границы выделяются большие средства, так что экстремальные бытовые условия несения службы скоро останутся лишь в воспоминаниях.

Трубка

со значением

Конечно, светлый момент, когда руководство страны обратило на пограничников внимание, наступил далеко не сразу. За годы доблестной службы самым сложным стало время передислокации округа из Тбилиси и обустройства его уже на новом – Северо-Кавказском рубеже. Сейчас о тяготах 1993—1994 года напоминает разве что дорога, ведущая от юго-западной городской черты в расположение части. Размытая дождями, с обрывками покрытия, отдаленно напоминающего асфальт, разбитая тяжелой техникой, она являет собой абсолютный аналог среднестатистической чеченской дороги, испытанной на прочность бронетехникой и фугасами.

- Наша база — это бывшая вторая площадка военного училища связи, — рассказывает полковник Прохоров. — И та дорога, по которой вы ехали, на картах обозначена 6-метровым асфальтом. На самом деле когда-то так и было. Но с учетом того, что мы до сих пор оправиться не можем от тех перемен, которые происходили, от того развала, на определенном этапе училищу связи эта площадка оказалась не нужна. Некоторое время они сдавали ее в аренду различным структурам. Ну а временным людям поддерживать ту базу было как-то и ни к чему… Когда мы пришли, здесь были только полуразрушенные здания, не было воды, разморожена система отопления… Начинали с того, что пришлось стеклить окна, ставить буржуйки и всем вместе жить в одной казарме. Но главным на ту пору было даже не собственное обустройство. Нужно было оборудовать центры связи. А управление арендовало несколько зданий, прежде чем получило здание бывшего завода «Изумруд»… Главная наша задача – обеспечение управления пограничными частями и подразделениями. Ведь прежде чем должностное лицо зайдет в кабинет, у него должны стоять телефоны. Сейчас, если у меня все телефоны убрать, как и у любого другого начальника, я останусь только при своих погонах полковником, но командиром я буду только тогда, когда у меня будет телефончик, по которому я смогу принимать донесения и отдавать распоряжения… Но ставропольская земля здесь нас приняла достаточно доброжелательно, были налажены отношения, и они до сих продолжают оставаться теплыми и хорошими с руководителями предприятий, которые обеспечивают связью непосредственно город и край, со строительными фирмами, которые прокладывают здесь центральные линии связи, с главами города, района.

В полевых условиях

Любая история – в том числе и история воинской части – это прежде всего люди… В полку немало тех, чья биография заслуживает отдельного рассказа. Вот, например, старший техник приемного радиоцентра Валерий Житков пограничником стал в 1991 году еще в Тбилиси. До этого работал в центральном аппарате КГБ Грузии. Как раз к началу 90-х национальный вопрос встал там очень остро, и работать в грузинском КГБ стало невозможно. А в погранокруге как раз и были нужны специалисты связи. Так, Закавказский (впоследствии — Северо-Кавказский) округ стал его судьбой. Период обустройства на новом месте, о котором комполка рассказывал, Валерий Викторович сполна пережил. И в том, что его часть сейчас вполне обустроена и связь в округе работает бесперебойно, немалая личная заслуга прапорщика Житкова имеется. Особо памятны Валерию Викторовичу первые месяцы 2000 года, когда пограничный округ выполнял знаковую задачу по закрытию чеченского участка российско-грузинской границы. Тогда, напомним, в республике шли полномасштабные боевые действия, а граница до декабря 1999 года была открыта для прохода бандформирований и караванов с оружием из Панкисского ущелья. По степени важности, риска и дерзости пограничная спецоперация «Аргун» имеет немного аналогов в истории. Высаживать десант и разворачивать подразделения приходилось на практически враждебной территории. Связисты в этой операции тоже отличились. Например, прапорщик Шпаков и младший сержант Левчук при развертывании временного пограничного поста в населенном пункте Тонгохой под обстрелом обеспечили связь командования своей десантно-штурмовой маневренной группы со штабом и другими подразделениями границы, во многом обеспечив успешное выполнение боевой задачи. Подобных примеров самоотверженности и мужества было немало: 12 военнослужащих части представлены к правительственным наградам, 10 отмечены наградами начальника Федеральной пограничной службы России. Что касается Валерия Викторовича Житкова, то он в Аргунском ущелье в начале 2000 года проработал почти два месяца. Правда, о себе он не очень любит говорить. А как разворачивать радиостанцию в полевых условиях, так это лучше один раз посмотреть, чем десять раз послушать.

Посмотреть нас вывели в чисто поле, в котором сквозь туман виднелись только черные очертания военных машин с большими двигающимися тарелками-локаторами. Они оказались передвижными станциями, которые и дают связь с командованием находящейся в полевых условиях части. Вот эти машины, сказали нам, по многим чеченским дорогам прошли. Расчет, обеспечивающий работу станции, – всего три человека. И техника, казалось бы, не из простых. Но – звучит команда, и через пять минут полевая радиостанция полностью готова к работе. Командиры, глядя на часы, одобрительно кивают: бойцы в норматив уложились.

— Кстати, — говорит комполка, — прошу отметить, что в нашей части (за исключением сухпайка) в рационе бойцов нет ни тушенки, ни рыбных консервов. У нас солдат ест только натуральные продукты. Боец должен быть накормлен, одет, обут, потом ему надо дать немного поспать – и тогда наш солдат непобедим.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов