О консолидации и поиске общих целей

О консолидации и поиске общих целей

Несколько слов о гражданском обществе

События последних дней в Москве, Ростове-на-Дону и других городах России привлекли внимание к влиянию коррупции на межнациональные отношения. Долгое время эксперты горестно вздыхали, что-де нет в нашей стране гражданского общества, отсюда и проблемы с коррупцией. Общество прислушалось к мнению экспертов, и самые активные его представители вышли на улицы. Начиналось все как протест против незаконных действий представителей следственных органов, отпустивших пятерых из шести подозреваемых в убийстве. И это был не первый случай, когда такое происходило. И то, что подобные действия следствия рано или поздно получат жесткий общественный отпор, было очевидно и предсказуемо. Многие, уже успевшие прослушать сводки, решат, что автор сам «националистически настроен», если считает, это – гражданское общество. Нет, события в том виде, в котором они происходили в дальнейшем, ни один вменяемый человек приветствовать не будет. Но кто сказал, что гражданское общество – это разнообразные организации, существующие на «международные» гранты? Основа гражданского общества – это люди, если хотите – народные массы, имеющие и выражающие свою гражданскую позицию. Некоторые любители помахать правой рукой такого случая тоже не упустят, а любители подлить масла в огонь межнациональной розни только таких и заметят. 

Более того, есть несколько «но». Первое. В некоторых случаях действительно были и скандирования националистических лозунгов, и даже вскидывания рук в т.н. нацистском приветствии. Правда, многие блоггеры продемонстрировали фотоотчеты, где было явно видно – «нацист» вскидывает руку, а напротив фото- и тележурналисты полукругом в три ряда. То есть – и постановочных кадров, и таких кадров, где люди поднимали обе руки, а фотография обрезалась под «зиг хайль», весьма много. Какой можно сделать первый вывод? Элементарный – в ряде случаев имели место постановки и провокации. Вообще, читаешь некоторые СМИ, особенно Интернет-издания, видишь, как смакуют и выворачивают «горячие новости», и поневоле думаешь – а часом, не с Марса ли комментаторы? Если их деятельность приведет к эскалации конфликта, это что, ни их, ни их близких не коснется?

Второе. А откуда те молодые люди, кто все-таки действительно выкрикивал лозунги и вскидывал руку определенным образом, получили эту модель поведения? Понятно, их действия – кощунство по отношению к памяти их дедов и прадедов, победивших нацизм. Но, может быть, некоторые СМИ и общественные деятели перестарались в разоблачениях «русского фашизма», который «страшнее немецкого»? Разрекламировали и навязали эту модель? Есть ли в нашей стране широко известные, авторитетные общественные организации, выражающие интересы русского народа? Многие эксперты указывают на значение национально-культурных организаций и автономий, но вопрос о создании организаций русского народа долгое время подменялся вопросом о борьбе с действительным или ложным экстремизмом. А ведь в нашей стране есть националисты разных национальностей. Их долго было не принято замечать. Даже когда все же появлялись публикации и репортажи, в том числе и о событиях в Москве, это должным образом не оценивалось. Ответом на национализм, на демонстрацию группового превосходства отдельных представителей этнической группы может быть либо жесткая реакция государства, либо другой национализм. И этот другой, как часто, к сожалению, бывает, коснется не зачинщиков, а мирных граждан. И если вовремя не пресечь, это превращается в замкнутый круг. Порождает многочисленные жертвы. Разрушает страну. Государство, которое умеет защищать граждан и наказывать преступников, государство, которое делает всех равными перед законом, имеет все шансы преодолеть межнациональную рознь.

Надо признать, что молодежь в нашей стране – нередко легкая добыча пропагандистов и провокаторов. Любая, независимо от национальности. И в Москве, и на Северном Кавказе. Да, в нашем регионе есть позитивный опыт и создания русских и славянских общественных организаций, и их взаимодействия с властью и общественными организациями других народов. Да, наш регион прошел долгий путь укрепления межнациональных отношений, переживал кризисы, но даже сейчас сказать, что все благополучно, нельзя. Мы до сих пор – в самом начале пути.

Сейчас уже очевидно – в основе событий некомпетентность и коррумпированность представителей следственных органов. Если бы не многократные случаи преступной халатности, не чувство безнаказанности у отдельных деятелей, которое такие случаи порождают, поводов к массовым выступлениям не было бы. Вот что сейчас сделать? Жестко наказать следователя, его начальника, лиц, ответственных за надзор. Наказать по последствиям их деяний, а не выговорами и увольнениями с последующими восстановлениями. От этого зависит, как в следующий раз будут развиваться события. Найдется ли в органах следующий оборотень. Соответственно, от жесткой реакции государства выиграют все народы нашей Родины. 

Нам необходимы общие цели

Цель для государства и общества должна быть чуть больше и чуть дальше, чем это можно четко «спроектировать», рассчитав сроки, необходимые ресурсы и возможные издержки. Это должна быть цель не фантастическая, но лежащая чуть за пределами обыденного для современного человека. В свое время именно это было важнейшим фактором в успехах СССР, это позволило выиграть войну и первым выйти в космическое пространство. Но потом цель поменялась – из идеала она превратилась в малодостоверную реальность ближайших двадцати лет, а важнейшими задачами были провозглашены печально знаменитые «догнать и перегнать». Это сразу поставило страну на место «догоняющего», позволило говорить не о лидерстве, а об отставании. Люди готовы на самоотверженные поступки из-за веры в Бога или веры в светлое будущее, но далеко не каждый человек будет жертвовать собой ради прибавки к жалованью. Более того, недопустимо ставить на первое место экономические факторы в обществе, где представления о социальной справедливости у большинства населения не совпадают с тем, что есть в реальности. Вместо консолидации мы получим ожесточение конкурентной борьбы за социально-экономические блага. И вместо объединяющей идеи получится еще больший раскол, раскол на две несопоставимые по численности и возможностям части с непреодолимыми противоречиями.

Китайцы не случайно не отказываются от идеи построения коммунистического общества в отдаленном будущем. Это вполне годный идеал, другое дело, текущие решения не должны ему прямо противоречить или хотя бы выступать в качестве временных мер.

Внятной целью можно объяснить и успехи многих имперских проектов. Жизнь империй конечна, но за это, часто достаточно долгое время, удается гасить многие внутренние противоречия, в том числе и межэтнические, предлагая цель более привлекательную, чем реализация сепаратистских сценариев. Конечно, речь не идет о колониальных империях. Речь идет о мощных многонациональных государствах. Таковыми были Российская империя, СССР, какое-то время так развивались США. Большинство их жителей гордились своей принадлежностью к государству и ставили на первое место отождествление себя именно с ним, а не с какой-либо из этнических или религиозных групп, хотя и это играло важную роль в жизни людей. Достаточно вспомнить, какое значение в Российской империи и США придавалось вероисповеданию, какое значение в СССР имело сохранение и развитие обычаев живущих в нем народов. С другой стороны, эти проекты не были лишены недостатков, сыгравших в их судьбе роковую роль. Даже в самих США признают крах политики «плавильного котла». Котел больше не плавит, а внутренние противоречия нарастают. Было бы ошибочно предсказывать столь мощному государству скорый крах, но сегодня очевидно, что и его опыт оказался не столь уж успешным. Время империй закончилось.

Какая цель – общая для всех нас?

Россия – это уникальное многонациональное государство. Более 80% процентов населения в стране – русские. В «мононациональных» Испании и Франции собственно испанцев и французов гораздо меньше, чем русских в России. К тому же за исключением последних двадцати лет в этих странах достаточно жестко осуществляли ассимиляцию коренных народов (особенно – во Франции, где даже Корсика длительное время не могла получить автономный статус).

Но без идеи, консолидирующей население, крупные многонациональные государства не могут адекватно развиваться, каким бы ни было соотношение численности народов. Иначе на противоречиях непременно сыграют. И, очевидно, желающих – немало. Самым простым ответом является то, что в науке называют «построением общегражданской идентичности». Это реализовывалось в СССР и США, это пытались реализовать и в новой России. Помните замечательное слово «россияне»? Слово и впрямь подходящее, вот только внедрять его стали не вовремя и неправильно. Им пытались подменить слово – «русские», долгое время бывшее в определенных кругах «нерукопожатым».

Представим себе, что нам все же удалось войти вторично в «ту же реку». Возможна ли надгосударственная интеграция на основе исключительно нашей, а не общей идентичности? И давайте будем честными – наше сегодняшнее государство, как институт управления, так ли уж привлекательно, чтобы строить консолидирующий цивилизационный проект исключительно на его основе? К сожалению, как бы мы ни любили Родину, иллюзии относительно госаппарата неуместны. Да, государство нуждается в укреплении, в дальнейшем развитии, государство наше и другого у нас нет, но основой для консолидирующей идеи «само по себе» оно стать не может. Кстати, вряд ли есть на свете такие государства. Время империй и впрямь закончилось. 

Это, безусловно, не значит, что общегражданская идентичность не нужна. Нужно воспитание патриотических чувств. И гордости историей нашей Родины. Особенно это актуально для советского периода, когда наше государство совершило победы планетарного масштаба – уничтожив нацизм и покорив космос.

Но что может объединить нас и привлечь к нам других? Что является необходимым и для нашей страны, и для отдельных ее регионов в частности, и для многих других стран – наших соседей? Европейцы основывались не только на экономической интеграции, но и на культурной схожести. Другое дело – в Европе много «полюсов силы», и время от времени они вступают в довольно жесткое противостояние. Европейцы пошли по рациональному пути – «как выгоднее?». Это принесло им много пользы, но вместе с этим привело и к негативным последствиям. Во многих развитых европейских странах обострился сепаратизм. Есть противоречие между «богатыми» и «бедными» государствами, между самодостаточным Западом и ориентированным на США Востоком Евросоюза. Да и некоторые ценности, приемлемые (а порою – очень важные) для «старой Европы», оказались чужды странам с более традиционными взглядами на человеческие отношения.

Для нас, на мой взгляд, выбор очевиден – это разработка консолидирующей идеи на основе русского языка. Русский язык доказал свою жизнеспособность в самые тяжелые годы разобщенности и сепаратизма. Во многих многонациональных регионах, в том числе и у нас на Северном Кавказе, он незаменим как важнейшее средство межнационального общения. А уже на основе языковой консолидации можно развивать государство, укреплять союзные отношения с соседями, не посягая на их государственность. Очевидно, одного языка недостаточно. Второй составляющей должно стать уважение традиционных этических ценностей. Не секрет, что и в Европе, и во многих крупных городах США приветствуют многообразие форм человеческого взаимодействия, отвергают «ханжескую», «пуританскую» и тому подобную мораль, допускают вольности в отношении к религиозным учениям, к традиционной семье, пропагандируют вещизм, гедонизм и «жизнь для себя». И часто оскорбляют этим тех, для кого мораль и этика имеют первостепенную важность. Многое, полезное на первый взгляд, оказывается не самой удачной альтернативой тому, что есть у нас. Вспомним так называемую «толерантность». А разве «дружба народов» – хуже? Ведь толерантность предполагает, прежде всего, терпимость, а не понимание, да и «изобретали» ее не для межэтнических отношений, а как раз для описанных выше случаев игнорирования традиционной морали и нравственных норм. Первоначально именно к таким «революционерам» и призывали относиться «толерантно». 

Радует то, что молодежь чувствует фальшь «толерантства». Помню, с какой радостью я читал о впечатлениях одного из участников молодежного лагеря «Машук-2010» в «Вечернем Ставрополе». Было очевидно, что ребята взаимодействовали в русле именно «дружбы народов», стремились больше узнать и понять друг друга, а не были «толерантны». И это предопределило успех этого молодежного проекта. Очевидно, это не последний «Машук», и эту форму молодежной политики будут развивать. 

Думается, и для населения Северного Кавказа, и для Ставрополья в частности, да и для большей части населения страны традиционные ценности ближе, чем т.н. «европейские». То же можно сказать и о дружественных нам сопредельных государствах. А ведь именно эти ценности способствуют решению ряда проблем. 

Это и демография. Сытая, но отказывающаяся от детей Западная Европа демонстрирует нам, что одних денег для стимулирования рождаемости недостаточно, хотя и без них нельзя, особенно в городских условиях. Это и отношение к «легким деньгам» и «доступным удовольствиям». Многие люди, особенно молодежь, больше не боятся «потерять лицо». Это замыкает на себя целый спектр проблем – от молодежной наркомании до коррупции. Сиюминутное удовольствие или самодовольная демонстрация достатка оказываются важнее чести и достоинства. А только лишь репрессиями подобные проблемы не решить. Пуля конкурента или смерть от передозировки не пугает, так отчего должна пугать колония, тем более для коррупционеров есть надежда на условный срок, а употребление наркотиков не наказуемо и принудительного лечения нет?

Впрочем, о плюсах можно говорить бесконечно. А минусы? Если государство умеет отстаивать свои интересы, его национальная идея никому не мешает. Например, с коммунистическим Китаем спокойно сотрудничают ведущие западные корпорации. А если государство этого не умеет – ему никак не поможет безоговорочное принятие чуждых ценностей.

Понятно, что без общей цели общий дом не построишь. Да, такие цели – не дело двух-трех лет. Но без долгосрочного планирования, без поиска того, что нас объединяет, мы и краткосрочные, первоочередные задачи не выполним. Понятно, эта задача шире, чем может быть решена на уровне СКФО. Но сформулировать проблему и предложения по ее решению – можно и нужно. Проблемы СКФО тесно связаны с проблемами, общими для страны, пусть многие здесь у нас и заметнее, и решать их в отрыве от остальных регионов и государства в целом не получится.

Максим Цапко, доцент СФ МГГУ им. М.А. Шолохова, кандидат политических наук


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1