Пиррова победа

Наталья Буняева

В крещенский сочельник, 18 января, Правительство России должно утвердить создание особой экономической зоны туристско­рекреационного типа на Кавказских Минеральных Водах (ОЭЗ ТРТ на КМВ). Однако это крещение для Ставрополья обещает быть боевым. Конкурсную документацию по созданию особой зоны могут отозвать. Сейчас члены правительства края уже объясняются в прокуратуре. Победивший на российском уровне проект ОЭЗ ТРТ на КМВ, по сути, украден — с его разработчиками до сих пор не расплатились. Как сказал один из известных представителей ТЭК: потребил, не заплатил, значит, украл? Примерно то же самое произошло с особой зоной на Ставрополье — вопреки интересам жителей края и во имя личных интересов региональных чиновников. По крайней мере, такие выводы уже можно сделать из предварительных результатов проверки по обращению разработчиков проекта в прокуратуру. У скандальной ситуации, сложившейся сейчас в Ставропольском крае, была не менее нашумевшая предыстория.

Кирпичная идеология

Создание ОЭЗ на ставропольских курортах курировал теперь уже бывший вице­губернатор края Борис Калиничев — бывший генерал­лейтенант космических войск России, два года назад занявший эту должность. Перед ним стояла, на первый взгляд, неподъемная задача обеспечить создание конкурентоспособного проекта без пред­оплаты, только под гарантии. К сентябрю нынешнего года труд объемом около 6 тысяч страниц был успешно завершен, несмотря на все трудности и отсутствие денег. В документацию уместили 14 инвестиционных проектов, экологическую экспертизу с ее положительным заключением, расчеты расходов из федерального, краевого, местных бюджетов, а также внебюджетных источников. В конкурсную документацию включили правовые документы, кадастры земельных участков и объектов недвижимости, презентационные, картографические, фото­ и видеоматериалы. Одним словом, это готовый алгоритм, по которому за 2,3 миллиарда рублей край мог бы реально получить территорию, обеспечивающую аграрному Ставрополью увеличение бюджета, рабочие места, мощные инвестиции, великолепный имидж. В общем, с ОЭЗ жить в крае стало было бы намного лучше.

Разработкой документации занималась столичная фирма «Финансовый и организационный консалтинг» и ставропольская «ЮгИнвестДевелопмент». Этим проектом правительство края козыряло на многих престижных выставках, в том числе на Сочинском международном форуме «Кубань–2006». Именно к стенду с проектом ОЭЗ на КМВ подходил президент страны. Кстати, к этой конкурсной документации приложено и официальное согласие краевых властей на создание особой зоны. За подписью губернатора края и всех глав муниципальных районов, где появятся объекты ОЭЗ ТРТ на КМВ, в федеральное агентство по управлению ОЭЗ были направлены обязательства о выделении региональных средств на оплату разработки этого проекта.

Однако разработчики и в страшном сне не могли предвидеть, что их ждет. Оказалось, что официальная подпись, не говоря уже об обещаниях губернатора края, мало чего значит! В начале сентября на краевом конкурсе, который в обязательном порядке проводится перед федеральным, чтобы заключить государственный контракт на проект по созданию ОЭЗ, был представлен альтернативный проект некой компании «Стройпрогресс», зарегистрированной по документам в подмосковном поселке Черноголовка. Фирма эта в крае не работала, и никто на КМВ, да и в крае ее разработчиков не видел. Единственным критерием конкурса была объявлена «наименьшая цена», как в очереди за дешевыми кирпичами. При этом край приобретал специфический товар для того, чтобы добиться победы на российском конкурсе, предполагающей солидное финансирование из федерального бюджета.
Документацию «Стройпрогресса» в виде тома в 400 страниц оценили всего на два миллиона рублей меньше, чем глобального проекта, нацеленного на однозначную победу в федеральном конкурсе. Серьезная документация, на которую было положено много средств и трудов, стоила примерно 9 миллионов рублей, а набор ничего не значащих бумажек, например, графиков типа «Связи воздушно­сухой массы живого почвенного покрова и лесной подстилки с уклоном местности для твердолиственных лесов» – около 7 миллионов рублей. Выбранный в регионе «проект», в случае его представления федеральной комиссии, был стопроцентно провальным. Но зато где осели бы бюджетные миллионы?

Борис Калиничев, потрясенный таким раскладом, сумел настоять на том, чтобы победившую в региональном конкурсе документацию рассмотрела специально созданная комиссия министерства экономического развития и торговли края (МЭРТ СК). По результатам проверки на региональном конкурсе на право заключения государственного контракта выиграл проект, который, по выводам экспертов, является сбором общих и теоретических текстов на тему туристической деятельности, ландшафта и климата, не связанных с созданием особой зоны. Там не было описано ни одного инвестпроекта, не говоря уже об остальных требованиях. Зато предоставлено подробное описание народов, которые еще до новой эры заселяли Кавказские Минеральные Воды. Такой проект и инвесторы, и эксперты закрыли бы, не читая. В итоге комиссия МЭРТ СК признала необъективным результаты регионального конкурса, под чем подписались масса специалистов и чиновников, в том числе министр финансов края Владимир Шаповалов и восемь сотрудников министерства экономики края. Несмотря на это, в тот же сентябрьский день глава краевого МЭРТ Татьяна Босова подписала государственный контракт с фирмой «Стройпрогресс»!

Проект разыграли

Ситуация, на первый взгляд, не поддается никакой логике – МЭРТ СК, признавая проект провальным, заключает с его авторами государственный контракт, а на федеральный конкурс за победой уезжает другой — серьезный проект. Но смысла нет только на первый взгляд. На самом деле масштабный инвестиционный проект по созданию ОЭЗ ТРТ на КМВ разыграли как политическую карту. Те, кто задумал эту интригу, явно желали убрать из правительства Бориса Калиничева, и им это удалось. Не выдержав беспредела, 28 сентября вице­губернатор открыто рассказал о происходящем на заседании краевого парламента, назвав «липовый» проект, за который хотели получить бюджетные миллионы, «эпосом народа». Ситуация, вызывающая массу неприятных вопросов к покровителям аферы на высшем уровне, вышла за пределы края и названа в СМИ правительственным кризисом на Ставрополье. И как раз в тот момент, когда проект, который создавался под руководством Бориса Калиничева, выигрывал на федеральном конкурсе, вице­губернатора отстранили от должности с формулировкой «по состоянию здоровья и по собственной инициативе».

Несмотря на то, что успешному проекту строили козни (создается даже ощущение, что ни губернатору, ни его команде это было не нужно, более того, они делали все, чтобы не допустить создания ОЭЗ ТРТ на КМВ), конкурсная документация победила. Сначала среди 52 регионов, затем среди 18 избранных, оставшись в числе семи лидеров. Это Иркутская область, Бурятия, Калининградская область, Алтайский край и Республика Алтай, Ставропольский и Краснодарский края. Проекты последних признали самыми лучшими.

В декабре прошлого года межправительственная комиссия решила создавать ОЭЗ во всех семи выбранных регионах. Губернатор края Александр Черногоров по этому поводу даже устроил пресс­конференцию, выступая на ней как триумфальный победитель. Он гордо сказал, что проект назван самым лучшим и инвесторы уже обрывают его телефоны. Разработчикам он даже спасибо не сказал, и Калиничеву тоже. На вопросы представителей СМИ неожиданно объявил, что уволил вице­губернатора за какое­то невыполненное поручение на шерстомойной фабрике в Невинномысске.

Сейчас все правительство края дружно занимается будущими парламентскими выборами, ведь губернатор, как известно, стал членом правящей «Единой России». Похоже, ему нет дела до создания ОЭЗ, а тем более до разработчиков проекта, который на сегодняшний день можно назвать украденной интеллектуальной собственностью.

Иск, поданный разработчиками на правительство края, с октября рассматривает Арбитражный суд СК. Кроме того, исполнительному директору «Финансового и организационного консалтинга» пришлось написать обращение в краевую прокуратуру, которое сейчас рассматривается в отделе по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики. Уже в конце октября директор консалтинга получил ответ из прокуратуры. В нем, в частности, говорилось, что «в ходе проверки изложенных в обращении доводов установлен факт выделения, либо покушения на выделение из краевого бюджета денежных средств в особо крупном размере на цели, не соответствующие условиям их получения». В ходе проверки выяснилось, что государственный контракт со «Стройпрогрессом», который Татьяна Босова уже расторгла к середине декабря, был подписан с целым рядом грубейших нарушений. Например, для подписания госконтракта была представлена справка из налоговой службы двухлетней давности, в то время как этот документ должен быть не старше 15 дней. К тому же такой фирмы, как и ее директора, просто не существует.

До 18 января, когда Михаил Фрадков должен утвердить создание ОЭЗ ТРТ на КМВ по выигравшему на федеральном конкурсе проекту, разработчики имеют право отозвать его. Но даже если они не сделают этого, то у правительства края останется всего месяц, чтобы выполнить целый ряд требований для заключения Соглашения с Правительством России на создание особой зоны. На все авторские права на интеллектуальную собственность – дополнительные разработки и соглашения, одним словом, всего того, что сделает создание ОЭЗ ТРТ на КМВ реальным, – оформлены авторские свидетельства. Даже если правительство края умудрится самостоятельно справиться с исполнением требований за 30 дней, что возможно только теоретически, пришлось бы заплатить гораздо большие деньги, чем они «зажали» разработчикам, и напрочь забыть про участие в мартовских парламентских выборах.

Евгений Николаев.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов