Слово, рожденное любовью

Наталья Ардалина
27 февраля исполняется 125 лет со дня рождения Ильи Дмитриевича Сургучёва, нашего земляка, писателя с мировым именем. Максим Горький отметил его как многообещающего мастера художественного слова. В самом начале его пути в большую литературу.

Тем не менее нельзя не признать тот факт, что новому поколению читателей имя И. Д. Сургучёва, за редким исключением, незнакомо. Для них, не читавших, не соприкоснувшихся непосредственно с обаянием музы Сургучёва, на редкость поэтичной и глубоко человечной, творчество этого истинного кудесника слова надо открывать заново.

Когда речь заходит об Илье Сургучёве, первое, что припоминают читатели, хоть сколько-нибудь знакомые с его творчеством, это широко известная благодаря вниманию критики повесть «Губернатор»...

Верно говорят: чтобы познать вкус моря, не надо стремиться его выпить - достаточно и одного глотка. Мы возьмём всего три капельки из большого, как Сенгилеевское озеро, сургучёвского литературного наследия и попробуем понять, как соотносится оно с нашим временем и, соответственно, как следует относиться к нему нам, наследникам.

Итак, «капелька» первая: рассказ «Ванькина молитва».

«Ванька, мужчина лет восьми, уже минут десять как проснулся» - так начинается это повествование о сельском мальчонке, живущем с одной-разъединой матерью, потому как отец пил-пил водку да и помер.

Лежит Ванька в постели, один в избе, и думает о том, что пережил недавно и что предстоит пережить в ближайшем будущем. И мысли его вертятся вокруг суровых, далеко не детских, забот, а последние неотделимы от денег. И оказывается, что «он, Ванька, может зарабатывать их, и не только может, но выходит такая оказия, что и должен, ибо всякий порядочный единственный сын, раз он уже вырос, должен кормить свою старуху мать, которой пришла пора бросить житейские дела и заняться спасением души...»

Юный возраст не мешает мальчонке совершенно по-взрослому рассудить, что даже при самом экономном житье потребностей у него с матерью - концов не свести. Вот и приходится матери определять сыночка в люди, чтобы он за два рубля в месяц в том трактире, где прежде отец его служил, чистил вилки да за бубликами для гостей бегал...

И настаёт час прощания.

«- Ну, иди, Ванюшка, помолимся, - странным голосом говорит мать, когда он допил чай. - Вот становись рядом со мной на коленочки и гляди на боженьку. Вот так!»

Повторяет мальчонка жалостные, просительные слова молитвы вслед за матерью, а её речь становится всё неразборчивей, и вот уже она, не помня себя, падает на пол, обхватив голову руками, сквозь плач слышны только отдельные слова:

- Спаси его! Сохрани! От беды, лютой жизни!

Переживая всю серьёзность момента, Ванька озабочен тем, что не разберёт боженька слова матери и переводит их, при этом указывая пальцем на мать, захлёбывающуюся слезами:

«- Она просит, чтобы ты спас меня! От беды, от лютой жизни! - передавал он по порядку её рыдающую речь, - от злого человека. Ангела послал бы ко мне... Моего ангела Иваном зовут... - уже сам от себя пояснил он»...

В рассказе показан всего лишь маленький кусочек жизни простонародья, а между тем она вырастает перед тобой вся - объёмно, в лицах, картинах и навсегда остаётся в памяти.

Вот такой он чародей, этот Илья Сургучёв. Словно ключик, ему дан какой-то волшебный, которым он отворяет ларцы человеческих сердец и показывает их невидимую, сокровенную жизнь.

Драматически складывается история любви студента Иволгина и его случайной соседки по частной гостинице Маруси в рассказе «Соседка». Юноша с той особой чуткостью, которая свойственна только истинно влюблённым, чувствует, что у Маруси есть какая-то другая, тайная, жизнь. Ревнует, мучается, догадываясь притом, что дело не в счастливом сопернике. А в чём же?.. Почему не может любимая до конца открыться ему? Однажды она уходит куда-то из гостиницы и не возвращается... В томительном ожидании проходят сутки, другие. А потом вместо девушки являются с обыском жандармы, слышится весть, что в городе какого-то генерала убили... И оказывается, что Маруси как таковой не существует, а подлинное имя соседки Ольга Петровна Солнцева. Так и оборвалась недопетой красивая, звучная песня на два голоса...

«Проглотив» и эту, вторую, горько-солёную, «капельку», попробуем на вкус третью. «Путь звёздный» - так называется рассказ про Мишеньку, который родился болезненным, слабеньким и, кажется, не способным улыбаться, про его родителей и няню Васильевну. Барин работает, барыня гуляет в своё удовольствие, стараясь развеяться в любовных утехах. Выходит, одна только заступница сердечная и есть у обездоленного ребёнка - его сердобольная нянюшка.

«...Прикоснулся Мишенька головкой к его голове, и обливается у старухи сердце жалостью: такая жара, а щёчки не разогрелись, глазки не заблестели, губки бледненькие и по краям будто синим шнурочком обведены.

- От нелюбимого рождён, бедненький мой! Батюшка! - бормочет Васильевна, целует Мишеньку в губки, и тихонько, движением губ, отвечает он ей, и этот чуть слышный поцелуй до слез трогает душу - и чувствует она, что нет ничего на свете дороже этого Мишеньки, что навек он привязал её к себе своей тихостью, болезненностью, поцелуями, безмолвием, медленными взглядами...».

Даже удивительно, что строки эти, как и всё созданное Сургучёвым, выводила мужская рука: столько в них материнской мягкости, сострадания, сердечного тепла.

Нам бы хвататься за такую литературу обеими руками, как хватается тонущий за спасательный круг: согласитесь, что в наше расчеловечивающее человека время Слово, рождённое любовью, должно быть призвано на службу спасения духовности. Нам же, ставропольцам, вдвойне и втройне следует дорожить сургучёвским наследием. В нём есть и такое, что прямо-таки обращено непосредственно к нам и нигде не печаталось: очерки «Северный Кавказ» и «Китеж». Это исповедь преданного сына возлюбленной малой родине - югу России, Ставрополю, который писатель называет своим дорогим «российским гнёздышком».

Почти четверть века не переиздаются произведения Сургучёва, не считая редких публикаций в периодике. Время способно заносить песком целые города. Занесённые песками забвения творения человеческого духа могут легко исчезнуть с лица земли, если у них не найдётся своих хранителей.

В условиях, когда забота о сохранении литературного наследия, как и забота о литературе в целом, перестала быть предметом целенаправленной и планомерной деятельности государственных издательств, а сами издательства, не имея материальной поддержки, не в состоянии положительно влиять на ситуацию, остаётся только одно -прибегнуть к испытанному старинному способу осуществлять особо важные мирские дела, пустив шапку по кругу. Так издревле на Руси собирали средства на строительство храмов. Ведь не хлебом же единым жив человек.

Настоящей публикацией Литературный центр объявляет акцию «Меценат», имеющую целью переиздание произведений И. Д. Сургучёва. Тех, кто желает принять в ней участие, наш Центр ждёт к себе в гости по адресу: Ставрополь, проспект К. Маркса, д. 78. Контактные телефоны: 26-36-61, 26-31-50. А 2 марта мы приглашаем всех желающих на мемориальный вечер, посвящённый жизни и творчеству И. Д. Сургучёва.

О том, как проходит акция «Меценат», об отдельных людях, о трудовых коллективах, профессиональных объединениях, общественных организациях, о бизнесменах и предпринимателях, пожелавших принять в ней участие, мы намерены регулярно рассказывать на страницах газеты.

Елена ИВАНОВА,

ведущий методист Ставропольского

литературного центра.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов