СМЕНА ФОРМЫ… А СОДЕРЖАНИЕ?

Ольга Метёлкина

«Менты» Санкт-Петербурга (настоящие, не из телесериала) первыми в стране примерят новое экспериментальное обмундирование. Если им самим и, разумеется, жителям северной столицы оно придется по вкусу, переоденется милиция всей страны.

Рискнем высказать свое мнение. Во-первых, цвет. Не мышино-серый, как сейчас, а дореволюционно-синий (не путать с Третьим жандармским отделением: «И вы, мундиры голубые…»), с тонкими и традиционно милицейскими красными полосками. Во-вторых, покрой – более современный и нарядный, без уклона в армейский, или стиль «милитари», как сегодня. То есть более гражданский.

Подразумевается, наверное, что уже внешне товарищи в погонах из органов внутренних дел должны вызывать большее доверие к себе у населения, изрядно упавшее за последние годы (и статистику приводить не стоит). Правда, при случае все равно орем: «Милиция!». И она не так уж редко помогает…

А каждый знает по себе, как психологически влияет на поведение одежда: надел красивую вещь – и она начинает тобой руководить, диктуя, что можно делать, а что нельзя. Впрочем, для этого без изменений все-таки не только в форме, но и в содержании не обойтись. Недаром ведь переделали известное выражение «Моя милиция меня… стережет» (вместо – бережет). Все чаще звучат предложения о сокращении ее рядов и об увеличении за счет уволенных зарплаты оставшимся, чтобы местом дорожили. Да и то: в Америке на 1000 жителей приходится куда меньше полицейских, чем у нас, не говоря о Канаде или Финляндии. Законопослушных граждан там больше? Наверное. Зато на правонарушения копы и прочие бобби (прозвища типа наших «ментов» в США и Англии) гораздо меньше провоцируют, в том числе качество нормативных актов получше, как и точное, по закону, их правоприменение, да и с коррупцией не чета родному Отечеству…

Однако не надо думать, что и до революции у российской полиции все было просто замечательно. Вот, например, сообщение газеты «Русское слово» от 29 декабря (11 января по новому стилю) 1908 года о происшедшем в губернском городе Ставрополе: «Постовой городовой, заметив катавшегося на коньках мальчика-подростка, воспретил ему катанье. Мальчик ослушался и вступил в пререкания. Нетрезвый городовой, считая себя оскорбленным непослушанием и дерзкими возражениями, обнажил шашку и нанес мальчику удар по голове. Мальчик упал, обливаясь кровью. Сбежавшаяся толпа учинила расправу с городовым. Городового и мальчика в бессознательном состоянии отправили в больницу…»

Невольно, оборачиваясь на отечественную историю, задаешься вопросом: что стало с главными участниками происшествия лет через десять? Постовой, вероятно, отсидел свое в тюремном замке, который находился тогда на нынешней улице 8 Марта, где и сейчас подобное учреждение располагается, если нет – все равно наверняка зло затаил на ту же толпу. Дерзкий подросток (а в переломном возрасте почти все дерзкие, даже век назад) тоже встречу с городовым не забыл. А там и Октябрь 17-го подоспел, гражданская смута и война развернулись и прочие глобальные события. Фундаментальные их причины, в общем-то, известны, хотя исследователи и ученые спорят о них, в зависимости от уровня интеллекта, знаний и мировоззрения. Но кто знает, каким путем шло, говоря по-модному, их нанонакопление в критическую массу, чтобы произошло именно то, что произошло? Может, у одного полицейского не выдержали нервы – дал по голове, у второго…

Эка, нас занесло, уважаемый читатель! Но что делать: история – штука весьма занимательная.

Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов