Совершенствование, которому нет предела

Тамара Коркина

Николай Семенович Марьевский… Не думаю, что в ставропольских журналистских кругах есть люди, которые не знают его лично либо, по крайней мере, не слышали о нем. Биография этого человека настолько интересна, насколько интересен и оригинален он сам. Шофер автохозяйства – и кандидат философских наук, литературный сотрудник газеты и председатель краевого комитета по телевидению и радиовещанию… Я знаком с Николаем Семеновичем более сорока лет, но предугадать ход его мыслей в следующую минуту не берусь. Знаю только: все, что он скажет или предложит, будет к месту, облечено в нестандартную форму. И непременно сдобрено юмором. Правда, нередко «с перцем», что нравится не всем.

Недавно мы встретились на краевой конференции журналистов. Обстановка складывалась на редкость путанной и нервозной. Наконец, создалась вообще тупиковая ситуация, когда казалось, что найти грамотное в правовом отношении решение одной из ключевых проблем не удастся. Из зала раздались голоса: «Внести изменения в Устав организации!» (а это «тягомотина» на несколько недель); «Перенести конференцию на другой срок!»… Ни того, ни другого большинству делегатов не хотелось. И тут поднялся юрист с журналистским образованием (а точнее, наоборот) Николай Марьевский. Потряхивая стопкою бумаг, он сказал примерно так: «Уважаемые коллеги! Что мы морочим друг другу забитые творческими порывами головы? Вот же – в нашем Уставе – есть пункт, позволяющий нам решить любой из вопросов, о которых мы здесь бьемся так долго и больно…» И конференция двинулась дальше и, в конце концов, благополучно завершилась.

С Николаем Семеновичем я познакомился в первой половине 60­х годов прошлого столетия. В ту пору я «литробствовал» в газете «Молодой ленинец», а он, как заправский дизайнер, макетировал широкие полосы «Ставропольской правды». Мы сошлись и часто собирались у него дома (он один из нашей компании уже в ту пору «роскошествовал» в однокомнатной полутемной квартире на подступах к центру Ставрополя). Здесь мы яростно дебатировали по коварным нюансам журналистского творчества, спорили о политике, делились планами на будущее, читали стихи ­ и свои, и чужие, пели хорошие песни и во всю высказывали свои таланты перед умиленно взиравшими на нас подругами. Мы были так молоды!

Потом жизнь развела нас. Я подался в сферы военно­политические, а он остался делать карьеру на трудной журналистской стезе. И сделал ее! Точно знаю, без помощи «мохнатых лап», а сугубо собственным упорным трудом и незаурядными способностями журналиста и организатора. Не слишком пылкие почитатели талантов и вообще личности Марьевского (встречал и таких) обычно вспоминают о наиболее «карьерных» (на их взгляд) точках. На его жизненном пути такие должности: редактор краевой молодежной газеты, зав. сектором печати крайкома КПСС, председатель комитета по телевидению и радиовещанию. Почему­то многие забывают о том, что между этими вершинными вехами служебного роста Николая Семеновича пролегли многие годы напряженного, беспокойного труда на менее «громких» должностях. Вот они по порядку: литсотрудник, зав. отделом, ответственный секретарь газеты «Невинномысский рабочий», зам. ответственного секретаря «Ставропольской правды», зав. отделом, зам. редактора, редактор «Молодого ленинца», инструктор крайкома КПСС, ну и так далее. Рост по восходящей, но без скачков типа: комбат­командарм. Кое­кого до сих пор смущает факт подъема Н. Марьевского на пике своего административно­творческого вдохновения по скользким ступеням карьерной лестницы на должность председателя комитета по телевидению и радиовещанию Ставропольского крайисполкома. Был ли он, как говорят, на своем месте? Тем более что удерживался на этой вершине Николай Семенович сравнительно недолго – около трех лет.

В процессе поиска ответа на этот вопрос я заполучил магнитофонную запись интервью, которое Н. Марьевский дал краевому радио. Ведущая передачи В. Поляруш, представляя своего собеседника, сказала буквально следующее: «Сегодня у нашего микрофона человек, который в 80­х годах прошлого столетия возглавлял краевой комитет по телевидению и радиовещанию. Николай Семенович Марьевский запомнился нашему коллективу как один из самых творческих руководителей».

Оценка, согласитесь, категорическая, т.е. безусловная, не допускающая иных толкований. А я, руководствуясь принципом «доверяй, но проверяй», попытался (пусть простит меня за это Вера Владимировна) получить дубль этому утверждению. И вышел на беседу с нынешним первым вице­президентом Ставропольской государственной телерадиокомпании
А. Ибрагимовым. («Во времена Марьевского» он был редактором одного из отделов телерадиокомитета). От Аждаута Ажмурзовича я услышал много интересного о деятельности Н. Марьевского на ответственном посту. Например, такое: «Был Николай Семенович строгим, порою даже жестким, но справедливым руководителем… Много работал сам и умел потребовать этого от других… Постоянно уделял внимание вопросам совершенствования кадрового и материально­технического обеспечения деятельности комитета… Демагогов, бездарей, лентяев и аморальных личностей не терпел, вел с ними бескомпромиссную борьбу, в силу чего нажил в отдельных подразделениях комитета откровенных недоброжелателей, что, в конечном счете, в последующем ему громко аукнулось…»

Прекрасные слова, но я с нетерпением ждал других. И дождался!

«Но еще важнее, это я хочу подчеркнуть особо, ­ продолжил А. Ибрагимов, ­ был Николай Семенович не только толковым администратором, но в первую очередь – и это в нем главное – руководителем творческого склада. Он часто становился инициатором свежих, оригинальных идей. При нем телевидение и радио обогащались талантливо сработанными передачами по самой широкой тематике, в том числе литературе, поэзии, искусстве, об интересных событиях и людях. Таких, как он, руководителей я не знал ни до, ни после него. Это мое твердое, устоявшееся мнение»…

В 1986 году после «телеги» недоброжелателей в крайком КПСС журналист Н. Марьевский сошел с длинного творческого маршрута, пролегавшего непосредственно через средства массовой информации.Впрочем, не буду забегать вперед.

В интервью, о котором я упоминал, Николай Марьевский, как бы невзначай, обронил слово «совершенствование». Вся жизнь Николая Семеновича ­ яркий пример такого совершенствования, конца которому нет и не предвидится. Судите сами: в 69 лет (!) экстерном окончил юрфак СГУ. А раньше были аспирантура при Академии общественных наук при ЦК КПСС, факультет журналистики Ростовского университета. Двадцатилетнее «хождение по мукам» ­ мудреным институтским и университетским кафедрам, от одних названий которых оторопь берет: старший преподаватель философии Ставропольского УКП Всесоюзного юридического заочного института; доцент кафедры научного коммунизма, теории социализма и политологии Северо­Кавказского государственного технического университета; там же – доцент кафедры философии, затем там же – доцент кафедры истории и теории государства и права. И теперь вот уже почти 10 лет доцент кафедры истории и теории журналистики Ставропольского государственного университета. А какие «заумные» дисциплины он здесь преподает! «История зарубежной журналистики», «Современные зарубежные СМИ», «Журналистское мастерство», «Профессиональная этика журналиста», «Конституционные основы государства и СМИ» и «Актуальные проблемы современности и СМИ». Представляете, сколько напряженных дней и бессонных ночей нужно было провести, чтобы постичь все это! А еще он «систематически (читаю в одной из характеристик Н. Марьевского) участвует в работе научно­практических конференций в СГУ, Южном федеральном округе, а также конференций, проводимых в МГУ и Санкт­Петербургском университете…» И тут же: в СГУ «руководит дипломными работами и производственной практикой студентов, а также клубом интересных встреч на факультете филологии и журналистики». И далее: «читает и может объясняться на немецком, болгарском, украинском языках». И еще: «В 1973 году награжден медалью «За трудовое отличие», в 1985­м ­ медалью «Ветеран труда»… В 2002 году решением ученого Совета Н. Марьевскому присвоено звание «Почетный профессор Северо­Кавказского государственного технического университета». Являясь членом Союза журналистов России с 1962 г., в течение многих лет возглавлял совет по этике краевой журналистской организации, систематически выступает в различных жанрах на краевом радио, телевидении, в печатных СМИ. Ставропольской краевой организацией Союза журналистов России Н. Марьевскому дважды присуждалось звание лауреата творческого конкурса имени Г. Лопатина»…

Признаюсь: многое из того, что вы только прочитали, я сам узнал впервые. Сколько же сил, упорства и терпения надо иметь человеку, чтобы суметь (и просто успеть) наработать столько!..

А Марьевский улыбается, как всегда, шутит и с удовольствием рассказывает мне о правнуке Богданчике. «Он еще маленький, но очень смышленый хлопчик. Мы с ним играем, беседуем и занимаемся… совершенствованием друг друга».

Чуть выше я написал: в 1986 году Николай Семенович «сошел с творческого маршрута». Каюсь ­ сморозил нелепицу. Уйти из творчества, если, конечно, оно не было для тебя чем­то вроде хобби, а стало призванием, самой жизнью, – невозможно. Оно не отпустит тебя до конца дней твоих. Творчество и совершенствование – а это значит труд, труд и еще раз труд – они не могут существовать отдельно друг от друга. И, конечно же, от личности – одаренной, целеустремленной, готовой всегда и везде самоотверженно служить людям, своему Отечеству. Именно такую личность вижу я в богатом крепким духом россиянине – Николае Семеновиче Марьевском.

А на той, проблемной, журналистской конференции его снова ввели в состав пленума – одного из руководящих органов организации. Меня, между прочим, ­ тоже. Значит, снова будем рядом, чему я искренне рад.

Николаю Семеновичу исполнилось 70 лет. С юбилеем тебя, дружище! Здоровья тебе на долгие годы, успехов, удач, счастья!

Александр Ермоленко,

член Союза журналистов России.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов