Светите, белые берёзы

Светите, белые берёзы

30 августа исполнилось 83 года со дня рождения известного российского и ставропольского поэта Александра Ефимовича Екимцева, большая часть жизни и творчества которого связана с нашим краем. В этом году, в апреле, исполнилось 20 лет, как нет с нами этого талантливого кудесника слова. Но с нами живут, и хочется верить, что будут жить вечно, его стихи, его незабываемые строчки о наших родных российских берёзах, снежный свет которых на всю планету падает. С нами живёт его имя, которым названа краевая детская библиотека. Недаром говорят, что памятники, как бы крепко они не были сложены, всё равно разрушит время. Память же народная вечна.

Лучшие стихи его – и детские, и взрослые – родились здесь, на Ставрополье. Я близко знал поэта, его творческую кухню и долгие годы дружил с ним.

В конце 60-х - начале 70-х годов прошлого века я работал в краевой молодёжной газете «Молодой ленинец». Александр Ефимович часто заходил в редакцию, мы с ним советовались, и редакция предоставляла возможность поэту публиковаться на страницах газеты. Его поэмы «Фронт над облаками» и «Брянский лес» впервые были напечатаны именно в молодёжной газете. И я всегда с волнением и читаю, и слушаю проникновенные строки поэта:

Из дремучих, задумчивых
Брянских лесов я,
Друг мой, друг,
Ты со мной сейчас помолчи.
Слышишь — сосны стозвенные
Струны басовые –
Кто-то трогает, трогает
В тихой ночи.
Натянули века меж землею и тучами
Эти струны живые за рекою Десной,
Прикоснулась заря, как смычком,
первым лучиком,
Прикоснулась торжественно к арфе
лесной,
Прикоснулась и арфа лесная в смятении!
Вот и мы околдованы, как глухари!
Эта музыка о героическом времени,
Уходящем в бессмертие в свете зари.
Эта музыка – и о первых весенних
проталинах,
И о звёздах, упавших в лесном далеке,
О ромашках седых и о ландыше
маленьком
С крупной-крупной слезой на щеке.
Из дремучих, задумчивых брянских лесов,
Друг мой, друг, ты со мною сейчас
помолчи!
Слышишь, сосны – стозвенные струны
басовые –
Кто-то трогает, трогает в тихой ночи.

…Так начиналась литературная передача о творчестве Александра Екимцева «Разреши мне грустить о тебе», которая звучала в эфире Ставропольского краевого радио почти 43 года назад, в августе 1969 года, когда поэту было только 40 лет. Её подготовили тогда журналист Владимир Ушаровский, режиссёр Геннадий Пересыпкин, звукооператор Виталий Настасенко, а вели передачу актёры Ставропольского драматического театра имени М. Ю. Лермонтова Лидия Шапоренко и Валерий Исаев.
И, если включить на компьютере диск с этой передачей, запись которой хранится в фондах краевого радио, то мы услышим и чудные голоса актёров, и голос самого поэта, и вновь дотронемся до узоров его стихов и испытаем те же волшебные чувства добра и света, какие испытывали в ту далёкую пору современники А. Е. Екимцева.

…И санный след,
И след колёс
И в полночь разглядел бы я:
Светло в России от берёз,
Светло от снега белого.
От меловых заречных круч
И вишен цвета сильного,
От новых срубов,
Белых туч,
Плывущих над Россиею.
И счастлив тем, что здесь я рос,
И то мне сердце радует,
Что снежный свет
Родных берёз
На всю планету падает!

Последняя строфа этого стихотворения высечена на надгробном памятнике Александра Екимцева, ушедшего от нас, но оставившего 29 книжек великолепных стихов. Не только для детей, но и для нас, взрослых, романтиков, любителей и почитателей его поэзии, чувствующих силу его лирической души, сказавшего так, как никто до него. Недаром ещё Александр Сергеевич Пушкин писал: «В мире нет ничего выше музыки, но и та – поэзия». И стихи А. Е. Екимцева действительно звучат, как музыка:

Светите, белые берёзы,
Светите рощам и полям,
Светите пашням и покосам
И одиноким журавлям.
Светите селам и деревням
И тихой речке под мостом,
Пусть проникает свет ваш древний
И в каждый пруд, и в каждый дом.
И в сумрак улиц отдалённых,
Где ни одной берёзы нет,
И на тропинки всех влюблённых
Пусть льётся ваш неяркий свет.
Светите и воде, и суше,
И небесам в полночной мгле,
Пусть проникает свет ваш в души,
Рождённых на моей земле.
И пусть не меркнет свет ваш древний
В любом распахнутом окне,
Светите всей моей деревне,
Светите всей моей стране!

— Да, берёзы, – это верстовые столбы поэзии. Всегда придут новые люди и скажут по-своему, а берёзам, по-моему, в русской поэзии светить вечно, — так сказал поэт почти полвека назад, но звучит так проникновенно и современно, как будто сказано вчера.
Александр Ефимович поздно пришёл в поэзию, но сделал в ней очень много. Жизнь его была неустроенной. После окончания Московского государственного института культуры в 1960 году он приехал в Ставрополь, работал в библиотеке и, конечно же, занимался творчеством. И в 1962 году в журнале «Мурзилка» печатается первая подборка его детских стихов. Агния Барто даёт им высокую оценку. В том же году в краевом книжном издательстве выходит первая книжка поэта для детей «Десять добрых тропок».
А потом наступают 70-е – самые урожайные в творчестве Александра Ефимовича годы. Издаются его новые книги «Дедушка туман», «Белый ливень», «Деревушка на сосне», «Шишки под осиной», «В последних числах декабря». Он вступает в Союз писателей СССР.
И как бы апофеозом стихов для детей выходит его книжка, которую он назвал «Хоровод загадок».
Дети, они тоже его берёзки. По лесам, по полям, по лужайкам ходит он и советуется. С цветами, кротами, ежами, с туманами даже советуется: что ребятам сказать, чем ребят удивить? «И несут ему цветы, и несут ему кроты, и несут ему ежи, и несут ему туманы сказок полные карманы».
В народе говорят так: «Что остаётся после нас: памятники или память? Памятники, как бы крепко они не были сделаны, всё равно разрушит время. Память же народная вечна». Так и творчество поэта Александра Екимцева. Оно изучается, читается, спрашивается людьми самого разного возраста. Но крепче всего его стихи любят дети самых разных возрастов и поколений.
На днях зашёл я в библиотеку имени поэта. Встретился с Ларисой Борисовной Какабадзе. Она давненько работает здесь заместителем директора. Разговорились. Вспомнили Александра Ефимовича, заговорили о его творчестве, как лучше донести до юных читателей ту светлость и ту радость, которые присутствуют во всех стихах поэта.
— Эти памятные дни мы отмечаем вместе с его дочерью Лилей поклонением могиле А. Е. Екимцева, организацией серий выставок и встреч, подготовкой творческих разработок в помощь читателям, — говорит Лариса Борисовна. — Специалисты библиотеки на базе стихотворных загадок поэта подготовили в электронном виде мультимедийную книжку «Почитаем – угадаем», которая отправлена в каждую детскую библиотеку (а их в крае 65). Это позволяет ребятам не просто познакомиться с творчеством поэта, но и визуально увидеть персонажей его книжек и поиграть с ними.
Кроме того, в библиотеке создана полнотекстовая база данных «Чудесная страна Александра Екимцева». Она полностью выложена в Интернете, и дети могут знакомиться с творчеством поэта на страницах этой базы. Таким образом положено начало созданию электронной библиотеки для детей по произведениям Александра Екимцева. В логотипе библиотеки использован персонаж известного стиха поэта «Ехал дождик на коне». А ещё сотрудники библиотеки оформили постоянно действующий информационный стенд о жизни и творчестве поэта, а на абонементе организовали читательский уголок с литературными произведениями, где ребята оставляют свои отзывы о прочитанном и свои творческие работы — рисунки, лепку, разные поделки. Вот одна девочка вышила бисером самого Дедушку Тумана.
Так что творчество поэта живёт не только в его стихах, а благодаря энтузиастам и профессионалам, работающим в краевой детской библиотеке имени поэта, сохраняется в повседневном бытии и в сознании детей. И действительно, память живёт не только в памяти, но и в делах людей, которые юных читателей приобщают к светлому, хорошему, доброму, чему посвятил всю свою жизнь Александр Ефимович Екимцев.
Жаль вот только, что у библиотеки нет своего издательства или хотя бы каких-либо средств для переиздания произведений А. Е. Екимцева. А ранее изданных книжек становится всё меньше и меньше. Их просто не хватает. В то же время министерство культуры края почему-то способствует изданию книжек других современных, притом взрослых писателей, которые пытаются писать для детей, совершенно не зная детской психологии. Да и таланта у этих авторов явно недостаёт. Но вот почему-то их издают, а Екимцева нет.
Да, знакомая картина нашей повседневности. А вот его детство… Его детство катилось по щекам совсем не детскими слезами – горькими от едкого дыма пожарищ. Его деревня трижды горела за одну войну. Чёрными, перепачканными галчатами сидели они на печных трубах, тоже одиноких и бездомных. И от этого спешил он в своих стихах, бежал по лесам и полям, чтобы побольше собрать детям радости.
— И ещё, может быть, от понимания того, что дети больше всех на свете нуждаются в счастье, — не раз повторял поэт. — Вот такое понятие у меня…
И тут же создавал волшебные строчки нового стиха под названием «Дедушка туман»:

Лес в карман, поля в карман
Спрятал дедушка туман,
Спрятал копны и стога,
И лужайки, и луга,
Даже солнышко в карман
Спрятал дедушка туман.
Только он совсем забыл,
Что карман дырявым был.
За рекою в гору лез,
Потерял поля и лес,
Потерял потом луга,
Копны сена и стога.
У высокого кургана,
Где дремал костра дымок,
Из дырявого кармана
Солнце вылезло само.

…Вспоминается и такое. Воскресным августовским днем мы — Саша, я и краевед Владимир Парфененко — по какому-то поводу встретились в центре города, в старом парке у прудика, по глади которого скользили чудо-лебеди. Александр Ефимович рассказывал нам об истории парка. Надо отметить, что вообще-то он знал историю Ставрополя в мельчайших подробностях, до основания, и поражал нас описанием исторических деталей.
Когда мы в уютном кафе распили бутылочку самого «крутого» в то время и популярного в журналистских кругах вина под названием «Портвейн-777», речь зашла о музыке, литературе и поэзии. Екимцев любил их глубоко и преданно, я бы сказал, самозабвенно. Саша стал читать только что написанные им стихи «Разреши мне грустить о тебе». Я вслушивался в музыку стиха, она будила недавние воспоминания, рождая мелодию. Я напел ее. Саше понравилось. А Володя Парфененко, оценив мотив, вызвался саккомпанировать на «фоно». А где?
— Пойдем к Николаю Федоровичу, в музыкальную школу, — сказал Александр Ефимович. – Это же здесь, рядом. Мы спустились вниз по улице Дзержинского, в первую музыкальную образцовую школу, где композитор Н. Ф. Зинченко в ту пору был директором. Но она по случаю воскресенья была закрыта.
Тогда Саша, характерным жестом стукнув себя ладонью по лбу, произнес:
— Пойдем к Ирине Ивановне…
Через несколько минут мы вошли в дом на улице Дзержинского,105, напротив выхода из парка, где сегодня располагается музей имени Коста Хетагурова. Пожилая женщина, всплеснув руками, принялась обнимать Александра Ефимовича, восклицая:
— Саша, как я рада, проходите!
В углу большой комнаты стоял старинный черный рояль. В этот день я узнал еще одну историческую подробность из жизни нашего города. Оказывается, в этом доме бывал, а одно время проживал Коста Хетагуров, и эта женщина, тогда ещё девочка, помнила великого осетинского поэта. Володя Парфененко, испросив разрешения, прошёл к роялю и зазвучала мелодия. Володя попросил бумагу и карандаш и, прерываясь, тут же записывал ноты рождающейся песни-романса, который я напевал.
Через неделю мне позвонили с краевого радио. Это был Вольдемар Ушаровский — талантливейший, я бы сказал, уникальный журналист. Он готовил передачу о творчестве Александра Екимцева к его 40-летию. И, как он объяснил, передача уже готова, но не хватает заключительного аккорда. Я говорю: «Так нужно найти Парфененко. Он вчера записал мелодию на стихи Саши, а листок унёс с собой».
Но, как оказалось, Парфененко уже в студии, и от него Вольдемар узнал о песне. Меня попросили спеть у микрофона. Так я впервые попал в эфир, да ещё в такую замечательную передачу, которую вели, как я уже говорил, актёры драмтеатра Лидия Шапоренко и Валерий Исаев.
… Было это 27 августа 1969 года.
Позже, когда нашей Победе над фашистами страна отмечала 40 лет, Александр Ефимович написал стихи «Погибли под Москвой». Я прочитал, меня покорили строки: «Сам ЖУКОВ стойкость, мужество бойцам передавал» и «Давно мы стали дедами и слышим детский смех». Саша попросил: «Придумай мелодию!». И она как-то сама собой сложилась во мне. На этот раз ее записал и обработал звукооператор Валерий Мартыненко, голос которого ставропольцы слышали в ту пору ежедневно на краевом радио, т.к. он был ещё и диктором, а я возглавлял краевое радио и телевидение, являясь председателем краевого телерадиокомитета. Валерий Захарович написал новую оркестровку и к мелодии «Разреши мне грустить о тебе», а затем вместе со звукооператором Михаилом Ландиным записал обе эти песни в моем исполнении уже в современной обработке.
А вообще-то наша дружба и творческое сотрудничество с Александром Ефимовичем, начавшись ещё в 70-х годах, продолжались долгие годы. Его нельзя было не уважать за ту трепетную любовь к природе, к истории родного края, ко всему прекрасному, что есть в жизни и на земле. Саша вечно страдал от бытовой неустроенности, от безденежья. Когда он написал поэму «Брянский лес» — мы сразу напечатали ее в молодежке и выплатили повышенный гонорар. А потом – была его поэма о битве с фашистами в горах Кавказа «Фронт над облаками». И тоже первая публикация в молодежной газете. Как жаль, что нет сейчас такой газеты.
…Безвременно ушел из жизни Александр Ефимович, нет на земле и Вольдемара Ушаровского. Но память о них живет, звучат на дисках их добрые голоса и будят в людях добрые чувства – чувства любви к Родине, к жизни, и учат наших детей этим высоким понятиям.
А еще Саша очень любил море и особенно, как его маленькую частицу, Сенгилей. Иногда мы садились в мой старенький «Москвич» и мчались к Лохматому кургану, который высится к востоку от озера. Екимцев мог часами сидеть на кургане, оттуда открывается вид на это сказочное озеро, а за ним и на другое — Новоегорлыкское со станицей Сенгилеевской на левом берегу, а справа на север в прозрачной дали в хорошую погоду видятся контуры труб Ставропольской ГРЭС.
Где-то в году 70-м Александр Ефимович побывал в Крыму, в Коктебеле в доме отдыха писателей. Приехал притихший, задумчивый. Много рассказывал потом о тех местах. А однажды подарил мне книжку «Планерское» (Коктебель). На титульном листе экспромтом тут же написал такие стихи:

Ой, ты, Колька, пожалей —
Забери на Сенгилей.
Вдалеке от Сенгилея
Мне все больше тяжелее.
Сам с собой я тут в раздоре
На душе чернее моря!
Пожалей же, пожалей,
Забери меня отсюда
На любимый Сенгилей!
И тут же добавил о нашей избушке, сооружённой на берегу этого сказочного водоёма:
А в хатёночку к нам заглядывал
Непричёсанный Сенгилей…
Вот так это было 43 года назад. А кто хочет послушать радиопередачу тех лет, обращайтесь на краевое радио. Она есть там в фонотеке.

Николай МАРЬЕВСКИЙ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов