Учитель

Вот письмо. Трогательное и печальное. Печальное, потому что о войне, трогательное — сами поймете... 

Давно читаю нашу «Вечерку». И мне захотелось поделиться с вами одной щемящей историей. Ее рассказал мой отец-фронтовик, Александр Николаевич Рахманин.

 Война застала нашу семью на Алтае, в поселке Акутиха, что стоит на правом, высоком берегу Оби. Недалеко от слияния Бии и Катуни. В поселке еще с давних времен был стекольный завод, как сказали бы теперь, градо­образующее предприятие. Было три школы: начальная, семилетка и десятилетка. Жителей — около трех тысяч.

 Сейчас на обелисках в память о погибших в Великую Отечественную войну больше 300 фамилий: целыми родами полегли Ивановы, Кузнецовы, Афанасьевы... В «тыловом» селе погиб каждый десятый!

 Папу призвали, если я правильно помню, 16 августа 1942 года. В первый год войны сельских учителей не призывали. Папа был учителем математики и классным руководителем в седьмом классе. Класс был очень сильный, особенно двое учеников хорошо знали математику: Литягин и его друг Шаромов. Имен не помню...

Папа два года отвоевал на передовой в 245-й стрелковой дивизии, особенно вспоминал тяжелые бои под Старой Руссой и штурм этого города. Защищал Ленинград, был в отдельном лыжном батальоне и в 904-й стрелковом полку стрелком, форсировал Вислу, два раза был ранен.

В последний год войны, с 1 мая 1944 года, он был в штабе 245-й стрелковой дивизии. В его обязанности входил учет и контроль людей и вооружения на каждый день и час.

 А его ученики, пока он воевал, подросли и были призваны на фронт. И так случилось, что они попали прямо в эту дивизию, к своему учителю. Да и, как рассказывал мне брат отца (тоже фронтовик), приезжавшие за пополнением очень охотно брали сибиряков.

 Так вот, папа увидел на документах пополнения адреса и фамилии своих ребят. Решил записать их в школу лейтенантов: молодые, грамотные... Записал, дошел до порога штабной землянки и решил вернуться и посмотреть списки потерь: накануне был тяжелый бой. И вот эти ребята, Литягин и Шаромов, оказались в списках убитых! Это было даже не горе. Как будто своих детей увидел в том страшном списке!

 Папа вернулся домой в августе 1945 года. Поехал в крошечный поселок Талицу (тоже на Оби), по лесной дороге... Из Талицы был паренек Литягин. Папа нашел его родителей, рассказал им о сыне, сказал, что может показать место, где он похоронен. Представьте себе миссию учителя: такое говорить родителям любимого ученика! «Мало слов, а горя — реченька бездонная...»

 Но горе, послевоенная бедность и болезни не позволили несчастным родителям поехать на могилу сына.
А мне пришлось учиться в школе с Валей Литягиной, сестричкой ученика моего отца. Мы были первыми «семилетками» страны: надо было быстрее готовить рабочих и специалистов, вот и понизили «школьный» возраст с восьми до семи лет. Взамен убитых...

 Валя была тоже способной в математических науках, дослужилась до директора школы.

 Папа после войны снова учительствовал, дожил до глубокой старости, умер недавно, в возрасте 93-х лет. Похоронен в Акутихе. Его могила, как и многих его земляков, окружена березками... И немецкий осколок папа унес с собой.

 Мой отец всегда с особым чувством слушал песню, где были слова: «Мальчишки, мальчишки, вы первыми ринулись в бой! Мальчишки, мальчишки... Страну заслонили собой!»

 Пожалуйста, напечатайте мое письмо. Пусть люди помянут мальчиков из Акутихинской средней школы, что на Алтае. Пусть вечно живет память о тех детях, что ушли на фронт и пали за нашу Родину! Страна у нас одна, и не такая уж она и большая, если вдуматься...

 Валентина Александровна Гагиева-Рахманина.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов