В начале славных дел (часть 2)

В начале славных дел (часть 2)
Посвящается 20-летию возрождения казачества на Ставрополье.

На предутреннем заседании оргкомитета было принято решение, чтобы кандидатуру Александра Мартынова предложил Александр Ильич Подколзин – атаман Сунженского отдела ТКВ, уважаемый человек, а есаульцем — Бориса Алмазова.
К 11.00 было зарегистрировано 263 делегата от 72807 членов казачьих организаций.
Перед началом Круга на середину сцены вышел член Совета стариков, атаман Ессентукского городского казачьего общества Василий Феоктистович Титов. Весь зал встал, и он очень тихо, но чтобы слышали все, сказал: «Братья казаки! У нас существовала традиция перед каждым важным мероприятием попросить помощи у нашего Господа Бога. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа благослови и помоги нам, Господи, в нашем деле. Аминь». Он перекрестился, и все делегаты также перекрестились. Сейчас этот ритуал вполне обыденный, но тогда поднять людей, большинство из которых прошло огромную атеистическую школу, на публичную молитву, слова которой знали не все, — было подвигом.
Круг прошел организованно. Атаманом почти единогласно избран Александр Мартынов. В своем первом выступлении он отметил: «Или мы первые, или последние. Первые, потому что первыми поднимаем знамя возрождения казачества после семидесятилетнего геноцида и забвения. Последние, потому что наше поколение является последним, кого воспитывало старшее поколение казаков. Дальнейшая судьба казачества будет лежать на нашей совести».
При встрече с казаками Ставрополья он поблагодарил всех за активное и действенное участие в прошедшем Круге и сфотографировался с нашей делегацией.
Первого июля делегация казаков края прибыла на родину, и оргкомитет со своим атаманом сразу же приступили к подготовке Учредительного Круга по созданию Ставропольского краевого Союза казаков.
7 июля 1990 г. согласно Протоколу № 7 от 07.07. 1990 года решено провести Учредительный Большой Круг казаков, проживающих на территории Ставропольского края, 28 – 29 сентября 1990 года. Все члены оргкомитета были закреплены за районами.
Ясно, что такая активность казаков не могла пройти мимо внимания правящей партии.
К нам на заседания оргкомитета приходили работники отделов крайкома КПСС А. Алтухов и
П. Сосна. Они наверняка докладывали наверх, что казаки ничего криминального не задумывают. На своем уровне помощь нам оказывали и другие партийно-советские работники, как казаки по происхождению, так и не имеющие отношения к казачеству: Александр Коробейников, Борис Бураков, Валерий Зеренков, Евгений Кузнецов и другие. А вот городские власти так и не соизволили побывать ни на одном из наших собраний.
Все заседания оргкомитета проводились то в помещении секретариата краевого отделения Союза писателей, то — профкома объединения «Ставропольнефтегеофизика». Наши мытарства закончились, когда потомственная казачка – директор Дворца культуры и спорта профсоюзов Ольга Владимировна Трубицына — выделила небольшое помещение в здании, где потом оргкомитет еженедельно проводил свои заседания.
Все шло хорошо, и казаки получали практически везде поддержу, но в то же время мы понимали, что на проведение мероприятия краевого масштаба необходимо разрешение властей то есть КПСС. По поводу Ставропольского горкома партии у нас сомнений не было — здесь разрешения не дадут. Тогда было принято решение искать выход сразу на первого секретаря крайкома КПСС Ивана Болдырева — он потомственный кубанский казак из станицы Расшеватской, с ним я учился в одном классе.
Но и эта встреча оказалась непростой. Секретарем крайкома КПСС, отвечающим за идеологические вопросы, был Юрий Давыдов — человек образованный, интеллектуал, но очень осторожный. Александр Алтухов, который неоднократно присутствовал на казачьих собраниях, помог организовать с ним встречу. В крайком КПСС я пришел вместе с
М. Колбасовым, который по результатам поездки нашей делегации в Москву сделал видеофильм. В кабинет Давыдова был приглашен еще один секретарь крайкома КПСС — Иван Никишин,  добрейшей души человек и классный специалист.
Фильм им понравился, довольны они остались и нашими мыслями о создании казачьего общества. Давыдов, как и обещал, организовал встречу с первым секретарем крайкома КПСС. Иван Болдырев еще в детстве отличался дотошностью. И в нашем случае он очень внимательно просмотрел фильм, задавал много вопросов, в том числе и неожиданных, а затем отозвал меня в сторону и сказал: «Ну, что ж, Петро, давай действуй. Думаю, что у нас все получится хорошо».
Из здания крайкома КПСС мы вышли окрыленными и принялись еще активнее работать над организацией Учредительного краевого казачьего Круга.
К этому времени у нас завязалось тесное сотрудничество со Ставропольской и Бакинской православной епархией, управляющим которой совсем недавно был назначен митрополит Гедеон (в миру – Докукин Александр Николаевич, потомственный кубанский казак из станицы Новопокровской, вся семья которого в свое время подверглась репрессиям). Владыку заинтересовала идея проведения казачьего Круга, и он пообещал принять участие в его работе.
На казачий Круг было избрано 800 делегатов. Такое количество в Ставрополе мог вместить только Дворец культуры и спорта проф-союзов. Председателем крайкома профсоюзов в то время был потомственный казак станицы Григорополисской В. Захарченко, который дал «добро» на проведение такого важного казачьего мероприятия в ДКиСП.
По решению атаманского правления Союза казаков России на Учредительный Круг ставропольского казачества прибыл товарищ атамана Валерий Латынин – потомственный донской казак станицы Константиновской.
Ведение казачьего Круга было поручено Ефименко Ивану Никифоровичу - председателю Совета стариков Верхне-Кубанского отдела.
После протокольных мероприятий первое слово было предоставлено высокопреосвященному Гедеону, который благословил казаков на столь важное и богоугодное дело. Он напомнил, что вся жизнь казачества воплощена в служении государству и вере православной. Казак всегда был хорошим воином и незаменимым земледельцем, заботливым семьянином. Казаки всегда корнями держались своей станицы, отличались покорностью воле Божией и глубоким самосознанием отдавать жизнь «за други своя». Он пожелал делегатам плодотворной работы, избрания достойного атамана и выразил надежду, что казаки будут стремиться к возрождению и сохранению своего внутреннего уклада жизни, умножать свои силы через воцерковление и назначил отца Иоанна войсковым священником.
После этого с докладом выступил Витислав Ходарев, который кратко охарактеризовал многовековой путь казачества, остановившись на незаслуженных репрессиях по отношению к нему, а также задачах по возрождению. После доклада все выступающие подчеркивали роль казачества в истории Российского государства, выражали надежду, что создание общественной организации «Союз казаков Ставропольского края» поможет решить многие вопросы казачества, проживающего на территории Ставропольского края.
Потом депутаты единогласно избрали атаманом меня, а после присяги и благословения отца Иоанна я официально стал атаманом Ставропольского краевого Союза казаков, первым после возрождения.
Затем Круг, уже под руководством избранного атамана, рассмотрел и утвердил основные документы, избрал заместителей атамана.
29 сентября 1990 года на Крепостной стене г. Ставрополя была установлена мемориальная доска, которую разрабатывал и изготавливал заместитель атамана по производственно-экономической деятельности СКСК Юрий Хоменко. Текст подготовил товарищ атамана СКСК Витислав Ходарев.

Память о казачестве бессмертна,
Подвиги казачества в сердцах.
В память о казаках, основавших Ставропольскую крепость, и в честь возрождения казачества на Ставрополье эта доска заложена делегатами Учредительного Ставропольского казачьего Круга

28 сентября 1990 года.

Хотя на доске стоит дата 28 сентября 1990 года, на самом деле она была заложена 29 сентября, так как Учредительный казачий Круг закончился поздно вечером.
К открытию Учредительного казачьего Круга вышла газета «Казачье слово», в которой был помещен Устав Ставропольского краевого Союза казаков, подготовленный А. Атаманенко и
В. Маниным. Он также выпущен и отдельным изданием.
Документы о проведении Учредительного казачьего Круга были направлены в управление юстиции СК, и 12 ноября 1990 года общественная организация «Ставропольский краевой Союз казаков» была официально зарегистрирована.
После проведения Учредительного Большого Круга начались напряженные рабочие будни по проведению казачьих кругов в станицах.
15 октября 1990 года делегация СКСК присутствовала на Большом казачьем Круге казаков Кубани, 17 ноября — на Большом казачьем Круге казаков Дона. Таким образом, Ставропольский краевой Союз казаков стал первой официально зарегистрированной общественной казачьей организацией на Северном Кавказе.

Начало в №178.

Петр Федосов

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1