Ва-банк

Валерий Манин
В конце прошлого года в Ставропольском арбитражном суде закончился процесс, который без всяких натяжек можно назвать скандальным.

При этом ни одна из сторон, ни проигравшая, ни победившая, не спешит обнародовать итоги судебного разбирательства.

Не буди лихо, пока оно тихо

В течение октября и декабря прошлого года в краевом арбитраже проходили слушания о взыскании ЗАО «Пресса» 357020 рублей с министерства имущественных отношений Ставропольского края. В ходе процесса министерство подало встречное исковое заявление о взыскании арендной платы и неустойки за использование ЗАО «Пресса» занимаемого нежилого помещения и выселении оной организации.

Судебные коллизии выглядели таким образом.

В ходе судебного заседания 18 ноября представитель министерства заявил ходатайство об объединении иска ЗАО «Пресса» к министерству и встречного иска министерства к ЗАО «Пресса» в одно производство. Это вызвало возражение предпринимателей, так как, на их взгляд, между указанными делами отсутствует взаимосвязь.

Суд удовлетворил ходатайство министерства и объединил оба иска в одно арбитражное производство, после чего процесс получил, что называется, новый виток.

Суть претензий Александра Емцова, генерального директора ЗАО «Пресса», к министерству имущественных отношений сводилась к следующему.

В 1996 году между комитетом по управлению государственным имуществом Ставропольского края (правопредшественник министерства имущественных отношений) и ЗАО «Пресса» был заключён договор на аренду помещений, расположенных по адресу: улица Ленина, 192. Срок действия договора был определён до 1 декабря 2002 года. Всего для размещения редакции газеты «Ставропольские губернские ведомости» (ЗАО «Пресса» выступает учредителем и издателем этого издания) было передано 1843, 4 кв. метра площади нежилого помещения. В течение 9 лет сроки действия договора, пока организация регулярно оплачивала арендную плату, неоднократно продлевались. В то же время ЗАО «Пресса» несколько раз за это время уменьшало арендуемую площадь. И это не встречало возражений балансодержателя помещения, которое находится в федеральной собственности и передано минимущества в оперативное управление.

В период с 2002 по 2004 год в связи с освобождением ЗАО «Пресса» части арендуемых нежилых помещений акционерное общество сделало перепланировку этих площадей. «С тем чтобы перевести редакционные службы в помещение розничного магазина. Недостатки арендованных помещений устранялись путём (обратите внимание на цифры! — A. M.): возведения капитальной кирпичной перегородки на сумму 88696 рублей, установки новых дверей 39696 и 39390 рублей, капитального ремонта туалетов со сменой кафельной плитки, сантехприборов — и дверей — на сумму 79205 рублей, замены светильников и установкой подвесных потолков на общую сумму 92461 рубль, заменой межкомнатных перегородок…» и т.д. Всего на сумму 357020,65 рубля.

Суд частично удовлетворил иск акционерного общества, посчитав необоснованными требования ЗАО «Пресса» оплатить ремонтные работы на возведение подвесных потолков, замену плитки и дверей. Так как «… указанные ремонтные работы нельзя квалифицировать как устранение недостатков, обнаруженных после заключения договора аренды (передачи имущества) и препятствующих использованию заявленных исковых требований».

На кого

пенять

Претензии, или, если говорить на языке юриспруденции, исковые требования, министерства имущественных отношений к ЗАО «Пресса» были более весомы и существенны. Погашение долга за аренду недвижимости, пеня и неустойка, а также освобождение данного помещения от присутствия в нём организации-должника.

Далее цитата из материалов арбитражного дела. «За период с 10.07.2003 года по 29.12.2004 года образовалась задолженность по арендной плате в размере 1099635 рублей. За нарушение сроков перечисления арендных платежей арендодателем в соответствии с пунктом 4.2.1. договора аренды №558 начислена пеня в сумме 205261,41 рубля за период с 11.05.2003 года по 29.12.2004 года».

И ещё существенный момент: «01.01.2004 года министерство имущественных отношений Ставропольского края в претензии №4790/08 уведомило ЗАО «Пресса» о прекращении договора аренды и необходимости освобождения занимаемых нежилых помещений. В связи с изложенным истец просит выселить ЗАО «Пресса» из занимаемых нежилых помещений». Ну и само собой, взыскать указанную задолженность и пеню.

Изгнание из рая

Следует особо отметить, что согласно положениям договора 1996 года данное помещение передавалось ЗАО «Пресса» для размещения редакции газеты «Ставропольские губернские ведомости», рекламной и коммерческой службы издания (пункты 1.1 и 1.2 договора).

Однако спустя некоторое время (далее цитата из материалов арбитражного дела):

«В ходе использования (! —

(А. М.) нежилых помещений истец выяснил (!!! — А. М.), что они не приспособлены для ведения издательской деятельности (??? —

A. M.), что потребовало устранения обнаруженных недостатков. Материалами дела подтверждается, что произведённые ЗАО «Пресса» затраты связаны с устранением недостатков арендуемых помещений. При таких обстоятельствах с министерства имущественных отношений Ставропольского края в пользу ЗАО «Пресса» подлежат взысканию затраты по устранению недостатков арендуемых помещений в размере 357020,65 рубля».

По прочтении этой, как бы выразиться помягче, несуразицы возникает несколько вполне резонных вопросов.

Насколько известно, договор аренды заключается с указанием точного назначения использования помещения арендодателем. Что и было сделано тогда, в 1996 году, как это и положено соответствующими положениями. В данном случае — редакция и службы редакции. Однако, и это ни для кого и никогда не являлось секретом, что в части занимаемого помещения Александр Емцов разместил типографию. (Согласитесь, что редакция и типография «несколько» отличаются друг от друга).

Особенно это не являлось секретом для жителей дома, в подвале которого было размещено мощное производственное оборудование, и чиновников некоторых ведомств, например, СЭС, регулярно получающих жалобы от граждан на предмет размещения в жилом доме вредного производства. Может быть, это являлось тайной за семью печатями для чиновников самого министерства, в полномочия и обязанности которых входят регулярная инспекция на предмет целевого использования объекта недвижимости?

Разве этот фактор, т. е. использование части помещения не по назначению — для размещения в нём типографии, многочисленные жалобы жильцов дома уже сами по себе не являлись предметом и поводом для расторжения договора аренды минимуществом? Неужели для этого министерству имущественных отношений необходимо было ждать несколько лет, чтобы долг ЗАО «Пресса» накапливался и вырос до совершенно неприличных размеров? Не слишком ли легко чиновники отказались от апелляции о взыскании 357020 рублей с бюджета края в пользу ЗАО «Пресса»?

Также легкое недоумение вызывает и невысокая активность чиновников

минимущества в отношении взыскания с кредитора суммы долга, которая по решению суда оказалась более чем впечатляющая.

А именно:

742615 рублей 08 копеек основного долга по арендной плате;

41360 рублей неустойки.

Итого: 783975 рублей.

И 8 копеек.

В соответствии с положениями ст. 6 п.2 Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»: «… дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей», а просрочка по долгам составляет не менее 3 месяцев. Что мешает в настоящее время, как и год назад, обратиться представителям

минимущества в арбитраж и начать не совсем приятную, долгую и тягомотную процедуру банкротства, чтобы иметь хоть гипотетическую возможность возвратить в бюджет долг ЗАО «Пресса»?

…В отношении дальнейшего присутствия акционерного общества в занимаемом помещении Арбитражный суд Ставропольского края определил следующее: «Выселить ЗАО «Пресса» из занимаемых нежилых помещений, расположенных по адресу: Ставрополь, Ленина, 192, №№ 2 — 13, 13 а, 14—22, 38-43 на первом этаже, №№ 1, 2, 4, 5, 8, 13, 14, 14а, 15 в подвале, общей площадью 738, 35 кв. метра».

Второе счастье

Эпопею с процессом уже можно было считать почти законченной, когда 27 декабря появилось постановление арбитражного суда апелляционной инстанции. Предметом рассмотрения послужил отказ 21 октября 2005 года арбитражного суда удовлетворить иск ЗАО «Пресса» к министерству имущественных отношений о продлении договора аренды.

(Причины — см. сумму долга).

Не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, ЗАО «Пресса» «… обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит судебный акт от 21.10.05 г. отменить; принять новое решение о понуждении (!!! —

A. M.) министерства имущественных отношений продлить договор аренды № 558 от 26.12.96 г.».

…Если описать эту нестандартную (даже по меркам отечественной юриспруденции) ситуацию на бытовом уровне, то она, на мой взгляд, будет выглядеть следующим образом.

Вы взяли деньги в долг. Не отдали их. После же заявляете своему кредитору примерно следующее: «Да, деньги взял. Не отрицаю. Поэтому с тебя ещё столько-то за то, что твои купюры испачкали мой бумажник. И ещё я подам на тебя в суд, потому что ты не даёшь мне в долг крупную сумму. Потому что я — гений».

В народе такое свойство характера, присущее Александру Александровичу, называется «вторым счастьем».

И потому продолжим цитирование постановление, право, оно того стоит.

«… Акционерное общество имеет значительную задолженность по арендной плате, что свидетельствует о том, что арендатор ненадлежащим образом исполнял свои обязанности по договору аренды №558. Довод о социальной значимости производственной деятельности арендатора не может являться основанием для продления договора аренды, поскольку такое основание данная норма не содержит».

Трудно сказать, в чём, в каких коэффициентах или исходя из каких критериев, генеральный директор ЗАО «Пресса» Александр Емцов оценивал «социальную значимость» возглавляемого им коммерческого предприятия. Может быть, в количествах жалоб жильцов дома. Может быть, по количеству проигранных процессов, связанных с защитой чести, достоинства и деловой репутации. Но последовать его примеру очень и очень соблазнительно. К примеру, едет эдак автор сих строк в «маршрутке» и на просьбу водителя оплатить проезд заявляет о непреходящем значении собственной персоны в мировой истории. Или нет, лучше в отечественной журналистике…

Читаем о «социальной значимости» далее:

«Акционерное общество не отрицает задолженность по арендной плате и в обоснование ссылается на отсутствие денежных средств, по итогам 2004 года получено 600 тысяч рублей убытков, за первое полугодие 2004 года — не менее 500 тысяч рублей убытков».

Если нет финансов, то из каких средств в таком случае генеральный директор Александр Емцов предполагал в дальнейшем оплачивать аренду помещения? И пытался опротестовать более чем справедливое расторжение договора аренды в суде? Может быть, за счёт доходов аглицкого короля или средств стабилизационного фонда?

После окончания судебных тяжб автору довелось услышать достаточно много интересных суждений, высказанных коллегами-журналистами на тему «тяжёлого финансового положения» ЗАО «Пресса».

На информационном поле Ставрополя в настоящее время присутствуют две частные газеты, не являющиеся частью крупных московских холдингов и издательских домов, достаточно похожие по тематике и направленности. Если внимательно изучить выходные данные и тиражи «Открытой» газеты и «Ставропольских губернских ведомостей», то можно найти достаточно много интересного. Так, тиражи «Открытой» газеты и «Ставропольских губернских ведомостей» («Пресса» является учредителем и издателем этой газеты) составляют соответственно 10 и 12 тысяч экземпляров. При этом первая газета не имеет собственной полиграфической базы и печать её производит ОАО «Издательско-полиграфическая фирма «Ставрополье». «Открытая» не имеет долгов, задолженности по аренде помещения или зарплате сотрудников, или другим обязательствам. А вот «Ставропольские губернские ведомости» печатаются в собственной типографии, находящейся в подвале жилого дома. Финансовое состояние отнюдь не «блестящее». В «минусах». Что за неразрешимый парадокс? В чём загадка?

Всё дело в том, что заявленный тираж «Ставропольских губернских ведомостей» — 10 тысяч экземпляров — вызывает очень и очень большое сомнение. Беру на себя смелость выдвинуть для налоговой инспекции научную гипотезу, что розничный тираж данной газеты не превышает 500 экземпляров, а возврат (непроданных газет) составляет едва ли не половину этого количества. Подписка «Ставропольских губернских ведомостей», по моему мнению, не превышает тысячу экземпляров.

Так и хочется спросить Александра Емцова, бессменного редактора этого издания: куда же тогда «деваются» остальные 8000 экземпляров газеты? Меня, как потенциального рекламодателя, волнует этот вопрос. Как, собственно, и тех, кто уже разместил и предполагает разместить рекламу в вашей газете, уверовав, как в чудо, в кругленькую цифру тиража.

Вопросы эти мы адресуем Александру Александровичу, который, очевидно, считает, что в гражданском обществе и при Гражданском кодексе все равны, но некоторые, имеющие «высокую социальную значимость», всех равнее.

Алексей Медведев.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов