Восемнадцать дней мирного детства

Елена Павлова
"Вечерний Ставрополь" неоднократно обращался к теме "Русские в Чечне". Вот и в апреле в материале "Наурский колокол", рассказав о жизни некогда казачьей станицы, наша газета сообщила о том, что в православном приходе близ селения Маруха в Карачаево-Черкесии священник отец Александр (Емельянов) летом организует детский лагерь, чтобы принять на отдых русских детей из Чечни. Конечно, для этого нужны были палатки, продукты. Помощь в подготовительной работе оказали Сергей Загинайлов (ГУП "Крайтеплоэнерго"), Ставропольский крайвоенкомат, пограничники. Так что в Марухе таки отзвенела веселая лагерная смена.

Когда добро возвращается сторицей

Отправляясь в Маруху, в гости к наурским ребятам, я не предполагала, что материал об этой поездке будет содержать какие-то дорожные впечатления. Не в Чечню ведь ехали!

Однако обычная поломка в пути заставила в очередной раз проникнуться известными истинами, что мир тесен и он - не без добрых людей, что благое и доброе дело рано или поздно возвращается сторицей.

Ехала я в Маруху, естественно, все на том же "уазике" военно-патриотического клуба "Русские витязи", что возил наш экипаж по разбитым чеченским дорогам, и за рулем был наш незаменимый водитель Николай Жмайло. В салоне разместились мальчишки - воспитанники клуба и их верный пес Дик, которых в горячие командировки, конечно, не берут, а вот в лагерь к сверстникам из Наурской взяли.

За Ивановкой буквально перед Карачаево-Черкесией наша машина стала вглухую. Навскидку определив поломку, водитель отправился тормозить встречный транспорт, чтобы съездить в село за нужной запчастью. Надо сказать, останови он любую другую машину, не видать бы нам в тот день ни Марухи, ни даже Ставрополя. Ночевать пришлось бы, скорее всего, в "уазике", поскольку боевой наш конь обезножил напрочь, и желающих его "лечить" в экстренном порядке в селе, где нет даже знакомых, сыскать было бы сложно. Но нам все-таки везло. Парень, что подобрал нашего Федоровича на дороге, довез его и обратно, и тут же вместе с ним принялся исследовать внутренность машины. Итог оказался неутешительным - полетела шестеренка. А это означало, что нам требуется не только ремонт, но и трос с тягачом. Парень уже названивал кому-то по мобильнику. Из отрывочных слов я поняла, что этот добрый человек вообще-то ехал по служебной надобности в Ставрополь и на ту пору должен был уже забрать кого-то в Кочубеевском, но опаздывал из-за того, что не мог бросить нас.

- Ты помнишь, возле Петропавловской осенью 2003-го мы поклонный крест устанавливали, где на фугасе девять человек подорвались, - шептал мне на ухо Николай Федорович. - Оказывается, это из их части ребята были. Тут связисты недалеко базируются.

Конечно, помню. И материал у меня об этом был - "Божье слово и поклонный крест". Тогда "Русские витязи" два креста установили. Один - псковским десантникам, павшим в бою под Ведено, а второй - на месте взрыва фугаса под Петропавловской. В музее "Русских витязей" есть кусок искореженной брони и выгоревший остов наручных часов, именно там подобранные. Только вот ни "Витязи", ни отец Александр, который освящал тогда установленный крест, не знали, кто были погибшие здесь ребята. Это был просто крест павшим русским солдатам.

Оказалось, эти ребятки на тот момент уже все отслужили. Дембеля. Их взяли с оказией, просто пожалели - шесть дней они до этого в Ханкале, ожидая отправки, проторчали. А домой-то хотелось - служба кончилась, документы на руках, казалось, отвоевали, уцелели. Вот и разрешили им подсесть в машину. Именно эту машину и боевики высмотрели - видать, где больше людей выбирали... Радиоуправляемый фугас аккурат возле нее сработал...

Подразделения этой части друг друга в Чечне сменяют , видели сослуживцы, что появился на месте гибели ребят поклонный крест. А кто ставил - не знали, как мы не знали ничего о тех, чья жизнь оборвалась близ станицы Петропавловской сентябрьским днем 2003 года.

Выяснилось это в случайном разговоре, когда зампотех воинской части капитан Артур Герфанов подсадил к себе попутчика - нашего Николая Жмайло. Остановился, говорит, потому что детей увидел, понял, что помощь нужна. А потом уж и вовсе не смог нас оставить, пока не нашел злополучную шестеренку, не связался с мастером, у которого в этот день был выходной, и не организовал нам для транспортировки "КамАЗ". После еще довез меня с мальчишками до места - сказал, мол, детям на троссируемой машине ехать опасно... Не знаю, попал ли Артур Виллич, как собирался, в тот день в Ставрополь, но нам он очень помог. Большое спасибо, товарищ капитан!

Спасибо и замечательному мастеру Андрею Кузьмину, который провозился с нашей машиной несколько часов, а после этого на вопрос: "Сколько мы должны за ремонт?" скромно отмахнулся: ничего, мол, не надо... Андрей Владимирович - контрактник той же части связи... Такие вот бывают встречи. Они просто убеждают меня в том, что деятельность православной миссии в Чечне благословлена свыше. Очень похожая встреча у нас произошла весной в Дачу-Борзое (я рассказывала о ней в материале "Островки России"), когда майор-спецназовец показал нам фотографию поклонного креста, взятого под охрану его бойцами. Это был как раз второй поклонный крест, который "Русские витязи" устанавливали псковским десантникам в том же сентябре 2003 года. Такие совпадения случайными не бывают. Когда в Марухе я рассказала батюшке, что с нами приключилось и как нам помогли Артур Герфанов и Андрей Кузьмин, отец Александр ответил просто: "У Бога всегда есть свои люди"...

Важны

только люди

Пока суть да дело, в Маруху мы прибыли уже ближе к вечеру.

- А вот, кажется, и наши!- расплылся в улыбке Николай Жмайло. С кузова припаркованного у магазина трактора нас приветствовал веселый народ. Радостное настроение было понятно - лагерь следовал на купание, по причине удаленности озера - на тракторе. За рулем был батюшка.

- Езжайте в лагерь перекусите, - распорядился он. - А после к нам на озеро подъезжайте...

Трактор зафыркал, и покачивая бортами, двинулся в сторону вожделенного водоема. Мальчишки и девчонки замахали нам руками.

Весной, когда в кабинете главы администрации Наурского района Владимира Кашлюнова отец Александр завел речь об организации отдыха русских детей, тот откликнулся с готовностью. Те, кому сейчас по 14 - 16 лет, мирной жизни ведь себе толком и не представляют. Дети войны. Каждому столько пережить пришлось! Отдохнуть им от всего этого, конечно бы, надо, но путевки дороги, прошлый год неурожайный был - денег в районе не хватает. Так что на моря и на Воды не очень-то в массовом порядке детей отправишь. Ну а в Чечне, понятно - и лагеря в этой "мирной" республике отнюдь не детские, и тропы горные - далеко не туристские... Так что возможность организации активного отдыха детей районный глава приветствовал, только просил, чтобы вместе с наурцами отдыхали ребята из других регионов - мол, пусть познакомятся, пообщаются. Круг общения у русских ребятишек в Чечне ведь ограничен. Так и порешили. Организацией отъезда детей из Наурской на месте занимался замглавы райадминистрации, большой друг и соратник нашей православной миссии Михаил Серков. Поскольку девочек родители отпустить побоялись, получилось так, что мальчики в этой лагерной смене были из чеченских станиц Наурской, Шелковской и Мекенской, а девочки - из Ставрополя и Михайловска. Очень, рассказывали, они за 18 дней, проведенных в лагере, подружились.

Маруха - в горах. А горы сближают. Тем более что быт тут совсем как в турпоходе. Палатки, спальные мешки, костры с дымящимися котлами, песни под гитару и танцы под магнитофон. Конечно, не санаторий, потому что делать-то все самим приходится. Посему на каждый день назначались дежурные, которые следили, чтобы вода была припасена и костер разведен. Девчонки чудо-поварихами оказались - из нехитрого продуктового набора (макарон, консервов, лука, картошки) с десяток блюд изобрести смогли. Разделение обязанностей тут само собой быстро обозначилось - девчата обед готовят, а мальчики - посуду моют. Думается, некоторые мамы очень удивятся, какими меньше чем за три недели их сыновья помощниками стали.

Еще мальчишки сами признаются, что до лагеря были домоседами. Дома-то особо в походы не пойдешь. Так что выход в пещеры многим дался нелегко, но, говорят, потом второе дыхание открылось. Жалеют даже, что не удалось им сходить на Марухский перевал. Пограничники с ближайшей заставы обещали помочь переправить ребят, но погода подвела. А вообще с соседями-погранцами мальчишки и девчонки очень подружились. Приход и их лагерь прямо рядом с Марухской заставой. Так что солдатики, которые наурских пацанов года на 2-3 только старше, частыми гостями у них были. В футбол и волейбол играли в две команды. Кстати, оба раза команда наурцев верх одержала. Бойцы, тоже, по сути, мальчишки, срочники, недавно прибывшие в часть, говорят, сильно сокрушались - мол, командир посулил в случае проигрыша дополнительную физподготовку. Но вообще-то пограничники молодцы. Отец Александр очень благодарен командованию части и солдатам за помощь в обустройстве того самого стадиончика, на котором вовсю кипели потом спортивные баталии. Местность здесь гористая. Так что площадка, определенная под стадион, тоже под уклон шла. Чтобы выровнять ее, песок, грунт были нужны и рабочие руки. Накануне заезда ребят тут с неделю вовсю кипела работа, бойцы части трудились не покладая рук, но к началу смены стадион был готов.

Когда я спросила отца Александра, как удалось при таком громадном объеме подготовительных работ и ограниченном количестве спонсорских средств организовать полноценный отдых детей, он ответил:

- Важны не деньги, а люди. Когда есть люди, все получается...

В полной мере эти слова относились и к Ивану Ивановичу Бызову, работавшему в лагере врачом. Он был первым, с кем мы познакомились, добравшись до лагеря. Тихий, скромный, внимательный человек. Я сразу отметила, что к ребятами он относится с каким-то особым вниманием, даже трепетом. Это потом мне рассказали, что пять лет назад военврач Иван Иванович, который работал во многих горячих точках, потерял в Чечне всю семью. Жена и оба его сына подорвались на фугасе. Пережить самое страшное, что может случиться с человеком в жизни, помогла вера в Бога. До недавнего времени полковник медицинской службы Бызов продолжал лечить раненых бойцов - был начальником госпиталя в Северном на Ханкале. С осени начнет работать в Ставропольской медицинской академии. Узнав, что отец Александр организует лагерь для русских детей из Чечни, поинтересовался, есть ли у него врач, а накануне заезда ребят прибыл в Маруху.

- Я еще думал, где мне врача найти, - улыбается отец Александр.- А тут Бог доктора послал... Доктора наук...

Скромный и очень сильный человек, Иван Иванович Бызов еще и член-корреспондент Российской академии наук. Так что здоровье наурских мальчишек и ставропольских девчонок было в надежных руках.

Мы были в лагере в последний день смены, посему на территории наблюдалось послабление дисциплины. Батюшка только провел молитву, потом лагерь пребывал на самоуправлении. Но заниматься своими делами не хотелось, мальчишки расположились на стадионе, где "Русские витязи" провели показательные выступления и краткий курс подготовки по системе русского рукопашного боя. Многие посетовали - вам бы в начале потока приехать, мы бы тоже так научились. Действительно, дома эти навыки самозащиты могут оказаться нелишними. Но за одну смену всего не охватишь, а вот в стрельбе мальчишки поднаторели. Правда, из оружия здесь только пневматические винтовки и мелкашки, но меткость на них тоже можно тренировать. А то поначалу девчонки лучше мальчиков стреляли. Лучшая повариха отряда Аля Питкина и в стрельбе первой оказалась. Состязаний было несколько - и днем, и вечером в темноте по горящему огоньку, и с упора, и с виса. Аля не промахнулась. Мальчики на такое дело посмотрели, и в свободное время на оружие большой спрос был - все тренировались. Правда, накануне отъезда стало уже не до винтовок. Были танцы. Ради забавы ребята решили освоить лезгинку. Инструктором выступила местная девочка, марушанка Любася, вокруг которой с хохотом кружились пацаны. Завтра им предстояло возвращаться домой в Чечню. Сидевший рядом со мной учитель наурской школы Юрий Викторович тихонько рассказывал о каждом. Вот Коля Ложкин - сын станичного атамана, растерзанного бандитами в конце 2002 года, вот Дима - его отца тоже убил во время второй войны местный отморозок, ходивший по домам и стрелявший в русских. Диму почему-то все называют Михасем, парнишка и правда похож на большого добродушного медвежонка...

Ребятам было весело, и не верилось в этот момент, что они - дети войны, которые, прожив на свете 14 - 16 лет, не видели детства. Всем людям, помогавшим принять в православном приходе Марухи русских детей, спасибо. Ваша помощь не видевшим мира мальчишкам подарила 18 дней мирного детства.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов