Восток – дело тонкое, Николай Анатольевич? или Путешествие по заповедным местам Библии и Корана

Валерий Манин
Восток – дело тонкое, Николай Анатольевич? или Путешествие по заповедным местам Библии и Корана
В конце апреля директор Ставропольского государственного краеведческого музея Николай ОХОНЬКО принимал участие в научной экспедиции по Ливану, Сирии и Иордании. В течение пятнадцати дней вместе с историком Юрием ЛИТВИНЕНКО они посетили главные археологические жемчужины Переднего Востока. Мы попросили Николая Анатольевича рассказать об этой увлекательной поездке.

- Для того чтобы все было понятно, следует сказать, что Юрий Николаевич Литвиненко – давний друг музея. В свое время он учился в Ставропольском пединституте на историческом факультете, а затем, как наиболее талантливый студент, продолжил учебу в МГУ. По окончании он специализировался на античной истории и языках. Изучал знаменитый папирусный архив Зенона, свободно читал папирусы и защитил диссертацию по вопросам экономики в долине Нила. Некоторое время после аспирантуры он работал в нашем пединституте, а затем его пригласили работать в Российскую академию наук. Там вместе с академиком РАН Г. Бонгарт-Левиным Юрий Николаевич занимался изучением архива выдающегося ученого-археолога М. И. Ростовцева. Результатом этих исследований стали две книги: «Скифский роман» и «Парфянский выстрел» (за них авторы были удостоены Государственной премии). Сейчас Юрий Литвиненко заканчивает работу над составлением третьего тома. Этот проект предполагал выезд в Ливан, Сирию и Иорданию. Юрию Николаевичу требовался спутник. И он решил, что директору Ставропольского музея такая поездка будет весьма полезна, и пригласил меня.

- Где Вам удалось побывать за время экспедиции, какие памятники истории увидеть?

- У М. Ростовцева есть книга о караванных городах Востока. Главным объектом его исследования был памятник Дура-Европос на реке Ефрат. Нашим гидом по нему был французский археолог Пьер Ляриш, который 20 лет изучает этот памятник. Он был на конференции, посвященной Шелковому пути, проходившей в Ставрополе лет 15 назад.

Город Дура-Европос в V веке брали приступом. Укрепляя стену, его жители засыпали и таким образом законсервировали целую улицу. Здесь Ростовцев в ходе раскопок обнаружил редчайшую находку: синагогу 425 года и христианский храм с уникальными фресками со сценами из Ветхого Завета. Чудом эти фрески не были вывезены в США. Сейчас они хранятся в музее Бейрута как величайшая реликвия.

Юрий Литвиненко проделал большую работу по составлению маршрута по местам, где работал и которые упоминает в своих записях академик Ростовцев.

Мы проехали в общей сложности более 3000 километров, осмотрели более 30 наиболее достопримечательных в историко-археологическом отношении мест, как, например, Пальмира, Дура-Европос, Баальбек, Библ, Апомея, Босра… Помимо них нам удалось посетить и знаменитые паломнические места: на Мертвом море, на Иордане – где был крещен Иисус Христос, в местах, связанных с отшельнической жизнью Иоанна Крестителя. Мы посетили знаменитую гору Нево, где был похоронен Моисей.

В старой столице Сирии – Халеб (Алеппо) - есть Большая мечеть, где находится могила отца Иоанна Крестителя - Захарии. Это место почитается и мусульманами, и христианами. Там же есть много мест, связанных с деятельностью апостола Павла.

Больше всего меня потряс храм Симеона Столпника – потрясающий архитектурный ансамбль. Со средних веков это было место паломничества, куда направлялись пилигримы со всей Европы.

В Сирии сохранились три деревни, где жители говорят на арамейском языке, на котором говорил Иисус. Там же - монастырь святой Феклы, ученицы апостола Павла, которая была богатой римской матроной, приняла христианство. Спасаясь от преследования римских солдат, она чудесным образом спаслась в скалах. Позже она основала монастырь в этих местах, который существует по сей день.

- В странах Переднего Востока большинство жителей исповедуют ислам. А как они относятся к многочисленным христианским святыням?

- В старых городах Алеппо и Дамаске сохранились древние мечети, по которым видно, что ранние мусульмане очень многое даже в архитектуре перенимали у христиан.

В Дамаске в мечети Омейяды хранятся голова Иоанна Крестителя и голова зятя пророка Мухаммеда - Гусейна. Это культовое место для шиитов. Но все христиане могут в любое время подойти поклониться мощам Иоанна Крестителя.

В Алеппо в мечети находится могила отца Иоанна Крестителя - Захарии, и мусульмане с почтением относятся к ней. Часть населения Сирии – друзы. В их традициях прослеживается почитание некоторых ранних христианских обычаев. Сохранились мечети, которые были перестроены из христианских храмов и где сохранилось многое из прежних украшений и интерьеров.

В Босре – центре древней римской провинции – есть место, где по преданию остался след верблюдицы, на которой везли первый список Корана. Там молодого Мухаммеда встретил никому не известный христианин, который предрек пророку великое будущее. На этом месте была возведена мечеть. А рядом так и осталась стоять христианская церковь.

- А как сегодня местные жители относятся к европейцам, представителям других религий?

- Алеппо - патриархальный город, где ислам развит в ортодоксальной форме. Табуированная вещь – фотографирование. Памятники, музеи – пожалуйста, а вот местных жителей и особенно женщин фотографировать нельзя. Но здесь есть большой христианский квартал, где совершенно другой мир, где можно купить спиртное, а девушки ходят в европейской одежде.

Люди разных национальностей и вероисповеданий научились мирно жить и терпимо относиться друг к другу. Мне несколько раз приходилось слышать, что за последнюю тысячелетнюю историю в тех местах конфликтов на межрелигиозной почве не было.

Сегодня Восток заполонили туристы из Франции, Италии, Испании, США. Местные власти уловили, какие перспективы дает туризм. Например, вход в древний город Петра платный для иностранцев – 30 долларов. Там за сезон бывает около миллиона туристов. Местные власти поправляют за счет этого свой бюджет, развивают туризм и заработанные деньги направляют на археологические раскопки и реставрацию памятников. Поэтому и законодательство очень строго защищает национальное наследие.

- В свое время в Советском Союзе учились много студентов из Сирии, Иордании и Ливана. В этих странах помнят о наших дружеских отношениях?

- Когда в этих странах с помощью Советского Союза строили социализм, было сделано много созидательного. В те годы заключалось много смешанных браков.

В Сирии до сих пор очень положительно реагируют на русских. Там в свое время мощной волной прошлись наши челночники, которые по-своему укрепили связи Сирии с Россией. На рынках до сих пор сохранились вывески на русском языке.

В Иордании к россиянам отношение более прагматичное. Там любят «новых русских», которые приезжают на Мертвое море, с размахом отдыхают и дают хорошие чаевые. Сложилось стереотипное представление о туристах из России, как о состоятельных людях, которых интересуют экзотические развлечения, которым можно на экскурсиях рассказывать и всякую ерунду.

- Николай Анатольевич, что любопытного Вы отметили для себя не только как историк и археолог, но и как профессиональный музейщик?

- Безусловно, мне были очень интересны музеи, которые абсолютно все нацелены на археологию. Есть попытки показать средние века и этнографию, но это пока делается неубедительно.

Есть особенность – в музеях не разрешают снимать. Вместо этого вам предложат самые разные брошюры, открытки и книги.

Мы видели, как проводятся раскопки с масштабными работами по реставрации. Это началось, когда Передний Восток был под протекторатом Франции, Англии и сильным влиянием немцев. Они подняли археологическую науку на большую высоту.

И сегодня раскопки ведутся с участием иностранцев. Франция, Великобритания, Германия и даже Польша практически во всех странах Переднего Востока имеют свои институты истории и археологии. В начале ХХ века в этом направлении работал и российский академик М. Ростовцев. В советское время археологи лишь в ознакомительном порядке посещали памятники Древнего Востока.

Пожалуй, эта тенденция осталась в прошлом. Хотя экспедиции, подобные той, в которой побывал Николай Охонько вместе с Юрием Литвиненко, пока что довольно редки для нестоличных музейщиков. Но есть надежда, что подобное положение все-таки изменится к лучшему.

Интервью брала

Ольга МЕТЕЛКИНА.

Фото Николая ОХОНЬКО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов