Жизнь была такая разная …

Тамара Коркина

 

«Вот по улице Салова просто проходит прохожий…»

С той поры минуло 14 лет. Каждый год Василий Петрович отмечает день своего рождения в кругу друзей сына. Это нелегко. Но и радостно. Радостно, что коллеги сына и друзья хранят о нем память и как­то пытаются компенсировать ушедшую сыновнюю любовь.

— Они приходят вместе со мной на могилу Геннадия, я постоянно вижу, что они помнят его добрые дела. Они говорят о том, каким прекрасным работником и замечательным человеком был мой сын. Можно я прочитаю стихи? — спрашивает меня Василий Петрович. И читает:

Вот по улице Салова просто

проходит прохожий,

Так и мы до сих пор все идем

по земле в этот час.

Но никто не сумел быть

на Салова Гену похожим,

Хоть частица добра

до сих пор не затоплена в нас.

Здравствуй, Гена, мы рядом,

мы вместе сегодня с тобою,

Мы к тебе стали ближе

на десять прошедших годков,

Разольем по 100 грамм,

и ресницами слезы прикроем,

Леонидыч, Петрович

и много еще мужиков.

День рождения твой,

дорогой председатель Совета,

Впрочем, к черту чины,

о регалиях всяких забыть,

Улыбнись, пошути, закури,

как всегда, сигарету,

И скажи, как нам жить, как по совести все­таки жить?

Извини, что мозги

зацепила заноза земная,

Что никак о тебе

не отыщем

особенных слов,

Если б мог ты услышать,

как часто тебя вспоминаем,

Леонидыч, Петрович

и много еще мужиков.

— Знаете, кто их написал? — смотрит на меня Василий Петрович. — Боюсь, что если скажу, вы их не напечатаете. А написал их ваш главный редактор Михаил Василенко.

В авангарде хуторской молодежи

Память самого Василия Петровича хранит многие беды и радости. Отец его ушел из жизни, когда Василию было шесть лет. Мама осталась с четырьмя малолетними детьми, самой младшей дочке было около годика. Семья жила в небольшом хуторке, куда была переселена из села Донского.

— Жизнь была невыносимо трудная, — рассказывает Василий Петрович. — Я хорошо помню, как в начале тридцатых хуторяне семьями умирали от голода. Мы жили рядом с бригадным двором. Оттуда зимой мать приносила вязанками корм для коровы. Нас спасло молоко, хотя, помню, мы тоже бывали пухлыми от голода.

В это время Василий пас коров, одним глазом наблюдая за подопечными, а другим уставясь в учебник. Вспоминает, что учился самостоятельно, сдавая экстерном зачеты. Недаром колхоз потом именно его послал получать специальность, а потом назначил младшим зоотехником в хозяйстве. В восемнадцать лет он был членом правления колхоза и депутатом сельского Совета.

Состоявшиеся люди, такие как Василий Петрович, всей своей жизнью подтверждают, насколько рентабельны и востребованы такие качества, как упорство, ответственность, дисциплинированность, то, что называется характером. И что, по словам Василия Петровича, поставило его в «авангард хуторской молодежи».

«Иль погибнем мы со славой…»

Василий Петрович служил в армии, когда он «услышал страшные слова про то, что немцы перешли границу, начали бомбить наши города и мирных жителей».

— Срочным порядком нас погрузили в эшелон. По пути к Смоленску я вспоминал родные места, свою малую родину, свой колхоз. В вагоне написал домой «огненное» письмо, которое заканчивалось словами из песни: «…иль погибнем мы со славой, иль покажем чудеса…».

Смоленск от бомбежек был весь в огне. До сих пор в ушах у меня звучит голос командира Мартыненко: «Угломер тридцать ноль, прицел семь­двадцать, по врагу, первый миномет, огонь…». Мой боевой минометный расчет, где я был наводчиком, по команде принял боевое положение и сразу открыл огонь. Фронтовая газета энского соединения за 18 июля 1941 года писала, что сильным беглым минометным огнем продвижение врага было остановлено, враг отступил. Особо подчеркивались заслуги наводчика Салова. В этом бою я был тяжело контужен, и газету мне друзья переслали в госпита ль.

После лечения во многих госпиталях Василий вернулся домой инвалидом.

— Я был жив, но не здоров, и настроение свое выразил так:

Родник – ты родина моя,

Наверно, скоро

я тебя покину,

Уйду в далекий,

бесконечный путь.

Любовь

К счастью, не только не ушел, а и познакомился со студенткой Зинаидой, «красавицей, которой я увлекся. Она, кажется, тоже полюбила меня».

Матери избранник дочери не понравился — больной, бедный и не сильно ученый, она запретила встречаться с ним. Тогда он написал матери письмо в стихах на 24 тетрадных страницах! Последние строчки были приговором:

Я к Зине больше не пойду,

На этом все,

пока что точка.

И все­таки он женился на Зине. Только на другой, из многодетной раскулаченной семьи. Двадцатилетняя девушка буквально вернула Василия к жизни. Через год, в 1947­м, у них родился сын, которого назвали Геннадием. Потом в семье родилось еще два ребенка, Оля и Вова. Дочка прожила всего шесть месяцев.

После войны Василий Петрович выучился на бухгалтера и был предан этой профессии всю жизнь. Работал главным бухгалтером в крупных хозяйствах, в районных, областных и краевых управлениях и объединениях.

Он до сих пор работает, правда, как сам говорит, «стараясь не перегружать себя».

Новое время породило новые структуры, новые цели. А Василий Петрович по­прежнему ценный специалист, которого с удовольствием привлекают в разные «аудиты».

Приятные минуты

— В моей жизни бывают и приятные минуты, — замечает Василий Петрович, видя что в прошлом, о котором мы говорим, много грустного. — В день празднования Дня края я узнал, что моему сыну Владимиру генеральный директор ФГУ «Ставропольский ЦСМ» Валерий Зеренков вручил знак «Заслуженный работник ЦСМ».

Много радости я испытал, оказавшись в этот день на стадионе и став участником прекрасного праздника. Я смотрел на выступления коллективов, волновался, наслаждался и думал о том, что жизнь наша набирает силу и уверенность. Я с гордостью думал о том, что мы все можем: и хорошо работать, и талантливо веселиться.

Грустные будни

Жену Зину Василий Петрович потерял незадолго до гибели сына. Одна боль накрыла другую, породив мысль: как хорошо, что Зина ушла первой и не пережила этого ужаса. К Василию Петровичу приходит на дом социальный работник. И еще постоянно забегает внучка Зина – дочка Геннадия, которая, как понимает Василий Петрович, много работает и постоянно быть с ним не может. Помогает не совсем здоровый сын Владимир.

— А я теперь все чаще и чаще сожалею о том, что мы в свое время отказались от предложения друзей Геннадия. Они советовали мне и его семье поселиться в смежных квартирах, отдав взамен наши. Но тогда и мне, и невестке Лене страшно было расстаться с памятью, представить, что надо оставить все, что сделано руками Геннадия, связано с ним. А теперь вот я мечтаю, что мы все же будем жить друг около друга, счастливо и дружно.

Среди множества мудрых изречений, которые накопило человечество, есть такое: жизнь – это не прошлое и не будущее, а только настоящее, сиюминутное. С днем рождения, Василий Петрович! Весь коллектив «Вечерки» поздравляет вас с этой замечательной датой! Будьте здоровы, а уж как жить – вы сами знаете и нас еще поучите.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов