Хоть немного еще постою на краю...

Хоть немного еще постою на краю...
 Владимир Высоцкий - легенда советской авторской песни. Кстати, термин этот, жанр, исследователи творчества поэта приписывают именно ему. С одной стороны - легенда, с другой - минимум публикаций, минимальное число грампластинок с записями его песен. Это при жизни. После смерти, да и то не сразу, появятся в газетах и журналах десятки статей, будут написаны книги о жизни и творчестве Высоцкого, актера, поэта, певца.
1980-й - последний год жизни Владимира Высоцкого. Всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия» выпускает на Апрелевском заводе грампластинок диск-гигант. На цветном конверте - Высоцкий с гитарой перед микрофоном во время выступления. Поскольку текст на обратной стороне конверта отпечатан на двух языках, очевидно, диск был выпущен и для экспорта за границу. На пластинке 12 песен, которые автор исполняет в сопровождении инструментального ансамбля под управлением Г. Гараняна. Редактор А. Качалина, подбирая песни, постаралась представить как можно шире творческую палитру автора-исполнителя. Наверное, это ей удалось: здесь и песни о горах, и часть военного цикла, песни спортивного плана, лирические, шуточные.
Спустя шесть лет та же фирма «Мелодия» выпускает, и снова на экспорт, двойной альбом Владимира Высоцкого «Сыновья уходят в бой» по названию одной из его песен на военную тему. На лицевой стороне конверта - репродукция картины К. Васильева «Прощание славянки». На фоне грозового неба стоят женщина с девочкой, провожающие уходящих на битву солдат. Составитель, редактор и реставратор использовали для альбома записи 1960 - 1980 годов. Первый диск открывается рассказом Высоцкого о своих песнях.
В следующем, 1987 году фирма «Мелодия» выпустит еще один двойной альбом Высоцкого «Хоть немного еще постою на краю...», название которому дала строка из песни «Кони привередливые». Альбом примечателен тем, что в нем, кроме песен В. Высоцкого, звучат стихи, которые читают артисты театра на Таганке, его коллеги
А. Демидова, В. Абдулов, В. Золотухин, В. Смехов, Л. Филатов. В альбоме множество фотографий В. Высоцкого, о творчество которого размышляет на страницах альбома поэтесса
Б. Ахмадулина. Вот что она пишет: «Голос - всегда изъявление души. Голос Высоцкого - щедрый, расточительный подвиг. Высоцкий сделал для нас все что мог, даже более чем возможно. Для личности и судьбы Высоцкого изначально и заглавно то, что он - Поэт. В эту его роль на белом свете входят доблесть, доброта, отважная и неостановимая спешка пульсов и нервов, благородство всей жизни. Таков всегда удел Поэта. Но этот наш Поэт еще служил и театру, сцене, то есть опять служил нам, и мы знаем в какой степени: в превосходной, в безукоризненной».
В 1987 году актер Театра на Таганке В. Абдулов, друг В. Высоцкого, вместе с И. Шевцовым предпринимают первую попытку издания звучащего собрания сочинений поэта - выпуска, далеко не полного, но включающего почти все, что было представлено самим автором на публичных выступлениях за полтора десятилетия работы. Работоспособность Высоцкого удивительна: количество выступлений можно определить лишь приблизительно, а фонотека насчитывает не одну тысячу часов записи. Записывали Высоцкого много, но именно записи на публике передают своеобразие личности поэта-певца, непосредственную реакцию аудитории, живое дыхание еще близкого нам, но уже уходящего времени. На смену старым песням приходили новые, менялся характер авторского исполнения, менялся и сам стиль общения со зрителями. Неизменным и устойчивым оставался интерес слушателей, всякий раз становившихся соучастниками своеобразного монолога поэта. Именно поэтому составители серии дали ей простое, но емкое название «На концертах Владимира Высоцкого».
Работа над серией протянулась на сравнительно долгие шесть лет. Последний, 21-й диск «Грустный романс» вышел в 1992 году. О популярности серии красноречиво говорят ее тиражи, минимальный, один из первых, - 28 тысяч, максимальный, этим тиражом вышло три диска, - 200 тысяч, тираж десяти дисков составлял от 100 до 160 тысяч.
Творчество Высоцкого знали и ценили актеры и режиссеры, писатели и драматурги, поэты и певцы, единомышленники по ав-
торской песне. Именно поэтому они стали соавторами в серии пластинок «На концертах Владимира Высоцкого». В своих размышлениях они говорили о нем свое слово. Вот что пишет Булат Окуджава, представляя диск «Спасите наши души»: «Люди, воспитанные на пустой, бездумной развлекательности, поэзии Высоцкого не поймут. Не умеющие самостоятельно мыслить не оценят его сарказм и иронию. Равнодушные не поймут его тревогу и боль. Настоящего поэта всегда сопровождают не только почитатели, но и хулители и даже гонители. У поэзии Владимира Высоцкого и того и другого вдоволь, и это, наверное, один из главных признаков ее истинности и высоты. Настоящий поэт рождается из духовных потребностей общества. Чем острее они, тем резче и ярче голос поэта».
Песни Высоцкого можно любить и отвергать, о них можно спорить. Но мимо них пройти, не заметив, нельзя. Как образно говорит о них, представляя диск «Песня о друге», поэт Роберт Рождественский: «Высоцкий писал очень личностные песни. Абсолютно свои. Они от него неотрывны. Песни его - не только продолжение его дыхания. В них - его сердцебиение, грохочущий пульс, распахнутая душа. Лучшие его песни - для жизни. Они - друзья людей. В них удивительная добрая сила, особая человеческая надежность. Песни его наполнены правдой. Он пел эту правду. Правду крутых характеров, правду жизненных ситуаций, правду извечных человеческих проблем, правду боли и нежности, правду своего времени».
Коллега В. Высоцкого по Театру на Таганке В. Смехов так объясняет в предисловии к пластинке «В поисках жанра» всесоюзную популярность и магическую власть поэта. Все это произошло благодаря запрещению его имени на официальном уровне. Но никакие запреты, никакие унижения, годами творимые козни, анонимки, угрозы, - ничто не поколебало достоинство поэта, ничто не принудило его озлобиться, изменить своему образу мыслей. «Ни единою буквой не лгу...» - сказано и сделано с полнейшей искренностью. И с той же верностью, до последнего звука, его авторская интонация внушает добро и любовь, нигде ни разу не исказившись гримасой мести, брани, злопыхательства.
Виталий Задорожный.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Добрый день. Я немного пишу стихи и хочу выслать Вам стихотворения которые я посвятил В.Высоцкому. Посвящение В. Высоцкому С годами стал я тёрт и бит, На жизнь имею твердый вид, Но иногда трясет, знобит От подлости и лести. Когда чужие кунаки Вонзают в шею мне клыки, Когда смеются дураки На празднике бесчестья. Не бью в поклонах низких лоб, Я не ханыга и не жлоб, Не набиваю плотно зоб На дармовых банкетax. Там лицемеры гнусно лгут, Другим устраивая суд, Кто любит пряник, а кто кнут, Кто звезды в эполетах. Сменил со временем жаргон, Стал лучший друг – хамелеон, И глашатай, как пустозвон, Мне порожняк втирает. Ох, лицедей, за хлеба кус, Елей отваливает с уст, Он по натуре своей трус, На нервах мне играет. Имею право я молчать, Могу начать права качать, В ЧК могу пойти стучать На прыткого холуя. Но он проныра и прохвост, И только с виду глуп и прост, Но прищемил он многим хвост, Играя и балуя. Вот это, братцы, коленкор. Он мелет ересь, сеет вздор, Но все стоят – глядят в упор, И в уши льются байки. Все верят в чушь и в ерунду, В которой правды не найду, Он рвет подметки на ходу, Закручивая гайки. Я не стерпел и сгоряча, Дал оплеуху от плеча, Рука моя клинком меча Понос остановила. Но он вошел в экстаз и в раж, Поперла свыше, видно, блажь, Он закатил скандал – кураж, Кондрашка его била. Орут болельщики кольцом, Столкнулись мы – лицо с лицом, Мне не впервой быть с подлецом, На замкнутом просторе. Вокруг он брызгает слюной, Он, малость чокнутый, дурной, Глаза покрылись пеленой, Почуяв запах крови. Потехе – время, делу – час, Судья срывает в крике бас, Ну, кто кому поблажку даст В нелегком поединке. Сермяжной правде – его лесть. Фальшивке сладкой – слово честь. И если надо будет месть На узенькой тропинке. Фортуна фарта мне дала, Меня победа подняла, И стали глупыми дела Казаться прохиндея. Не будет больше трепать ложь, Вонзая в правду острый нож, Пускай утихнет его дрожь, В погубленной идее. С годами я заматерел, Стал виртуозом своих дел, Но, все же ставлю под расстрел, Продажность и беспутство. Друзья мои, желаю вам, Поднять детей, построить храм, Деревья подарить садам, И жить собой, не гнуться. Мне говорят /светлой памяти В. Высоцкого посвящается/ Мне говорят – не надо так писать, Твои стихи как связка голых нервов. Я не хочу безропотно молчать, Хочу идти, где трудно, в ряду первом. Мне говорят – не суйся на рожон, Не прыгай выше головы – сломаешь шею, А я по жизни есть бунтарь, а не пижон, Бью правду в лоб, как в яблоко мишени. Мне говорят – прилип скандальный крест, К тебе навечно с меткой родовою, А свыше кажет Господа мне перст, Чтоб оставался в жизни я собою. Мне говорят порой из-под тишка, Не надоели кляпы, путы, плети. Но у меня не тонкая кишка, Я, слава Богу, жив на белом свете. Мне говорят – согнулся б пополам, Глядишь подачку, кто-то б даром кинул, Но не люблю я этот рабский шарм, И не люблю плебейскую рутину Мне говорят, мне много говорят, Не разбивался, чтоб в стихах в лепёшку. Я перед вами - от макушки и до пят, Жизнь подаю в мозолистых ладошках. с наилучшими пожеланиями Алексей Прокопьев.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
спасибо газете за публикации Виталия Задорожного и песенных стихов Алексея Прокопьева. Они хоть и резки, но вполне в стиле Высоцкого. Шлю в ответ свою песню в память о Владимире Высоцком. Хрипловато, с надрывом, летит по-над пропастью - Звездной бездны непрожитых лет - Голос дерзкий и страстный поэта Высоцкого, Не сдержавший коней своих бешеный бег. «Чуть помедленней» им никогда уж не мчаться: Их хозяин не просит – теперь ни к чему! Ему в сердце народном навечно остаться Удалось, как гитарную тронуть струну… Припев. За всю искренность, честность – любовь беззаветная! И пусть мчится в стремительном времени век, Будет помнить страна, как Большая Каретная - Его вечную юность семнадцати лет! Напряжённо, как струны, натянуты нервы, Рвется крик: «Все не так! Все, ребята, не так! - И певцы безголосы, бездарны, манерны, И поют под «фанеру»-то, в общем, пустяк! Если б кони мои не сорвались бы в пропасть, Пел бы так, что по тюрьмам сидело б ворье! И достоинство, честь не утратили б гордость, И не пачкало б белых одежд воронье! Мне за искренность - ваша любовь беззаветная! И пусть мчится в стремительном времени век, Только помни, страна, как Большая Каретная Помнит юность мою тех семнадцати лет!»
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов