Казачий мир

.

О казаках сложено немало былин и легенд. Мужество, храбрость, воинственность, отвага, честь, слава, достоинство, благородство, бескорыстность, жертвенность при защите своей Родины, человеческих прав, защита веры, хранение традиций, обычаев своих предков – вот самые главные черты казаков. И во все годы ученые разных стран пытались определить, кто же такие казаки, в чем их феномен. Почему нет ничего подобного ни в одной стране мира?

Родовой (потомственный) казак твёрдо знал, что он сам казак, что его отцы и деды были казаками, с гордостью и достоинством носит и сейчас это звание. Казак – вольный человек, никогда не терпевший над собою чужого владычества и не знавший крепостного и другого рабства, разве что в плену.

Казак – сын бескрайних степей, от южной Украины, через Урал (Яик), Сибирь до Даурии – Дальнего Востока. Широкая и нескончаемая степь его воспитала, взрастила; казачья земля, как мать родная, поставила на ноги, вскормила.

В походе и на фронте казак терпелив и неприхотлив: на ходу скоро ест, очень мало спит, всегда начеку, постоянно готов броситься на врага. Казак крепок своей вековой и неизменной дружбой с конём. Сильнее этой дружбы ничего больше на свете нет, а верный казачий конь крепок в своей дружбе и не изменит казаку никогда.

Верная казачья жена – драгоценный член казачьей семьи: она содержит целый дом и скрашивает всю беспокойную жизнь казака. Казак может провести на коне бесконечное число дней, не чувствуя усталости, не зная отдыха. Он способен не один день пролежать вместе с конём в кустах, в камышах, не теряя бодрости, и зорко следить за врагом.

А каков казак верхом на коне? Он сидит – не качнётся, как будто родился вместе с конём. Посадка бодрая, живая, удалая: грудь вперёд колесом, плечи назад, голова запрокинута, папаха на самом затылке. Француз Ив Бреэре в историческом очерке «Казаки» описал джигитовку, которую увидел в исполнении кубанского казака.

«Джигитовка… Её ритм подобен биению сердца. Слившись с конём, играя каждым мускулом тренированного тела, всадник улавливает музыку и темп движения»... Но казак и без коня скор и подвижен, как вьюн, гибок, как молодой стебель, как прибрежный тростник. Ходит скоро, вприпрыжку, сидит мало, глядит смело, открыто; глаза вприщур смеются. Казак каждому друг и приятель, со всеми весёлый собеседник. На него можно всегда положиться, как на самого себя. Он не выдаст и не изменит, а случись у кого беда, так без зова кинется на выручку. От колыбели и до глубокой старости не расстается казак с песней: она постоянная спутница его не-спокойной казачьей жизни». О происхождении казачества существует множество гипотез и версий. Не случайно многие из них прямо противоположные. Два года назад автор этих строк посетил несколько станиц гребенских казаков.

В станице Старогладковской (Чеченская Республика) в начале 50-х годов XIX века проживал Л.Н. Толстой в период прохождения им воинской службы. В этой станице существует музей его имени. Директор этого музея (чеченец) всем посетителям рассказывает, что станицы гребенских казаков основаны гулящими, бездомными, беглыми людьми из Центральной России. На мой вопрос, почему же эти беглые и бездомные сразу образовали станицы и создали в них свои общинные порядки, особенные устройства быта, директор не смог вразумительно ответить. Основываясь на многочисленных исторических документах, можно бесспорно и утвердительно отметить, что казаки – это не беглые из-за своих преступлений из Московии люди, а своеобразный этнос, который в течение многих лет попросту превратили вначале в военное сословие, а теперь в простое, ничего не значащее.

Вряд ли всё это смогли бы выполнить беглые и бездомные бродяги. Поселившись на Дону, эти «беглые» сумели проявить свой ум, смекалку, создать справедливое общество, управляемое самим народом, стать не только защитниками своей территории, но и покорителями и стражами новых неизведанных земель. Мы не будем вдаваться в подробности образования казачества, ибо это может занять много газетных страниц. Отметим лишь то, как донской историк Е.П. Савельев в 1915 г. писал: «Казаки прежних веков, как это ни странно звучит для историков, не считали себя русскими, т.е. великороссами или москвичами: в свою очередь, и жители московских областей, да и само правительство, смотрели на казаков, как на особую народность, хотя и родственную с ними по вере и языку. Вот почему сношения верховного правительства с казаками в XVI и XVII веках происходили чрез посольский приказ, т.е. по-современному – чрез министерство иностранных дел, чрез которое вообще сносятся с другими государствами. Казацких послов, или, как их тогда называли, «станицы», в Москве принимали с такой же пышностью и торжественностью, как и иностранные посольства: об этом подробно говорит русский публицист XVII века, современник царя Алексея Михайловича, Григорий Катошихин». В XIX веке историки А. Филимонов в «Очерках Дона» и В.Ф. Соловьёв в брошюре «Особенности говора донских казаков» отмечали: «…несмотря на то, что «казаки стоят за Русь, что полки их оберегают ея окраины и что все имеют рвение постоять за царя, сами себя не считают русскими, что если любому казаку предложить вопрос: «Разве ты не русский?», он с гордостью ответит: «Нет, я казак».

В 1807 году вышла книга Е.Ф. Зябловского «Новейшая география Российской империи», которая была издана для Московского университета. В ней перечислены славянские народы России: 1. Россияне. 2. Казаки, кои суть славянские народы, кои суть донские, гребенские, терские, волжские, оренбургские, сибирские, малороссийские, бугские и черно-морские. 3. Поляки. 4. Другие славянские народы. Пожалуй, этого вполне достаточно, чтобы говорить о казаках как о народе. На примере Российского государства можно проследить, какой неоценимый вклад внесли казаки не только в его стабилизацию, но и расширение границ, которые до сего времени остаются самыми большими во всём мире. Недаром же великий Лев Толстой сказал, что Россию создали казаки. Вот только несколько примеров. До знаменитого похода Ермака в Сибирь здесь уже побывали в 1567 году донские казаки Иван Петров и Бурнаш Ялычев «сотоварищи». В течение нескольких лет они совершили смелую и рискованную экспедицию на восток, пересекли всю Сибирь вплоть до Кореи, побывали в Монголии, Китае и Тибете.

В «Сказке о хождении в далёкую Сибирь» эти казаки подробно описали свою рискованную экспедицию. В 1582 году дружина казаков (больше 540 человек) под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана, Матвея Мещеряка, Черкаса Александрова и Богдана Брязги была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума и пошла вверх по Каме, а в июне 1582 года прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два месяца и помогали Строгановым защищать их городки от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума. 23 октября 1582 года Ермак одержал победу над сильным властителем Сибири Кучумом и завладел столицей – Искаром. Ермак назвал Сибирь «Казачьим царством». Однако силы казаков были незначительны, а беда была неизбежна, так как грозные полчища татар давали о себе знать постоянно. Требовалась помощь русского царя. С этой целью Ермак послал своего заместителя Ивана Кольцо в Москву к царю Ивану Грозному. Царь войско не послал, а одарил послов дорогими подарками, а самого Ермака пожаловал званием князя Сибирского, тем самым дал понять, что казаки сами должны решать свою судьбу. Татарский хан Кучум постоянно нападал на казачьи городки.

В ночь на 6 августа 1585 года неожиданно напал на отряд Ермака. Отважный атаман был ранен в этом бою и попытался переплыть реку Вагай (приток Иртыша), но из-за тяжёлой кольчуги утонул. Остатки его дружины во главе с М. Мещеряком отступили из городка Кашлык и остались зимовать в Обской крепости. Только после смерти Ивана Грозного его сын Федор в 1585 году отправил сто вооруженных казаков во главе с Мансуровым в Сибирь. Везли они с собой и оружие, зная, что оно крайне необходимо в этом необжитом краю. Эта дружина соединилась с оставшейся дружиной Ермака, и вместе они создали Сибирское казачье войско. В течение нескольких лет казаки в Сибири заложили ряд городков, завели торговлю с бухарскими купцами и приступили к поискам новых земель.

К 1600 году они исследовали реку Обь и ее притоки и пошли дальше на восток. К 1610 году казаки открыли реку Енисей, «обыскали» ее в течение восьми лет. В 1618 году сотник Черкасс Рукин заложил острожек – городок Енисейск, где часть казаков осела, положив начало енисейским казакам. В 1629 году Рукин заложил городок Красный Яр, откуда пошли красноярские казаки, а городок стал крупным торговым и промышленным городом – Красноярском. Сотник Бекетов с партией казаков открыли и исследовали реку Лена. Здесь они заложили городок Якутск, а казаки, осевшие здесь, стали называться якутскими. Казак Елисей Буза с партией казаков-землепроходцев в сорок человек на утлых лодках спускаются в 1637 году по реке Лене к Студеному морю (Северный Ледовитый океан) – в царство вечных льдов. Не останавливаясь на месте, казаки вскоре отыскали новую реку Яну, а через год восточнее ее сотник Иванов открывает р. Индигирку. В следующем году они же нашли реку Алазея. Спускаясь по рекам, пересекая хребты, казак Михаил Стадухин «сотоварищи» в 1644 г. открывают реку Колыму и строят здесь городок Усть-Колымск. В сороковые годы XVII века начинаются массовые казачьи походы (экспедиции) в различные местности Восточной Сибири. Енисейский казак Василий Поярков с партией казаков в 130 человек приступил к исследованиям реки Амура, а Михаил Стадухин исследует чукотскую землю. Он первым дал сведения об этой земле и новом народе – чукчах. В 1646 году Семён Дежнёв с партией казаков в 90 человек начал свой знаменитый поход. Через два года он первым преодолел пролив, разделяющий Старый и Новый Свет (т.е. Азию и Америку).

Ерофей Хабаров продолжил дело, начатое В. Поярковым, и продолжил исследование Амура. Просторы Сибири казаки проходили небольшими партиями под командой выбранных из своей среды опытных десятников, пятидесятников, атаманов. Шли они «пеше, конно, на лыжах», а обоз передвигался на оленях и собаках. Вооружены казаки были копьями, луками, саблями и самопалами «с огненным боем». Им нередко приходилось вступать в бои с местными туземными племенами, которые посылали в них из луков отравленные стрелы. «Огненный бой» самопалов приводил всегда к победе, так как туземцы ещё не знали такого оружия.

Однако много безымянных героев-казаков погибало в таких стычках. Идя на восток, казаки не только исследовали новые места, но и старались закрепить их за собой и укрепить. Они ставили свои зимовья, острожки, городки, юрты. Из дерева или сучьев деревьев изготавливали домики (курени), обмазывали их глиной в короткое летнее время, а зимой обкладывали двухметровыми сугробами. Каждый городок обносился тыном из высоких заостренных кольев и окружался рвами с водой для защиты от набегов туземцев. Казаки вели постоянную борьбу не только с туземцами, но и с незнакомой, суровой и дикой природой. Они проходили дремучие и девственные леса без дорог и тропинок, переплывали быстрые и широкие реки, переходили высокие горные массивы, двигались по гиблым местам тундры. В пути казаки терпели голод, холод и всяческие болезни, но страсть к поискам неизведанных мест была гораздо сильнее многих лишений.

При этом они не только «приискивали» новые земли, открывали «незнаемые» реки, но и описывали несметные сибирские богатства, составляя свои «сказы», «росписи», нередко с подробными чертежами. Писали казаки свои «сказы» и выполняли чертежи на берестяной бумаге или хорошо выстроганных дощечках. Эти документы становились единственными источниками для ознакомления с открытыми землями.

В Государственном архиве сохранился «Дневник записи» сотника Бекетова, «Росписи» С. Дежнёва, «Сказ о великой реке Амуре» с подробными чертежами В. Пояркова, «Расспросные речи туземцев о Даурии и Китае» Е. Хабарова и др. За 60 лет, со времени похода Ермака в Сибирь, казаки-землепроходцы прошли её вплоть до берегов Тихого океана. Своими походами они закрепили за Россией четыре с половиной миллиона квадратных километров громадной сибирской земли от Урала до Чукотки. Недаром многие названия местностей, городков, рек носят имена первых казаков-землепроходцев. Казаки не только построили «острожки», городки, но и осели в них. Здесь же строили церкви, часовни, одновременно «объясачивали» (налагали дань), изучали языки местных народов и становились со временем «толмачами» (переводчиками). По названиям городков и «острожков» в первое время и именовали казаков: тобольские (1583 г.), тарские (1594 г.), енисейские (1618 г.), красноярские (1624 г.), албазинские (1650 г.), иркутские (1652 г.), камчатские (1720 г.) и др.

Казаки-землепроходцы были первыми хранителями и защитниками открытых ими сибирских земель. Гораздо позже, когда российские цари поняли, какие несметные богатства представляют сибирские земли, открытые казаками, туда ими были посланы московские воеводы с ратью, чтобы закрепить открытые казаками сибирские края. Как только устанавливалась царская власть, казаки переходили на положение служивых. Они несли караульную службу и подчинялись местным московским воеводам, были их переводчиками, послами к соседним князьям, ханам. Разумеется, роль казаков-первопроходцев невозможно переоценить. Немецкий профессор Оскар Пешель в своём труде «История эпохи открытий» отмечал: «Для распространения белых в Северной Америке, понадобилось два с половиной века, тогда как для занятия казаками Сибири понадобилось времени в пять раз меньше». «Без казаков управление Сибирью было бы поставлено в большое затруднение», – писал первый енисейский губернатор А.П. Степанов.

 

Петр Федосов, кандидат исторических наук, член Союза журналистов РФ.

 

(Продолжение следует.)

казачество, традиции казачества, Ставрополье

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»