Парк, где шумят листвой «современники» Пушкина и Лермонтова

.

На городском сайте в Интернете я прочитал такую информацию: «Парк «Центральный» в Ставрополе раскинул свои просторы на 12 га. Ему насчитывается уже порядка 150 лет. По легендам, даже Пушкин, Грибоедов и Лермонтов под сенью местных деревьев искали своё вдохновение. Кто-то рассказывает, что сам Суворов захаживал сюда».

Я задумался над этой информацией, мне показалось, что-то здесь не так. Если парку 150 лет, значит - его история начинается с 60-х годов XIX века, но это не соответствует действительности, на самом деле парку не менее 200 лет, а скорее - более.

Старый вход в парк со стороны ул. Дзержинского.
Старый вход в парк со стороны ул. Дзержинского.

Я решил провести небольшое исследование относительно истории города и парка, и в первую очередь обратился к работам И.В. Бентковского (Иосиф Викентьевич Бентковский (1812-1890) - выдающийся российский историк-кавказовед XIX века и, по сути, первый исследователь и популяризатор истории Ставрополья). В своей статье «Ставропольская старина», повествуя о возникновении при Ставропольской крепости «солдатской слободки» и ее обитателях, он пишет: «Между крепостью и слободкою произрастал тогда лес, впоследствии Бабина роща, остатки которой уцелели доныне под более громким названием «Воронцовского сада».

Исходя из данных, приведенных Бентковским, в 1777-1778 годах в период строительства крепости по всей округе рос так называемый Черный лес. По нему протекала речка Желобовка, которая брала свое начало из родника в районе бывшей Базарной площади, ныне площади Ленина. Именно наличие Желобовки и определило притягательность этого места, где было решено обустроить место для отдыха горожан.

В ходе строительства крепости часть деревьев в Черном лесу вырубили. В результате такой хищнической деятельности к началу XIX века от прежнего Черного леса остался лишь небольшой участок.

Существуют интересные свидетельства по этому поводу. Так, в письме к отцу К.Ф. Аделунг (Карл Фёдорович Аделунг (1803—1829) — дипломат, второй секретарь русской миссии в Персии в 1828 г., погиб вместе с А.С. Грибоедовым и другими членами Русской миссии в Тегеране 11 февраля 1829 года) делился впечатлениями о Ставрополе: «Хотя Ставрополь и губернский город, но это совсем пустыня; нет никакого общественного сада, нет ни одного деревца; только вдали Кавказ, который скоро встанет между нами!». Это было написано 24 июня 1828 года.
Но что за странное заявление - «нет ни одного деревца»?! А как же Черный лес? Действительно, к тому времени Черного леса уже не было. У И.В. Бентковского читаем: «В 1798 году, как мы уже говорили, в Ставрополе не было еще ни одного каменного дома, так точно, как и в городском лесу, быть может, не было уже ни одного строевого дерева».

По некоторым сведениям, в 1779 году поручик Бабин приобретает участок, верхнюю часть леса, себе в собственность и начинает его благоустраивать – отсюда и название по имени первого владельца этой территории - «Бабина роща».

На плане губернского города Ставрополя 1805 года видно, что территория будущего парка – автономный участок Черного леса с прудом и двумя крупными строениями, то есть  это первая городская окультуренная роща.

Итак, как уже было отмечено ранее, первым владельцем этого лесного уголка природы был поручик Матвей Бабин, который вел работы по благоустройству данного участка. На западе рощу ограничивала небольшая улица (ныне проспект Октябрьской революции), а на востоке она доходила почти до современной улицы Хетагурова.

Известный ставропольский краевед Герман Беликов в своей книге «Лермонтовский Ставрополь» приводит такие данные: «Усадьба Марфы Дробязгиной утопала в зелени фруктового сада, через который пробегал ручей рождающегося здесь родника. Вода отсюда сбегала в Бабину рощу, где и образовался южный отвершок речки Желобовки. Речка эта была перегорожена Матвеем Бабиным земляной плотиной, отчего возник пруд, который после многочисленных реконструкций и сегодня украшает бывшую Бабину рощу».

Есть у Г. Беликова информация о происхождении названия «Желобовка». «Старожилы этих мест, - приводит он слова некоего генерального землемера, - Гавриил Дергачев и Матвей Маслов указали, что речка эта называется вот уже 40 лет Желобовкой, ибо в те времена имелись тут деревянные желоба для водопоя коней, стоявших тут лагерем драгун».

В 1820 году Ставрополю было всего 43 года, а если вести счет не от времени начала строительства крепости 1777 года, а с момента получения статуса города и административного центра Ставропольского уезда в 1785 году по указу Екатерины II, то и вовсе 35 лет.
В разные годы Ставрополь посещали известные государственные деятели, писатели, художники, ученые. Почтил своим вниманием наш город и Александр Сергеевич Пушкин. Впервые он побывал в Ставрополе в 1820 году. Вместе с семейством генерала Н.Раевского он направлялся на Кавказ, испытать на себе целебные свойства минеральных вод.

Цветочная композиция «Варяг».
Цветочная композиция «Варяг».

Есть свидетельства, что Пушкин захаживал в ставропольский парк, гулял здесь вместе с дочками Н. Раевского. Не секрет, что он был влюблён  в  младшую дочь генерала — пятнадцатилетнюю Марию. Она знала это, но относилась к Пушкину спокойно, даже с иронией.

Вторую поездку в места, где был счастлив в юности, Александр Сергеевич совершил летом 1829 года. В Ставрополе Пушкин припомнил, как девять лет назад поразили его снежные горы. «Они были все те же, все на том же месте, но многое изменилось вокруг». Исполинский Кавказ поражал его воображение. Созерцание суровых красот Кавказа навело его на мысль написать поэму из быта кавказских горцев, и поэма эта вышла в свет спустя два года под названием «Кавказский пленник». Также был написан ряд других стихотворений.

Годом ранее последнего пребывания Пушкина в Ставрополь приехал А.С. Грибоедов. Случилось это в июне 1828 года. И снова я читаю письма К.Ф. Аделунга к отцу. «11 июня 1828 г. Утро, - пишет он. - Наш маршрут изменен; мы едем через Харьков и Новочеркасск в Ставрополь, где мы встретимся с Грибоедовым и откуда дальше поедем вместе с ним» и далее: «24 июня 1828. Утро. Вчера, около 5 часов утра, приехали мы, наконец, в Ставрополь и узнали, что Грибоедов еще не приезжал. 26 июня в 7 часов приехал, наконец, Грибоедов в Ставрополь. Я не смогу описать мою радость по этому поводу. Я чувствую истинную привязанность и любовь к этому превосходному человеку».

Абсолютно достоверных свидетельств о том, что Грибоедов гулял по парку, нет, однако тогда в Ставрополе просто не было других мест, где можно было провести время и, скорее всего, он заглянул в рощу.

В это время Бабина роща продолжает потихоньку обустраиваться. Был составлен план, согласно которому в лесу проложили аллею и ряд боковых дорожек, превративших лес в рощу. Однако в конце 20-х - начале 30-х годов XIX века Бабин продает рощу купцу Фролу Тарасову за 3500 рублей. Но не всю, а только верхний участок. Нижний отходит Приказу общественного призрения, где была построена больница–богадельня.

Невозможно не вспомнить и о пребывании в Ставрополе Михаила Юрьевича Лермонтова. Поэт впервые проезжал через Ставрополь на Горячие Воды — туда и обратно — в 1820 году. Получается, что Пушкин и Лермонтов в Ставрополе и на Кавказских Минеральных Водах были в один год, только Пушкину был 21 год, и он уже был известный поэт, а Лермонтову еще не исполнилось 6 лет  и его пока еще никто не знал. Во второй раз Лермонтов прибыл в Ставрополь в десятилетнем возрасте, в 1825 году. Его, как и в первый раз, везла на лечение бабушка Е.А. Арсеньева.

Спустя двенадцать лет, в конце апреля — начале мая 1837 года, Лермонтов, попавший в царскую опалу, был переведен в Нижегородский драгунский полк, который располагался в Ставрополе, где находился штаб войск Кавказской линии. Из Москвы Лермонтов выехал 19 марта и в мае прибыл в Ставрополь. Заболев по дороге, он решил задержаться в городе, чтобы подлечиться.  1840-1841-е годы, период двух кавказских ссылок М.Ю. Лермонтова, насыщены в его биографии многими «ставропольскими эпизодами», о которых мы знаем из воспоминаний современников, писем, стихотворений, рисунков поэта.

В период пребывания Лермонтова в Ставрополе парк представлял собой густой, дремучий, сильно заболоченный дубовый лес. Постепенно он благоустраивался, именно тогда здесь была проложена первая аллея от 3-й Мещанской улицы (сегодня улица Дзержинского). И вполне вероятно, что Михаил Юрьевич Лермонтов был свидетелем преобразований в старой Бабиной роще.

Герман Беликов пишет: «Если подсчитать количество времени, которое Лермонтов провел в Пятигорске и Кисловодске, оно будет меньше, чем время его пребывания в Ставрополе. Нет на Кавказе другого города, где Михаил Юрьевич бывал так часто и подолгу. То в гости к дяде заезжал, то в госпитале лежал. Но спросите жителей Ставрополя, чем Лермонтов тут занимался, — не вспомнят. Материальных следов пребывания поэта в городе почти не осталось. В лучшем случае горожане старшего поколения вспомнят лермонтовский дуб, и все… Лермонтовский дуб (ул. Дзержинского, 187) и краеведческий музей (ул. Дзержинского, 135). Дуб — утраченная достопримечательность. Могучее дерево росло во дворе дома 187 на 1-й Воробьевской улице (ныне Дзержинского), куда Лермонтов приезжал к барону Вревскому».

По некоторым источникам, в 1837 году Фрол Тарасов подарил рощу созданной в тот год в Ставрополе мужской гимназии, отчего роща впоследствии стала именоваться Гимназическим садом.

Николай Ступин.

Окончание следует.

Ставрополь, парк Центральный, история города

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Последние новости

Все новости