Парк, где шумят листвой «современники» Пушкина и Лермонтова

.

Окончание.  Начало в № 168.

В конце 1851 года парк получил свое новое название. Это случилось, когда командующий Кавказской линией генерал-лейтенант Н.С. Завадовский обратился с письмом к наместнику Кавказа, где писал: «В память князя Михаила Семеновича Воронцова, основавшего Городской сад в Ставрополе, прошу его наименовать Воронцовским садом».

Хотя ранее, еще в конце 40-х годов, граф М.С. Воронцов - главнокомандующий войсками на Кавказе и наместник Кавказский уже проявлял к нему интерес и санкционировал большой объем работ по благоустройству. Роща перешла в разряд парка и стала именоваться Воронцовским парком.
В 1848 году здесь создается питомник фруктовых и декоративных деревьев, виноградной лозы и выделяется место для общественных гуляний. Она начинает благоустраиваться и превращаться в общественный сад для отдыха горожан — Воронцовскую рощу.

В течение следующих лет, с 1851 по 1920 год, данная роща именовалась Воронцовской. Из книги Г. Беликова «Град Креста» мы узнаем, что в 60-е годы XIX века смотрителем Воронцовской рощи был купец Карапет Тумасов, и его стараниями в парке функционировал широко известный в то время «Воксхолл», своеобразный клуб с танцевальными вечерами, рестораном, буфетом, карточным залом и многими другими развлечениями.

Цветочная клумба  «Календарь».
Цветочная клумба «Календарь».

В январе 1854 года город Ставрополь посетил Лев Толстой. По версии А.В. Попова (Попов Андрей Васильевич (1900 - 1966), крупный учёный-кавказовед, профессор, почти два десятилетия возглавлял кафедру литературы Ставропольского государственного педагогического института, автор известных книг «Лермонтов на Кавказе», «Декабристы-литераторы на Кавказе» и других.), «Л.Н. Толстой в 1854 году, с 21 по 24 января, покидая Кавказ, проездом останавливался в Ставрополе на два дня. Утром 23 января Л.Н. Толстой гулял по городу, посетил гостиный двор, прошёлся по бульвару, осмотрел Бабину рощу. Утром 24 января Л.Н. Толстой покинул пределы Ставрополья».

Попов пишет, что он осмотрел Бабину рощу, хотя мы знаем, что к тому времени она уже называлась Воронцовской рощей. Опять же, была зима, холодно, снег, все великолепие рощи Льву Толстому увидеть не представилось возможным.

В апреле 1869 года город Ставрополь почтил своим посещением великий князь Николай Николаевич Старший, сын императора Николая I и императрицы Александры Федоровны. Для ставропольцев это стало знаменательнейшим событием. Свидетельством тому являются подлинные документы, хранящиеся в Государственном архиве Ставропольского края, где записано: «27 апреля Ставрополь имел счастье за одиннадцать лет встретить Августейшего путешественника - Его Императорского Высочества, Государя Великого Князя, Николая Николаевича Старшаго».

Прибыв в Ставрополь, князь направился в собор, где отстоял «краткое молебствие» и принял от преосвященного «на благословение икону Казанской Божьей Матери».

30 апреля состоялся двухчасовой смотр губернского батальона и батареи. После чего Николай Николаевич побывал еще в ряде учреждений Ставрополя.

Вечером того же дня толпы горожан, гуляющих по городскому бульвару, любовались «прекрасною иллюминациею», ознаменовавшей обед, на который великий князь «удостоил пригласить» его преосвященство и всех высших военных и гражданских чинов города. О посещении Воронцовского парка, к сожалению, сведений не имеется.

В 1870 году при садовнике Михаиле Иванове началась реконструкция Воронцовской рощи. По проекту архитектора Георгия Федоровича Прокопца через нижний декоративный пруд перебрасывается изящный каменный мост, сохранившийся до наших дней.

С 1887 по 1894 год садовником Воронцовской рощи становится Константин Ильич Стасенко. Им устраивается первый цветник напротив оранжереи, открывается киоск для продажи цветов, фруктов, семян.

Нельзя не отметить здесь огромный вклад, который внесли в благоустройство города и соответственно парка первые губернаторы Ставрополья.

В статье Елены Громовой, которая много лет работала в Государственном архиве Ставропольского края, «Добрый след. Как строили и преображали Ставрополь первые губернаторы» она пишет: «В 1831 году, получив тяжелое ранение в сражении при селении Акташ-Аух, Г. Емануель сдал управление областью генерал-лейтенанту Алексею Александровичу Вельяминову из старинного дворянского рода, герою войны 1812 года, участнику Бородинского сражения. Он известен лояльным отношением к сосланным на Кавказ декабристам, которым старался создать нормальные условия пребывания. Тесно общался с ними и с приезжающими в Ставрополь офицерами, устраивая в своем доме обеды. На таких обедах бывал М.Ю. Лермонтов с дядей, начальником штаба Вельяминова – П.И. Петровым. В годы правления Вельяминова стала застраиваться часть города, известная под названием Воробьевка, самая здоровая в климатическом отношении».

Читаем далее в статье Е. Громовой: «...вновь возводимые строения стали отличаться красотой и изяществом. Так, прекрасному комплексу зданий Присутственных мест жители Ставрополя обязаны П.Х. Граббе, собравшему вместе органы власти, разбросанные ранее по всему городу. По инициативе Граббе на средства департамента Военного министерства выросло здание самого большого на Северном Кавказе военного госпиталя на 800 раненых и больных воинов и гражданских лиц (введен в строй в 1844 году). Сегодня на его месте находятся корпуса Президентского кадетского училища.

Именно Павлу Христофоровичу пришла мысль об устройстве зеленого бульвара на Большой Черкасской улице. А еще, стремясь познакомить провинциальных жителей с «удобствами европейского быта», о н устраивал в своем доме приемы с музыкой, танцами, буфетом, сам имел прекрасный экипаж для выезда. Все это являлось примером для ставропольского общества».

В другой статье Елены Громовой - «И на камнях растут деревья…» речь идет о новом этапе в развитии Воронцовского сада, который пришелся на конец ХlХ – начало ХХ века, когда городским садовником стал чех по происхождению Бернард Новак. «В 1894 году он становится садовником губернского центра, в том числе и Воронцовской рощи, которую на протяжении всей службы усовершенствовал. По сохранившимся в архиве документам можно судить о его подвижнической деятельности, отмеченной в 1909 году золотой медалью на Александровской ленте. Особенно преуспел Б. Новак в создании цветников. Его фигурные клумбы в виде ваз, фонтанов, каруселей, объемных ковров с богатой палитрой красок восхищали посетителей. Одним из первых в стране он создал цветочный календарь при входе в парк. Запомнились ставропольцам клумбы, имеющие историческое значение. Например, композиция «Варяг», связанная с героическими действиями крейсера во время русско-японской войны. Композиция была признана лучшей в России на конкурсе паркового хозяйства в 1904 году».

В книге Г. Беликова «Град Креста» мы также читаем: «…с 1909 года аллеи рощи украсили изящные чугунные электрические столбы с разноцветными плафонами, с наступлением сумерек освещали всю рощу. Здесь проходили праздничные гулянья, фейерверки, массовые игры».

Кстати, старый парк не только в былые времена служил источником вдохновения для писателей и поэтов. Он не один раз становился местом развития сюжета в книгах нашего современника - ставропольского писателя Ивана Любенко. Так, главный герой в его романе «Маскарад со смертью» Клим Ардашев «…отправился вверх по проспекту, по привычке слегка выбрасывая вперёд трость. Он решил доставить себе немного удовольствия и прогуляться через всю Воронцовскую рощу, с тем чтобы сразу выйти на Почтовую улицу, где и располагалось ведомство Расстегаева. Величавые и грациозные белые лебеди неторопливо проплывали под сводчатым каменным мостом, перекинутым через овальный пруд с хрустальной родниковой водой... Под ракушкой, на сцене, расположился духовой оркестр. Марш, полька, вальс, кадриль… Вальс, полька, кадриль и в заключение опять марш… На двух круглых тумбах пестрели афиши: «Любимец ставропольской публики – австрийский цирк господина Макса! С его неутомимыми эквилибристами, жонглёрами, дрессированными лошадьми и отчаянными гонщиками на самокатах!». Ленивое южное лето… Город отдыхает…».

После Октябрьской революции многое изменилось в привычном жизненном укладе Ставрополя. Как пишет краевед Г. Беликов: «В советское время роща, переименованная в рощу 1 Мая, затем – имени Горького, Ленинского комсомола, продолжала выполнять свою функцию. Но с годами роща теряла то, что ее некогда украшало. Сгорели сказочные терема, был разрушен театр Пахалова и музыкальные раковины. Уничтожены не менее сказочная оранжерея Новака и его неповторимые цветочные клумбы».

Еще в 1913 году на месте клумб начали разбивать английский парк. В нем были проложены аллеи, обрамленные декоративным кустарником, а все фруктовые деревья - выкорчеваны. Но разбивку территории не закончили, и парк оказался в запустении.
50 – 60-е годы XX века можно назвать пиком расцвета парка. Именно в это время он неоднократно завоевывал право именоваться «Лучший парк СССР».

В настоящее время он представляет собой памятник садово-парковой культуры и искусства. Здесь осталось примерно десять дубов, возраст которых предположительно составляет от 300 до 400, а возможно, и больше лет. Есть и три тополя-гиганта — от 120 до 140 лет. Сохранились восемь каштанов 170—190-летнего возраста.

Своё нынешнее название парк получил в 1990 году, согласно приказу тогдашнего директора Владимира Акинина. Он так и называется до сих пор - парк «Центральный». А мне думается, что было бы очень неплохо вернуть историческое название, которое он носил 70 лет в период своего высшего расцвета, а именно - «Воронцовская роща». Я, как и многие горожане и гости Ставрополя, часто хожу в парк, люблю бродить по его тенистым аллеям, особенно в летнюю жару. Здесь приятно отдыхать под сенью раскидистых дубов и каштанов. Когда проходишь по этим историческим местам, невольно погружаешься в прошлое, ощущаешь свою причастность к великим свершениям предков, которые оставили нам это великолепие.

Николай СТУПИН.

Ставрополь, благоустройство, Ценральный, Воронцовская роща, парк

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Последние новости

Все новости