В поисках жертвенного камня

Юрий Кузьминых

В поисках жертвенного камня

В 1970-х годах у юго-восточного подножия горы Верблюд при проведении земляных работ в районе хутора Порт-Артур был найден керамический оссуарий – яйцевидный сосуд охристого цвета, содержавший человеческие кости. В 1997 г. археологические изыскания Р. Р. Рудницкого выявили поселение и городище VI – нач. VIII вв. на западном склоне и западной вершине горы, а также руины недостроенной крепости в верблюдогорской седловине. В нашем распоряжении имелись также сведения о напоминающих древние жертвенники загадочных камнях-скалах в степной части двугорбого массива. Для ознакомления с артефактами мы и отправились в путешествие.

Верблюдогорка – крохотный хуторок у подножия горы. С его окраины Пятигорье видится как-то иначе, нежели все привыкли его представлять. Немногим жителям Кавказских Минеральных Вод знаком такой ракурс – полукружие магматических пирамид в авангарде с Быком, перед которым простирается внушительная безрусельная долина с изумрудными пятнами искусственных лесов, произрастающих преимущественно в западной части котловины. По левую руку высится скалистый лесостепной холм. Именно так выглядит отсюда просматриваемая часть южного склона «тупой» вершины двуглавой горы.
Подводящая к нижним пятнам леса дорога неожиданно прерывается, а единственной путеводной нитью в сторону макушки «верблюжьего горба» становится зажатая скалами и чепыжником узкая полоска камнепада. При движении по такой тропе очень трудно сказать, какое расстояние остается за спиной. Ориентиром служит только вертикаль.
Каменная река оканчивается совершенно неожиданно: впереди – достаточно крутой лугово-степной участок с далеким силуэтом огромной скалы, над которой скользят белокрылые стайки облаков.
Скала – своеобразная природная станция, великолепный панорамный пункт, с которого просматривается сектор от горы Змейки на востоке до Воровсколесских высот на западе, а в сторону хутора Верблюдогорки «падают» отполированные тысячелетиями магматические скальные пласты. Отсюда же показывается «нависающий» над пятном леса зеленый вулканический конус «острой» вершины.

В поисках жертвенного камня

Следующий участок подъема кардинально отличается от предыдущего. Верблюдогорские луга благоухают ароматами лета. Особый шарм июньскому травостою придает на глазах превращающийся из лазурного в свинцовый предгрозовой небосвод, а сам луг одаривает богатейшей цветовой палитрой. Желтую составляющую привносят в рисунок целинного ковра василек русский и метелки подмаренника, малиновые пятнышки – марьянник, буквица, гвоздика и герань, белоснежными глазами смотрят в небо кустики пиретрума. Народ зовет эти белолепестные цветы ромашками…
Над равниной на юго-западе уже полощет ливень. Ветер гонит дождь в направлении Бештау. Над Верблюдом также достаточно темно, но непогода пока обходит «двугорбого»
стороной.
Когда время приближается к 14 часам, срываются первые капли, но дождик, не успев начаться, тут же и заканчивается. Возникающие на стыке света и тени картины незабываемы. Излив первую порцию, ливень отступает, и сквозь редкие прорехи в облаках на омытую влагой землю падают робкие солнечные лучи. Они скользят по равнинам и долам, взбираются на склоны Быка и Развалки, отбеливают стены домов в Железноводске и Лермонтове. Последующие двадцать четыре часа будут неоднократно перемежаться солнцем и дождем…
Достигнув «перевала», углубляемся в лесную чащу, надеясь найти руины недостроенной крепости. Вполне вероятно, что тянущиеся по восточному склону «тупой» горы в районе перемычки каменные валы и являются остатками аланской цитадели, но вот рассмотреть среди зелени листвы средневековые стены не представляется возможным.
В пятом часу дня начинается мощный ливень. Стихия бушует около часа.
Уходящий атмосферный фронт концентрирует свою ударную мощь над пятигорскими лакколитами. Зависшие над Бештау облака полностью скрывают сам многоглавый массив, в точности повторяя контуры его Большой и Малой вершин. В эти минуты Бештау подобен седовласому Эльбрусу. Белесые клочья зависают над Спящим Львом и Быком. На помощь тучам, захватившим плацдарм у каменных громад, несколькими «эшелонами» спешат их грозные сотоварищи…
Ежесекундно меняется ситуация. Облака возникают буквально из ниоткуда, вздымаются ввысь и в никуда пропадают. Потрясающее зрелище! К половине седьмого поднимается сильнейший ветер, который прочищает горизонт. Джуца и Золотой Курган озаряются солнышком, а на юге прорисовывается Большой Кавказский хребет.
Перед закатом в секторе между двумя Джуцами появляется радуга, сияющая разноцветным сгустком не менее пяти минут. В районе Прикалаусских высот на серо-лиловом небосклоне образуется напоминающая знаменитые полотна Рериха огромная оранжево-розовая полынья. Меняя окраску и очертания, она обращается в короткую южную ночь. Расцвечиваются огнями Железноводск и Лермонтов, обозначаются Ессентуки и Суворовская. Прячется за легкой облачной вуалью луна и все так же свирепствует ветер…

На рассвете прорисовывается Эльбрус. Над Кисловодской котловиной зависает очередная радуга. Но дальнейшего развития хорошая погода не получает. С запада надвигается очередной грозовой фронт. Эльбрус прячется за серо-черной занавесью туч, в девятом часу начинается дождь. Не успевает пролиться с небес одна порция воды, как накатывает следующая…
При первых признаках просветления приступаем к сборам. При спуске на седловину замечаем ареал маков. Цветы полностью облетели, и на месте былого алого великолепия теперь красуются зеленоватые коробочки. Высота маковых стеблей вполне соизмерима с бештаугорскими – 1,2-1,3 м, а снимок верблюдогорских представителей макового семейства на фоне семейства вулканического во главе с Бештау – высший класс!..

В поисках жертвенного камня

При приближении к седловине видим, как, скользя вдоль восточного склона, поднимаются к «острой» вершине облачка. Когда уже идем в подъем, отдельные клочья сцепляются воедино и это монолитное целое проливается дождем. Под ливневыми потоками выходим в «кратер».
В знакомстве с каменными «обитателями» палеовулкана заканчивается дождь. За считанные мгновения небо становится голубым. О стихии напоминают капельки воды на зеленоватых ягодках барбариса и зарождающиеся из паров облака, выплевываемые будто бы из самого чрева Верблюд-горы и несущиеся навстречу своей гибели куда-то в сторону Порт-Артура…
Очередной ливень «накрывает» на основном спуске к хутору. Впечатлений масса, но где же жертвенный камень?
Когда вчерашняя обзорная скала остается высоко над нами, осадки прекращаются, прорывается солнце, и в голове проносится: «Сейчас мы найдем артефакт».
Интуиция не подводит. Слева от тропы лежит ориентированная по линии север-юг каменная глыба с желобообразным прогибом в своей центральной части. В верхней оконечности желоба находятся четыре вертикальные «чаши», напоминающие снизу следы когтей гигантского животного. Поверхность желоба и прилегающих к нему участков усеяна многочисленными правильной формы округлыми лунками глубиной в 10-12 см. Практически все лунки наполнены водой. Возможно, в древности они использовались для ритуальных целей. Под камнем тропа огибает искусственную
выемку.
В нескольких десятках метров ниже первого загадочного камня находится похожий на него второй. Он меньших размеров, но «чаши» на его поверхности большего диаметра и глубины.

Какие тайны скрывает от нас Верблюд-гора?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов